Левое меню

Правое меню

 Фонтана Д С - Звездный путь -. Новейший компьютер 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Козлов Игорь

Рапорт лейтенанта Климова


 

На этой странице сайта выложена бесплатная книга Рапорт лейтенанта Климова автора, которого зовут Козлов Игорь. На сайте strmas.ru вы можете или скачать бесплатно книгу Рапорт лейтенанта Климова в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB, или же читать онлайн электронную книгу Козлов Игорь - Рапорт лейтенанта Климова, причем без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Рапорт лейтенанта Климова равен 28.36 KB

Козлов Игорь - Рапорт лейтенанта Климова - скачать бесплатно электронную книгу



Козлов Игорь
Рапорт лейтенанта Климова
Игорь КОЗЛОВ
РАПОРТ ЛЕЙТЕНАНТА КЛИМОВА
Повесть
В ту ночь начальник заставы капитан Михайленко как нормальный человек спал дома... В ту ночь на заставе дежурил его молодой заместитель лейтенант Климов.
Под утро, когда снился капитану удивительный сон, неожиданно зазвонил телефон. Михайленко ошалело вскочил, схватил трубку и тихо, чтобы не разбудить жену, сказал:
- Слушаю...
- Извините, товарищ капитан, - робко начал Климов. - Тут вот какое дело... Приехал из тайги геолог. У них рабочего убили.
- Сейчас буду.
Михайленко положил трубку и на цыпочках вышел в соседнюю комнату. Здесь он надел форму, чертыхаясь, натянул не просохшие за ночь сапоги всю неделю лил прямо-таки тропический дождь.
Облачившись в плащ-накидку, Михайленко открыл входную дверь и нырнул в сплошной поток воды. "Вот и ладушки - умываться не надо..." - усмехнулся он.
Часовой, нахохлившись как воробей, стоял посреди океанской лужи. Казалось, этим он выражает свой протест природе: прятаться куда-либо не имело смысла.
Увидев командира, солдат строевым шагом направился к нему, чтобы доложить по всей форме. Брызги из-под его сапог разлетались фонтаном.
- Отставить... - поспешно махнул рукой Михайленко и понуро побрел к заставе.
В углу канцелярии, чинно положив руки на колени, в напряженной позе сидел сухощавый мужичишка. Вода медленно капала из каждой складки его одежды, так что под стулом уже образовалось маленькое озерцо. Увидев начальника заставы, он вскочил, четко, стараясь угодить военному, представился:
- Прораб Иван Кириллович Тихомиров.
Михайленко пожал ему руку, как бы между прочим спросил:
- Что у вас стряслось?
- Вот ведь беда какая... - сбивчивой скороговоркой залепетал Тихомиров. - Убили промывальщика Мохова. За что - неясно... Будь он неладен! Зачем я его только взял...
- Вы не торопитесь, Иван Кириллович... - Михайленко снял с вешалки вафельное полотенце, вытер лицо. - Расскажите все по порядку. Где труп обнаружили? Когда?
- В камеральной палатке обнаружили... ночью... - Тихомиров подался вперед, как-то неестественно вытянул ладонь, хрипло прошептал: - И ведь... самородок в кулаке зажат. Прямо жуть...
- Что такое камеральная палатка?
- Ну, навроде вашей канцелярии. Там у нас все это хранится... Карты, шлиховые пробы...
- Золото нашли?
- Похоже, на россыпь напали...
Михайленко и Климов переглянулись. Лейтенант сразу понял своего командира, тихо встал, вышел из канцелярии. Через несколько секунд все наряды, охранявшие границу, получили "вводную": в пограничной зоне убит человек; преступник может попытаться уйти за границу; усилить бдительность.
А тем временем Михайленко продолжал уточнять обстановку.
- Чем его убили?
- Сюда тюкнули... - Тихомиров показал на свой висок.
- Ваши все на месте?
- Так точно. На месте.
- В лагерь кто-нибудь приходил?
- Никак нет. Кто ж туда доберется в такую погоду.
- Значит... кто-то из своих?
Тихомиров неопределенно пожал плечами.
- Вас начальник послал?
- Да... Вадим Петрович... Езжай, говорит, доложи. Пусть на Большую землю сообщат.
Михайленко задал еще несколько вопросов, затем вызвал старшину, велел выдать Тихомирову сухое обмундирование, накормить, напоить чаем... Потом он некоторое время размышлял над картой, оценивая возможные маршруты нарушителя от лагеря геологов до границы, дал соответствующие распоряжения. И наконец, приказав связистам соединиться с управлением пограничного отряда, доложил дежурному о происшествии.
Не успел он отойти от аппарата, как отряд сам вызвал его на связь.
- Что у вас случилось, Михайленко? - Это был голос начальника штаба.
Капитан еще раз доложил о всех обстоятельствах.
- Ваши действия? - строго спросил начальник штаба.
- Охранять границу... - спокойно сказал Михайленко и после небольшой паузы добавил: - Усиленно... - Он считал, что в любом случае для пограничника это самый правильный ответ.
В телефоне слышался монотонный шелест. Начальник штаба куда-то пропал. Михайленко даже дунул в микрофон, проверяя, не оборвалась ли связь.
- Прекратите свистеть в трубку! - раздраженно крикнул начальник штаба; он еще немного помолчал и наконец сказал: - Я проконсультируюсь с товарищами из прокуратуры, потом дам указание...
Через час он снова вызвал Михайленко.
- По такой погоде следователь будет добираться к вам несколько суток... Поэтому приказываю: границу охранять усиленно; лейтенанту Климову вместе с инструктором службы собак направиться к месту происшествия, постараться уточнить все обстоятельства гибели, по возможности выявить преступника... Вопросы?
- Вопросов нет.
Дождь нежно шуршал по капюшону. Лейтенант Климов, покачиваясь в седле, боролся со сном. Впереди мутным пятном маячила спина прораба Тихомирова. Климов обернулся - сержант Исаев, положив собаку поперек лошади, старался укрыть ее полой плаща.
Климов сомкнул тяжелые веки, неторопливо размышлял о превратностях судьбы пограничника. Месяц служит он на заставе, но, честно говоря, так и не привык к калейдоскопу событий.
В первый же день граница подарила ему боевое крещение. Климов только представился капитану Михайленко, и вдруг: "Застава, в ружье!"
Дерзкий лазутчик - днем, в легком водолазном снаряжении - преодолел пограничную реку. Он тихо вышел к протоке, стал осторожно пробираться в наш тыл. Контрольно-следовую полосу нарушитель перескочил очень лихо: только один плоский отпечаток остался в центре бугристой ленты. Его-то и заметили пограничники, бывшие в наряде. Началось преследование... Климов прямо в парадной форме поехал с тревожной группой. Лазутчик, зажатый заслонами, забрался в кусты, вяло отстреливался... Михайленко ломал голову: как выкурить без потерь нарушителя из его убежища?
И тут Климов вспомнил повесть "Казаки". Еще на первом курсе училища кто-то из курсантов с удивлением открыл, что она о пограничниках: "Вся система охраны границы описана!" - радостно восклицал он. Володя тогда внимательно перечитал сочинение отставного поручика Льва Толстого. И теперь наскоро пересказал начальнику заставы, как казаки брали противника, толкая впереди себя арбу с сеном. Плащ-палатки набили землей, связали узлами, уложили в "уазик", сняли дверцы - ни дать ни взять танк получился!
И вот на полной скорости машина задом влетела в кусты. Она буквально выдавила из них лазутчика. Михайленко с нарядом наступал с фронта; Климов выскочил из "уазика", выбил пистолет из рук ошалевшего нарушителя...
Так в настоящем деле познакомился начальник заставы со своим новым заместителем. Михайленко неделю таскал его по участку, чтобы тот знал каждый бугорок, каждую ложбиночку, "как дорогу к крылечку любимой". Потом солдат, который нес службу на наблюдательной вышке, доложил, что границу перелетел воздушный шар и упал где-то в сопках. Михайленко выделил Климову опытный наряд и послал на поиски. Несколько дней утюжили они лес и наконец обнаружили этот проклятый шар: он повис на кедраче, к нему был прикреплен какой-то контейнер. Находку передали в отряд... Потом внезапно пошли нескончаемые дожди. Сухие низины превратились в озера, овраги - в бурные реки. Пришлось эвакуировать склады, восстанавливать линии связи. Дозоры готовились на службу, как водолазы перед погружением. Основная нагрузка ложилась на них - потоки воды практически смыли контрольно-следовую полосу... В общем, забот хватало, и вот теперь геологи эти...
К лагерю геологов добрались только к обеду. Лошади выехали на плоскую поляну, лежащую уступом на склоне сопки. Здесь стояли две палатки: одна побольше - над ней торчала жестяная труба, сделанная из консервных банок; вторая поменьше - видимо, это и была здешняя "канцелярия".
Тихомиров сполз со своей кобылки, громко высморкался, вопрошающе глянул на Климова:
- Так что... товарищ лейтенант... куда пойдем?
- А где люди?
- Работают... Там, у реки... - Тихомиров махнул рукой в сторону, откуда доносился гул воды. И тут же раздался глухой взрыв. Прораб усмехнулся: - Во, Вадим Петрович шурфы рвет.
- И дождь не помеха?
- Что поделаешь?.. Сезон-то один - надо приноравливаться. - Тихомиров немного помолчал, потом сказал: - Может, зайдем погреемся? Мы тут печурку сложили. Или... труп пойдете смотреть?
Климов сглотнул слюну, торопливо ответил:
- Погреемся...
Пошли к большой палатке. Прораб отдернул полог, жестом предложил войти.
Палатка была сделана добротно: каркас сколочен из тонких жердей, на него натянута белая "наволочка", потом байковый "утеплитель", потом уже сам "брезентовый дом". Вдоль одной стены тянулись нары, в центре стояли самодельный стол, чурбаны-стулья; в углу сверкало гранитом некое сооружение - что-то вроде камина; пол устлан свежей хвоей.
- Хорошо устроились, - похвалил Климов.
- Стараемся... - Тихомиров начал хлопотать по хозяйству. - Вадим Петрович до аккуратности очень строг. Свинства не любит.
Прораб подбросил в печурку сухие поленья - их заготовили впрок, чиркнул спичкой. Весело затрещал огонь, осветив полумрак палатки. Тихомиров сунул свои лапы прямо в языки пламени.
- О-о-о... - радостно прорычал он. - Сейчас ушицу подогреем, вкусную... Вчера... сам приготовил...
Сержант Исаев и его пес Джек расположились у входа.
- Товарищ лейтенант, - обратился сержант, - мне собаку покормить надо.
- Действуйте.
Исаев тоже подошел к печке, достал из вещмешка продукты, металлическую миску, стал стряпать немудреную собачью еду. Джек, повизгивая, нетерпеливо смотрел на хозяина.
Климов еще раз окинул взглядом палатку - простая рабочая обстановка. Неужели здесь зрела трагедия? И на этих нарах бок о бок спали враги, затаенно лелеяли в душе ненависть... А пришло время - выплеснули ее наружу, и один убил другого. Убил, как дикарь, древним способом - ударил в висок, и все...
За что они поцапались, что не поделили? Кусок металла - золото... Зачем оно им? Куда они его денут?.. Ох, люди, люди, как же вы дошли до такого?..
...Тихомиров звякнул ложками, достал из фанерного ящика сухари.
- Ваши придут обедать? - задумчиво спросил Климов.
- Нет... - Прораб начал разливать уху. - Они с собой берут, чтобы время на переходы не терять.
- Ну и ну... - удивился лейтенант. - Эксплуатирует вас начальство. Не ропщете?
- Мы же в разведке, - усмехнулся Тихомиров. - У нас тут строгие законы: приказ командира - закон для подчиненных.
- Как фамилия вашего начальника?
- Шаронов... Вадим Петрович Шаронов... Угощайтесь...
"С чего же начать?" - разомлев от еды, неторопливо размышлял Климов.
- Иван Кириллович, вас всего пять человек?
- Так точно... - Тихомиров тыльной стороной ладони провел по влажным губам. - Было пять...
- Назовите их.
- Значит... Я, стало быть, - прораб... Вадим Петрович... Шурфовщик Петя Никишин; промывальщики Вася Тужиков и этот... Мохов. Вот и все...
- У Мохова враги были?
Тихомиров покачал головой, тихо ответил:
- Кто ж его знает?.. Работа у нас тяжелая... народ мы нервный... - И снова повторил: - Кто ж его знает?
- Убитый в руке самородок держал... Так?
- Так, - подтвердил Тихомиров.
- Значит, что?.. Он его похитить хотел?
- Не знаю, товарищ лейтенант... Мохов этот "золоточек" сам нашел... Вадим Петрович радовался самородку, как ребенок: понял, на жилу идем... А Мохов... он из старателей. Может, он пожалел, что не утаил "золоточек" кто ж его теперь узнает? А душа-то болит... День болит, два болит - своими руками такой "золоточек" выложил. На третий день пошел в камеральную палатку, взломал сундучок и ку-ку...
- Просто в сундуке хранился?
- А куда же его положить? Сейфа в тайге нет!
- Охранял кто-нибудь палатку?
- Так в ней Вадим Петрович спит.
- А где же он в ту ночь был?
Тихомиров недоуменно пожал плечами.
Вся сонливость мгновенно слетела с Климова. "Вот как поворачивается!" - возбужденно подумал он. Лейтенант хотел тут же начать осмотр камеральной палатки, но еще какой-то неясный вопрос смутно копошился в нем. Наконец он уловил, что его волнует, строго спросил:
- Как старатель Мохов попал в вашу партию?
- Тут такое дело... - кисло прищурился Тихомиров. - Группа наша трудно формировалась... Руководство управления не одобряло и всячески того... Ну, вы сами понимаете. Промывальщиков не хватает, а Мохов сам пришел... Узнал, что мы в этот район идем, и пришел... Сказал, что мальчонкой с дедом здесь старательствовал, тянет его сюда... Я и взял...
- А почему руководство было против?
- Это я не знаю... Это вы у Вадима Петровича спросите... - засуетился Тихомиров.
В камеральной палатке тоже было строго, опрятно: стол, топчан, сундучок... На топчане лежал труп крупного мужчины: руки сложены на груди, ноги ровно вытянуты, глаза закрыты... Климов первый раз видел убитого человека. Он с некоторым трепетом готовился к этой "встрече", но с удивлением обнаружил, что никакой дрожи в его душе нет.
Лейтенант всмотрелся в лицо убитого. На вид ему было лет пятьдесят; широкие скулы, маленькая курчавая бородка, подернутая легкой сединой, высокий лоб, на левом виске - лиловое пятно.
- Кто обнаружил? - хрипло спросил Климов.
- Вадим Петрович... Меня позвал, мы вдвоем сюда положили, а вообще-то он вот здесь лежал... - Тихомиров подошел к сундучку, показал широким жестом.
Климов обернулся - сержанта рядом не было, крикнул:
- Исаев, где ты?
- Здесь я, товарищ лейтенант, - донеслось снаружи. - Джек волнуется, я его увел.
- Ладно...
Вышли из палатки. Климов глянул на сержанта.
- Что-то ты загрустил, Исаев?
- Нет, товарищ лейтенант... Все в порядке.
- Молодец!.. - Климов уже пообвыкся и начал действовать.
- Товарищ Тихомиров, укажите основные маршруты вашего передвижения... Исаев, улавливайте!
- По этой тропинке ходим на делянку, - четко доложил прораб. - По этой, извиняюсь, в тайгу... по нужде... Все.
- Вот так, Исаев, вам задача: проверить следовую обстановку в районе лагеря. Вопросы?
- Вопросов нет.
- Действуйте... А мы с вами, товарищ прораб, пройдем, стало быть, на делянку.
Тихомиров впервые за сегодняшний день улыбнулся.
Дождь несколько поутих. Хрустальные капли висели на хвое, словно неведомые сказочные ягоды. Лес вздыхал, шевелился, жил...
Климов зорко глядел по сторонам, впитывал в себя дикую красоту. Когда его направили на участок, где на десятки километров вокруг не было никакого жилья, он вначале загрустил: как-то воспримет все это "боевая подруга"?
Жена Климова оканчивала пединститут. Они поженились, когда Володя учился на третьем курсе. А сам лейтенант удивительно быстро полюбил здешний край: вот за эту первозданность, суровость.
Преодолев невысокую каменистую гряду, Тихомиров и Климов вышли в долину реки. Справа и слева она была зажата мохнатыми сопками. Обычно зеленые, во время дождей они обросли ковром голубики и приобрели жутковатый ультрамариновый цвет.
Вся долина была покрыта свежими воронками шурфов. И на всем этом огромном полигоне жалкими козявками копошились три человека: один, согнувшись, стоял на берегу реки; второй долбил лунку, чтобы заложить очередной заряд; третий таскал к реке грунт.
Тихомиров зорким взглядом окинул долину, обращаясь к лейтенанту, удовлетворенно сказал:
- Все на месте... К кому пойдем?
- К начальнику.
Прораб понимающе кивнул, заковылял вдоль берега.
Вадим Петрович Шаронов в резиновых сапогах стоял в воде, нежно, как люльку младенца, качал лоток, выбрасывая пустую породу. Наконец он довел пробу до кондиции и дрожащими от возбуждения пальцами достал из кармана непромокаемой куртки большую лупу. Он с надеждой глянул в нее, как в волшебное зеркало, и тут же среди желтых пылинок кварца сверкнули золотые чешуйки. "Вот так-то..." - ехидно сказал Шаронов и кому-то невидимому погрозил кулаком.
- Вадим Петрович... - услышал он за спиной.
Шаронов оглянулся: на берегу стоял прораб Тихомиров и рядом с ним румяный коренастый пограничник; накинутый плащ скрывал его погоны.
"Кто это? Офицер или солдат?" - тревожно подумал Шаронов.
- Вот... товарищ лейтенант... с заставы.
- Сейчас...
Шаронов вышел на берег, осторожно собрал пробу в полотняный мешочек, завязал его. Затем вытер тряпкой воспаленные, красные кисти, протянул офицеру руку, представился:
- Шаронов, начальник поисковой партии.
- Лейтенант Климов. Прибыл по сигналу... Следователь будет через несколько дней.
Вадим Петрович пристально глянул на пограничника, кадык его нервно дернулся.
- Замени меня, - приказал Шаронов прорабу и кивнул на лоток; затем предложил лейтенанту: - Отойдем в сторонку, потолкуем...
Пошли к небольшому переносному навесу, сели на пустые ящики.
- Курите?.. - с надеждой спросил Шаронов.
- Нет.
- Жалко... А то мои промокли... - Вадим Петрович приподнялся, посмотрел, как Тихомиров начал промывать очередную пробу, снова недоверчиво зыркнул на лейтенанта: - С какой миссией прибыли?
- Выяснить обстоятельства преступления... - Климов кашлянул и для солидности добавил: - В целях охраны границы...
- Вот как? - Шаронов удивленно вскинул брови. - А я думал, сейчас заломите нам руки и поведете под конвоем.
- Такого указания не было.
- И на том спасибо... - Вадим Петрович облегченно вздохнул. - Ну что ж... выясняйте...
- Скажите, вы... кого-нибудь из своих подозреваете?
- Любой мог угробить! - спокойно заявил Шаронов. - Дрянь народ...
- Не понял.
- Тужиков - бывший уголовник. Ему это дело оформить - пара пустяков... А Петя Никишин - ординарец начальника нашего управления товарища Власенко. Он ко мне специально приставлен, так сказать, для досмотра... Из стратегических соображений тоже мог...
- Как это?
- Пояснить? - Губы Шаронова вытянулись в узкую нитку, подбородок обострился. - Вы знаете, что такое для геолога найти золото?..
Золото требует интуиции, удачи... Я несколько лет доказывал, что здесь оно есть... В управлении надо мной смеялись, товарищ Власенко лично говорил: заболел "золотой лихорадкой". С большим трудом я пробил эту разведку... И что же?.. - Вадим Петрович распахнул куртку, достал из-под нее планшет с картой. - Вот, смотрите... Это линии шлиховых проб, распределения золотых "знаков"... Контуры россыпи почти определены... Но мало того, как раз в ту роковую ночь я понял: здесь не просто россыпь... Здесь золотоносный узел! Там... - Он указал рукой на холмы, откуда текла река. - А это уже открытие мирового значения... И Петя Никишин все рас-пре-крас-но понимает... Он быстро смекнул, что будет с его шефом, когда в министерстве всплывут стенограммы наших заседаний, на которых я бился лбом, отстаивая свою идею... Но сейчас мы имеем один явный результат - труп промывальщика Мохова... Пролитая кровь проявит свою магическую силу... Считайте, эта карта залита ею... Хотите, я вам расскажу, что будет в ближайшие дни?.. Нашу разведку ликвидируют, меня на несколько лет отстранят от поисковых работ. А на следующий год сюда нагрянет товарищ Власенко! И блестяще подтвердит свои "гениальные догадки"!.. Так-то!..
Климов с изумлением выслушал этот монолог. Он недоверчиво всматривался в лицо Шаронова, не понимая, разыгрывает тот его или говорит серьезно? Вадим Петрович смотрел на него как сфинкс.
- Думаете, Никишин мог из-за этого пойти на преступление? - тихо спросил Климов. - Что-то не верится...
- Вы военный, значит - карьерист... Должны понимать!
Климов обиделся:
- Почему вы решили, что офицер обязательно карьерист?
- А что еще могло привести вас в армию? По виду вы парень городской, культурный... Или у вас папа маршал?
- Нет. Мой отец - врач... А службу свою я люблю. Такое явление вам известно?
Шаронов криво усмехнулся.
- За что, если не секрет? Что она вам дает?
- А за что любили свою работу Ушинский, Макаренко, Сухомлинский?.. Любой офицер, кроме всего прочего, - педагог... Или организатор воспитательного процесса... Каждый год ко мне приходят молодые ребята из деревень, из аулов, из поселков... А через два года я верну Родине настоящих мужчин - разве это не святое дело?
Шаронов облизал обветренные губы, прищурился, спросил:
- Вы сколько служите на заставе?
- Месяц.
Геолог рассмеялся, потом спросил:
- Как ваше имя, отчество?
- Владимир Николаевич.
- Давайте, Владимир Николаевич, заниматься своим делом. Я вам еще нужен?
- Нужны, - властно произнес лейтенант. - Расскажите, при каких обстоятельствах вы обнаружили тело Мохова?
- Я вам уже говорил: этой ночью у меня мелькнула догадка о золотоносном узле. Своего рода озарение... Понимаете?.. Характерные геологические особенности района, карта шлиховых проб - все это жило во мне, терзало, мучило... И вдруг я понял почему!.. Я был очень возбужден... Хотелось как-то успокоиться, проверить свои доводы... Надел куртку, вышел, долго ходил вдоль берега. Вернулся - в палатке лежит человек. Он был еще теплый... Я посмотрел на часы - без десяти минут два... Что еще? Замочек на сундуке был сорван. В руке Мохов держал самородок... Ну, это вы, наверно, знаете? Вот, пожалуй, и все...
- Когда выходили, ничего подозрительного не заметили?
- Нет. Все спали, день был тяжелый... Я сам падал от усталости.
- Потом вы пошли в большую палатку, подняли Тихомирова?..
- Да.
- Все были на месте?
- Я уже говорил: дрыхнули без задних ног...
- Как отнеслись люди к такому необычному происшествию?
- Спокойно. Народ суровый, без эмоций.
- Вы обращали внимание, у Мохова с кем-нибудь были сложные отношения?
- Повторяю, народ своеобразный... Джека Лондона читали?
Климов утвердительно кивнул.
- Вот... Значит, представление имеете... Любой из них мог его угробить. Даже Тихомиров... Он мужик себе на уме...
Спотыкаясь о крупную гальку, Климов брел по долине к тому месту, где кончалась линия воронок. Там здоровенный детина долбил ломом землю.
Лейтенант был недоволен предыдущим разговором. Во-первых, сам Шаронов ему не понравился - злой какой-то, дерганый. Но не это главное... Климову показалось, что Вадим Петрович не до конца был искренним, что-то не рассказал - утаил...
Между тем детина вставил в лунку красный патрон, вкрутил взрыватель; выполняя правила техники безопасности, огляделся по сторонам и увидел Климова. Он смахнул пот со лба, стал терпеливо ждать, когда тот подойдет.
- Здравствуйте... Я лейтенант Климов.
- Здравия желаю, товарищ лейтенант! - сверкнув крупными зубами, ответил богатырь. - Моя фамилия Никишин... Петя... Руку протягивать не буду: зело грязная... - Никишин снова улыбнулся и добродушно сказал: Вас, товарищ лейтенант, еще там... на заставе, приметил. Я ведь тоже в пограничниках служил, в Среднеазиатском округе. Так что закален жгучими песками.
- Вот это замечательно, Петя, что вы бывший пограничник! - искренне обрадовался Климов. - Это подарок судьбы! Давайте мы с вами, как воины границы, обсудим оперативную обстановку?
- Давайте... - покладисто согласился Никитин. - Только сначала я "ахну" этот шурф, потом у меня по плану перекур. Тогда, стало быть, и поговорим. Ладно?
- Ладно... - Климов тоже улыбнулся и про себя подумал: "Все-таки Шаронов молодец! Личный состав свято блюдет дисциплину".
Никишин завел лейтенанта за большой валун, крутнул ручку машинки. Хлопнул взрыв, брызнули по сторонам комья грунта, запахло кислой гарью.
- Ну, вот и все, - трагическим тоном сказал Никитин. - Слушаю вас, товарищ лейтенант, очень внимательно.
- Как вы думаете, Петя, кто убил Мохова? - Климов старался уловить, какие чувства пробудит в собеседнике этот вопрос.
Никишин сунул руку под капюшон, почесал затылок. Шерстяная шапочка сдвинулась, из-под нее выползла потная прядь морковно-рыжих волос.
- Черт его знает, товарищ лейтенант! Ума не приложу! Может, кто со стороны? Хотя кто же? Разве медведь... - Петя достал из кармана кубик сахара, предложил: - Хотите?.. - Климов отказался; Никишин бросил сахар в рот, заложил за щеку, посасывая, сказал: - Мохов этот... скрытный мужик был, жадный. Я его не любил!
- С кем он дружил?
- Да ни с кем... Все больше молчком. Правда, иногда с Вадимом Петровичем шушукался.
- О чем?
- Не знаю.
Климов помолчал, обдумывая очередной вопрос, потом спросил:
- А Вадим Петрович... Он как... ничего парень?
Никишин лукаво ухмыльнулся:
- Начальство неудобно обсуждать.
Лейтенант смутился, попытался оправдаться:
- Вы меня не так поняли... Я уже говорил с Шароновым, он рассказал, что у него непростые отношения с Власенко - начальником управления.
- "Непростые" - не то слово, товарищ лейтенант. Власенко по-своему любит Шаронова. Вадим Петрович - его ученик, самый толковый... Только ведь он какой, Вадим Петрович? Самолюб - одного себя понимает... Власенко, пока начальником стал, и комариков своей кровушкой покормил, и болота помесил. За ним - медь, цинк, уголек в Якутии... А Шаронов сразу на золото нацелился.
- Так ведь нашел?
- Нашел... - уныло подтвердил Никишин.
- А Власенко не верил в успех?
- Честно говоря, сомневался.
- И что?
- В каком смысле?
- Что теперь будет?
- Золото будем добывать, товарищ лейтенант! - весело гаркнул Петя, вскочил, широко развел руки, словно собирался пуститься в пляс. - Поставим тут др-р-раги - и пойдет р-работа!
- А с Власенко что будет?
Никишин недоуменно глянул на Климова.
- Власенко? Орден, наверно, получит. Его же управление отличилось... - Петя хихикнул и добавил: - И мне, может, медаль дадут.
- Так он же не верил?
- Мало ли что не верил. Это ж, товарищ лейтенант, наука, а не религия... Да, сомневался! Но все-таки ума хватило разведку послать... И на том, как говорится, спасибо! Другой бы вообще рогом уперся... Бывает такое?
- Бывает... - усмехнулся Климов.
- Во... - Никишнн задумчиво глянул вдаль и нежно произнес: - Вася Тужиков топает... Вы с ним говорили?
- Нет.
- Значит, сейчас вас представлю. По всем правилам старательского этикета.
К воронке, волоча за собой брезентовое ведро, действительно подошел невысокий крепыш. Он покрутил головой, недовольно крикнул:
- Петя, ты где?
- Ку-ку... - игриво отозвался Никишин.
- Хватит дурака валять! Глаз выбью! - ласково предупредил Тужиков.
- О! - Никишин весело подмигнул Климову. - Видали? Серьезный парень. - И снова проворковал: - Ку-ку, Васюта...
Тужиков наконец уловил направление звука. Громыхая сапогами, ринулся к валуну, за которым укрывались Никишин и Климов.
- Я тебе... - начал было Тужиков, выходя из-за камня, и вдруг осекся - увидел Климова.
- Ну-ну... Продолжай! - балагурил Никишин. - Вот, Васюта, товарищ лейтенант прибыли. Брать тебя будут!
- Хватит болтать! - огрызнулся Тужиков. - Здравствуйте, товарищ Климов. Я про вас знаю - прораб рассказал... Иди, Петя, лунку долби, мне с начальником потолковать надо.
Никишин сделал квадратные глаза, играя в обиду, оттопырил нижнюю губу, сказал;
- Вот такой человек Васюта! Строг, но справедлив.
Он нарочито тяжело вздохнул и направился к своему рабочему месту, и вскоре по окрестности снова разнеслось его зычное кряканье.
Тужиков кинул на Климова пристальный, оценивающий взгляд, резко бросил вопрос:
- Думаете, я Мохова пришил?
Лейтенант оторопел, поежился, ответил:
- Нет. У меня нет никаких данных, чтобы так думать.
- Разве Шаронов не подарил вам версию?
- Он сообщил, что вы бывший заключенный, но из этого еще ничего не следует.
- Все-таки сообщил... - сквозь зубы прошептал Тужиков. - Вот слушайте, товарищ лейтенант, гадом буду - Шаронов его и уложил! Я давно усек - между ними какие-то делишки. Он ему и поблажки делал, и даже побаивался маленько... Почему - не знаю! Но уж это точно. Теперь слушайте: самородок этот для Шаронова дороже всего. Он один показывал, что дело серьезное. Пропади "золоточек" - чем докладывать? Песочком? В наших краях такие "знаки" на любом огороде намыть можно. Шаронов вернулся в палатку, а Мохов - с "золоточком". Поцапались они - точно! Шаронов в драке и тюкнул его!.. - Криво усмехнулся. - Может, этим "золоточком" и тюкнул! - Тужиков пригнулся, зашипел: - И еще утром... я его засек: он у Мохова в мешке рылся, бумажку какую-то нашел, забрал... Точно говорю - он, змей, убил! А на меня валит...
Каждый пограничник знает: проверять после дождя следовую обстановку одно удовольствие. Влажная земля ярко держит отпечаток, а мокрая трава это своего рода копирка, опытный следопыт все на ней прочтет.
Сержант Исаев склонился над четким следом. "Здесь ты, голубчик, и прошел... - ласково думал он. - Вот пятка, вот ступня..."
Резкий запах тревожил Джека, но вышколенный пес терпеливо сидел рядом, ждал команду. Исаев глянул на него, усмехнувшись, сказал:
- Что, брат, хочется побаловать? А нельзя - служба...
Исаев уважал своего четвероногого друга и вообще всех пограничных собак. Судьба их удивительна и мало кому известна. По многу лет служат они на одной и той же заставе. Каждые два года приходит новый инструктор: один веселый, другой нервный, третий бывает и злой, а пограничной собаке приходится к каждому приноравливаться, с каждым нести свою нелегкую службу. А как трудно проходит иной раз расставание!.. Исаев помнит, как прощался с Джеком его предшественник - у обоих на глазах блестели слезы... Потом Джек долго грустил, плохо ел... Но делать нечего - нужно жить, нужно выполнять свой долг.
Умный пес Джек - что и говорить! Многому научил он Исаева, стал ему настоящим другом... На заставе пес - старожил. Сержант изучал его личное дело - девять задержаний на счету Джека. И стреляли в него, и травили, и ножом пыряли... Через все прошел Джек, все преодолел и, наверно, без границы не представляет свою жизнь. Исаев много раз наблюдал, как готовится пес-ветеран к службе: без часов точно чувствует он время выхода в дозор - весь как-то подтягивается, возбуждает себя, даже шерсть, кое-где уже седая, дыбом встает... А когда наряд в машине едет, Джек все норовит в окно морду высунуть, чтобы контрольно-следовую полосу видно было... "Проверяет! - смеются молодые солдаты. - Ну Джек! Ну службист! Что твой старшина!.."
Хрустнула ветка - сержант резко обернулся: за толстым стволом кедра стоял человек.
- Кто прячется? Выходи! - строго приказал он.
Из-за дерева появилась рука с зеленой фуражкой, раздался знакомый голос: "Свои, Исаев, свои..." И наконец вышел лейтенант Климов.
- Молодец, сержант, - улыбаясь, похвалил он. - Чуткость для пограничника - большое дело.
- Как же вы меня нашли, товарищ лейтенант? - удивился Исаев.
- По следам... - усмехнулся Климов. - Все по тем же следам.
- Близко вы подошли... - до конца осознав ситуацию, сказал сержант и, с укоризной глянув на Джека, добавил: - Что ж ты, брат? Прозевал?
Пес понуро опустил свою крупную породистую голову, как будто хотел сказать: "Вот, дескать, ни за что досталось..." (Он давно заметил лейтенанта, но тот дал ему знак - не суетись! А Джек начальство уважал.)
Лейтенант рассмеялся, потрепал собаку по холке, честно признался:
- Нет, он не виноват! У нас с ним уговор был... - И, быстро сменив тон, спросил: - Ну как дела? Докладывайте!
- Никаких признаков появления в районе лагеря чужого человека не обнаружено. Я уже вторым кругом иду... Вот медведь какой-то шатается... Сержант указал на отпечаток. - Я его след несколько раз встречал.
- Один и тот же?
- Так точно.
- Почему так думаете?
- Видите, у него на левой передней лапе крайний коготок обломлен... Особая примета.
Лейтенант внимательно осмотрел отпечаток, одобрительно кивнул, задумался о чем-то, потом сказал:
- Хорошо. Давайте связь с заставой.
Сержант достал из подсумка скрученную в моток гибкую антенну, подкрутил винт - антенна превратилась в упругий, извивающийся прут; вставил ее в рацию.
- "Заря". Я - "Сокол"... "Заря". Я - "Сокол". Прием...
Щелкнул тумблер. В наушнике несколько мгновений слышались шорохи, а затем раздался радостный голос дежурного связиста:
- "Сокол". Я - "Заря". Слышу вас хорошо. Что имеете для меня? Прием!
Сержант протянул Климову микрофон. Лейтенант вызвал на связь начальника заставы.
- Климов, почему так долго молчали? Докладывайте, - взволнованно и даже с некоторым раздражением сказал Михайленко.
- Товарищ капитан, выяснил обстановку. Дело темное...
- Что значит "темное"? Ушел кто-то?
- Нет. Все на месте. Спокойно работают. Никакой паники.
- Так в чем же сложность?
- Непонятно, кто его убил. Чужих следов нет. Исаев два раза проверял.
- Прокуратура поручила нам провести первичное дознание. Расспросите каждого. Проанализируйте факты. Есть у вас подозрения, версии?
Климов замялся: ну что ответить? Неожиданно всплыла в памяти едкая фраза Шаронова: "Заломите руки и поведете под конвоем..."
- Нет, товарищ капитан... Никаких идей. Может, их на заставу доставить? Пусть под присмотром будут.
- Если у вас нет явных улик, мы не имеем права никого задерживать... - Начальник заставы замолчал. Видимо, теперь он размышлял над обстановкой, потом сказал: - Значит, так: оставайтесь пока в лагере. Обеспечьте неприкосновенность места происшествия. Метеослужба обнадеживает - может, завтра прилетит из отряда вертолет с оперативной группой... И вникайте, лейтенант, вникайте в ситуацию. Ведь кто-то из них - преступник. Не сам же себя этот Мохов в висок ударил?..
Странно устроен человек... Вот, казалось, четко представлял Климов всю картину: знал, что едет не к теще на блины, а сказал начальник заставы эти слова - "ведь кто-то из них - преступник", - и проснулась в душе тоска... Может, в глубине сознания жила надежда, что будут "чужие следы", что какой-то пришелец совершил это ужасное деяние... И тогда начнется привычное для пограничника дело - преследование нарушителя, пусть преступившего границу закона, но все-таки нарушителя, и будет ясно, где он, куда ушел. А теперь что? Четыре человека - все такие разные и вместе с тем обычные, наши люди. И кто-то из них - убийца, кого-то нужно подозревать...
Не было у Климова опыта общения такого рода, не было, и, честно говоря, не хотел он его приобретать.
Как же теперь с ними разговаривать? О чем?..
Все эти мысли переполняли Климова, когда они вместе с Исаевым возвращались к палаткам. Сержант тоже был задумчив, наверно, и его одолевали смутные чувства. Один Джек топал весело, легко - он честно выполнил свою работу.
"Кто же из них? - задал себе вопрос лейтенант. - Шаронов - злой, нервный... У них с Моховым были какие-то неслужебные контакты... Но зачем Шаронову эта смерть? Он сам говорит: успех стоит на грани провала - это для него самое главное... Нет, что-то здесь не так, все сложнее... Никишин тоже странный парень... Труп лежит, товарища твоего убили, а ты веселый, балагуришь, шутишь... Ну не любил ты его... Но все-таки это же человек, рядом преступник ходит - должно же это повлиять... Вася Тужиков боится, что его заподозрят. Если ты не виновен - чего волноваться? Правда, он бывший заключенный, у них своя психология... Интересно, за что он был осужден?.. Тихомиров недоволен, что влип в это дело: "Зачем я его только взял?.. Будь он неладен..." Значит, моя хата с краю... Известная позиция. Э-хе-хе..."
- Товарищ лейтенант... - прервал его размышления Исаев. - Разрешите обратиться.
Климов молча кивнул.
Сержант шевелил губами, мучительно подыскивая слова, наконец неуверенно спросил:
- Что же теперь получается?.. Кто-то из геологов... этого человека убил?
Лейтенант глянул на Исаева и словно споткнулся о его взгляд: голубые глаза парнишки смотрели изумленно, чуть наивно и в то же время напряженно, строго.
"Эх, дорогой ты мой, если бы я знал точный ответ..." - грустно подумал Климов.
- Пока нет никаких доказательств, чтобы делать такой вывод, спокойно ответил он. - Но мы с тобой пограничники, должны быть бдительными и готовыми ко всему. Согласен?
- Так точно.
Неожиданно Джек остановился, грозно зарычал. Из чащи величаво вышел огромный бурый медведь. Длинная мокрая шерсть лохматой бахромой висела на его лапах.
Исаев торопливо сбросил с плеча автомат, лязгнул затвором.
Климов успел перехватить его руку.
Медведь наклонил большую лобастую голову, маленькими красными глазками сурово посмотрел на людей. Он мотнул туловищем из стороны в сторону и не спеша, с достоинством пошел своей дорогой. Только один раз оглянулся и недовольно, хрипло проворчал...
Придя в лагерь, Климов принял окончательное решение: они с Исаевым будут по очереди охранять камеральную палатку - обеспечивать неприкосновенность места преступления. По крайней мере, это поручение они смогут выполнить и тем самым оправдать свое присутствие здесь.
Лейтенант отправил Исаева спать, а сам стал медленно расхаживать по поляне. Сгущались сумерки. Рваные, корявые тучи низко ползли над землей, но дождь почти прекратился. Климов с волнением ждал возвращения геологов. "Почему они не идут? - тревожно думал он. - Темно уже... Может, случилось что-нибудь?"
Климов прислушался: нет - ни криков, ни взрывов; только шумит тайга угрюмым протяжным гулом и горько всхлипывает река на перекатах.
"Наверно, зря я их оставил, - подумал лейтенант. - Нужно было там оставаться, присматривать..." Но тут же он вспомнил багровые, простуженные руки Шаронова, капли пота на лбу Пети Никитина, сгорбленную фигуру Тужикова, вечно хлюпающий нос прораба... Нет, не смог бы он быть, стоять и наблюдать за ними. Люди работают честно, трудно, а он что бы среди них делал? Стыдно дурака валять... И почему он должен кого-то из них подозревать, по какому праву? И может ли преступник вот так спокойно работать?.. Преступнику бежать надо, скрываться...
Лейтенанту почему-то стало обидно, что не видел и даже не знает Шаронов, как они брали в кустах того нарушителя. Ему захотелось, чтобы Вадим Петрович разглядел в нем профессионала, мастера своего дела - тоже сложного, непростого, требующего вдохновения, порыва...
"Ишь ты, "озарение" к нему пришло, - завистливо думал Климов, вспоминая рассказ Шаронова. - А ты смекнул бы, как того гада из чащи выкурить? Дай тебе волю - сунул бы ребятишек под пули... Для тебя ведь народ - дрянь. Главное - доложить о победе..."
И, поймав себя на дурной мысли, лейтенант до конца осознал, что все-таки уважает Шаронова - сильный он мужик, волевой.
Послышался приглушенный говор, из мрака выплыл одинокий огонек папиросы. "Идут!" - обрадовался Климов. Он включил фонарик. Впереди с непокрытой головой шествовал Шаронов, за ним вразнобой топали его "богатыри"; Петя Никишин, как всегда, хохмил - задирал Тужикова.
В нескольких шагах от лейтенанта вся компания остановилась. Вадим Петрович смачно выплюнул окурок, засунув руки в карманы, задиристо спросил:
- Ну что?.. Какие новости?
- Завтра, наверно, прилетит вертолет, - ответил Климов. - Нам поручено охранять место происшествия. Поэтому входить в камеральную палатку запрещаю.
- Позвольте, у меня там личные вещи, - возмутился Вадим Петрович, но не очень яростно. (Климов понял, что у него отличное настроение - видимо, день принес новые результаты.)
- Одну ночь обойдетесь как-нибудь.
- Вот... чисто армейская логика! - иронично хмыкнул Шаронов. - Между прочим, до вашего прихода я в этой палатке делал все, что мне угодно... И, если бы хотел, мог уничтожить любые следы.
И тут лейтенант не выдержал:
- Вы, между прочим, до моего прихода были под строгим наблюдением, от которого, опять-таки между прочим, не ушел тот факт, что вы рылись в мешке Мохова и забрали оттуда какой-то документ.
В воздухе повисла напряженная пауза.
- Та-а-ак... - на выдохе, тяжко вымолвил Шаронов. Затем бросил выразительный взгляд на своих подопечных (Тихомиров даже поежился), каким-то чужим, хриплым голосом сказал: - Идите, братцы, ужин готовьте... - И добавил для Климова: - Потом поговорим, Владимир Николаевич, за столом...
Шаронов неожиданно увидел себя как бы со стороны, глазами этого румяного лейтенанта. Увидел и содрогнулся...
Вадим Петрович попросил у Тихомирова полотенце, мыло; пошел к ручью. Он долго тер руки, пытаясь смыть въевшуюся под кожу грязь, - ничего не получалось. "Запустил, забылся... - мрачно думал Шаронов. - Теперь всю жизнь буду с такими лапами ходить..."
Он вернулся в палатку. На столе уже дымился ужин. В углу на нарах спокойно посапывал сержант. Его не тревожили ни тусклый свет керосиновой ламвы, ни говор людей, ни шум, который сопровождал каждое их действие.
- Позвать лейтенанта? - неуверенно спросил прораб.
Шаронов кивнул.
Климов вошел, снял фуражку.
- Садитесь, Владимир Николаевич, - сказал Шаронов.
Захрустели луком, взяли ложки, стали дружно уплетать все ту же традиционную уху. Утолив первый голод, Шаронов облизнул губы и начал свой рассказ:
- Так вот, значит, товарищ лейтенант, и вы, други верные... Поведаю вам историю о моем знакомстве с покойным Моховым... Делаю это осмысленно. Потому как, по всему видать, прибудет завтра следователь. Начнутся другие разговоры - серьезные. И, чтоб каждый из вас не нес ему свою ахинею, говорю все как есть. И попрошу... - Вадим Петрович строго постучал ладонью по столу. - попрошу после этого изобретение легенд и мифов прекратить...
- Давай, Вадим Петрович, открывайся, - хихикнул Никишин. Чистосердечное признание зачтется.
Шаронов зло глянул на него, но сдержался.
Тихомиров подобострастно вытянулся, как гончая. Тужиков зло косился из-под редкой челки. Климов нервничал, мял пальцами корку сухаря.
Шаронов тусклым, монотонным голосом исповедовался:
- С Моховым я познакомился в первый год работы в управлении. Я тогда был холостым, каждый день ужинал в чайной. Мохов там регулярно употреблял... - Вадим Петрович выразительно постучал по бутылке. - Однажды он был внедопитии. Я налил ему стакан - на том и сошлись... Мохов разомлел, стал рассказывать мне, что знает "златые горы", где самородки, как картофель в земле, лежат. Дед его еще до революции там промышлял и ему эту тайну перед смертью передал... "А я никому не открою! - шипел на ухо. - Все казна заберет - шалишь! Сам как-нибудь доберусь. Хочешь, вместе пойдем?.." Я, честно говоря, к этому рассказу отнесся иронично, потому как у каждого старателя такая байка за душой лежит. Как выпьет, так она из него и вылезает... Мохов, видимо, почувствовал это недоверие, обиделся, завелся - достал из нагрудного кармана старинный серебряный портсигар, а из него вытащил потрепанный лист бумаги: "Не веришь! На, смотри..." Это был план местности, на нем крестиками отмечались какие-то "особые точки". Я в то время изучал карты области... Мельком глянул - сразу определил, где это место... - Шаронов перехватил острый взгляд Никишина. - Да-да, Петя... Ты правильно догадался - это здесь... Но тогда я все равно не придал этому факту никакого значения... Правда, позже, определяя границы оловоносной провинции, я случайно наткнулся на отчет поисковой партии, которая работала как раз в этом районе. В нем, между прочим, указывалось, что в одном из шурфов была проба с весовым золотом. Это меня уже насторожило. Я стал изучать этот район направленно - на золото и через некоторое время окончательно убедился, что оно может здесь быть... Дальнейшее вам известно... Мохов каким-то образом узнал о нашей разведке. Он приходил ко мне домой, просил, чтобы я взял его с собой. Я подумал, что отказать ему несправедливо. Он очень переживал, плакал, проклинал себя за болтливость... Я успокаивал, говорил, что рано или поздно это месторождение все равно обнаружат и вообще, хватит ему прошлым веком жить! Вроде угомонился, работал как все... Но когда нашел самородок, с ним что-то произошло, прямо черт какой-то в него вселился... Помню: идет, несет "золоточек" - лицо зеленое, руки дрожат, глаза кровью налились... Опять начались упреки. Потом он стал угрожать, что расскажет всем, как я вышел на золото. Я на него прикрикнул, сказал, что меня это не пугает: я на государство работаю, а не себе в карман. Тогда он затребовал каких-то гарантий; спрашивал, какая ему будет "премия", одним словом - извел и себя и меня...
- Ты не выдержал - и трахнул его по башке, - мрачно произнес Никишин.
- Нет, Петя, ошибаешься... Мне его жалко было. Понял?
- А ты умеешь жалеть-то? Ты же презираешь всех.
- Зря ты так, Петя... Все я умею: и любить и жалеть... Только пойми, чудак, если человек живет целью, она его в плен берет и... сушит, конечно. Чем-то за страсть платить надо... От меня и жена ушла. Я до сих пор люблю ее... Мне без нее так плохо, хоть вой. А что толку? Женщине нужно внимание оказывать, а я не могу... Разучился... Ладно, это другой разговор...
Шаронов встал, подошел к нарам - там под курткой лежал его планшет. Он вытащил из него желтый листок, вернулся к столу.
- Это тот план, о котором я говорил... - Вадим Петрович протянул его Климову. - Возьми, лейтенант, отдашь следователю... Тут есть мой грех... Знаешь, как в боксе: бывает "чистая" победа, а бывает так... по очкам... Вот я и хотел... - Он не договорил, обреченно махнул рукой. - Ну да теперь все равно...
Климов вышел из палатки. Лицо его горело. А на душе было тоскливо.
Как это сказал Шаронов: "За страсть платить надо..." Неужели правда? И, словно подтверждая его вопрос, в лесу кто-то заухал, захохотал - так жалобно, одиноко.
- Не боись, лейтенант, то филин дурачится, - раздался из темноты голос Тужикова.
- Я и не боюсь... - поспешно ответил Климов и на всякий случай расстегнул кобуру пистолета.
- Что ж ты за пушку хватаешься? - усмехнулся невидимый собеседник.
"Сам ты как филин..." - раздраженно подумал лейтенант.
Чавкнула вода под подошвами; Тужиков подошел ближе - выплыла из тумана его коренастая фигура.
- Ложись-ка ты спать, лейтенант, - добродушно сказал Тужиков. - Кому он нужен - упокойник этот...
- А вы почему не спите? - Климов попытался придать своему голосу достойную суровость.
Тужиков шумно вздохнул, промолчал, потом сам спросил:
- Вы следы чужака искали?
- Нет никаких следов, - честно ответил Климов.
- Выходит, мы его пришили... Так? - И тут же, как бы перебив самого себя, страстной скороговоркой залепетал: - Не верю я этому, лейтенант, понимаешь - не верю! Я давеча на Вадима Петровича тебе наговорил - это так, от страха за свою шкуру. Не мог он его убить, не такой это человек... Он же страдалец, нутро-то у него ранимое, я это давно разглядел... Ты бы видел, как мы тут начинали... Рвем шурфы - и ничего... Одна грязь в лотках... Он каждый день собирал нас на совет - ведь у нас, работяг, свой опыт есть. Он нам свое мнение докладывает и просит: "Соображайте, братцы... Туда ли идем? То ли делаем?" Веришь, лейтенант, я себя человеком почувствовал... Соратником великого дела, единомышленником... Смерть эта проклятая нас порушила!..
- Но ведь кто-то его ударил? Допустим - не ты, не Шаронов. Тогда кто?.. Никишин?.. Тихомиров?..
- Сам думаю - голова пухнет...
- Вот Никишин... Он что, всегда такой шебутной?
- Всегда... Уж его таким мать родила. Он и в своей-то могиле одной ногой стоять будет - все равно что-нибудь отчудит... Нет, Петя даже в драке не бьет; я сколько раз видел: он схватит обидчика за руки и держит его, пока тот пощады не попросит.
- Тогда остается Тихомиров.
- Знаешь, Кирилыч по пьяному делу мог бы. Так-то он трусливый мужичок, но как выпьет - в нем обида эта, за робость свою, наружу выходит. И тогда держись!.. Только ведь он в тот вечер трезвый был... - Тужиков помолчал, а потом вдруг спросил: - А ты что, совсем не пьешь?
- Нет.
- Больной?.. Или за идею страдаешь?
- За нее... - Климов усмехнулся и пояснил: - Не хочу я, чтобы мое настроение от стакана отравы зависело.
- Занятный ты парень, лейтенант. Трудно тебе будет.
- Почему?
- Армия дело суровое, нудное.
- Как же нудное? Ты что?.. Все время люди разные... вокруг тебя... Каждый с собой целый мир приносит.
- Люди-то разные... - Тужиков смачно зевнул. - А дурь у всех одна. Ладно, пойду я... Завтра Вадим Петрович рано поднимет.
В два часа ночи Климов, шатаясь от недосыпа, пошел будить сержанта. Он положил руку на его плечо и вкрадчиво произнес:
- Вам пора на службу...
Привычная для каждого пограничника фраза сразу "включила" Исаева. Он вскочил, огляделся. Вспомнил, где находится.
- Фу ты, забылся я, товарищ лейтенант... - растерянно сказал сержант. - Думал, что на заставе.
- Заступайте на пост... бдительно... - ватными губами сказал Климов и, не снимая сапог, упал на теплые нары - сразу провалился в темноту.
Он спал воистину словно убитый и не слышал, как пришел в лес рассвет, как запели ранние птицы, радостно заржали лошадки; не слышал, как поднял Шаронов геологов, как гремел котелком Никишин, чертыхался Тихомиров... Ничего не слышал лейтенант, лежал как чурка - все в нем смазалось, стерлось, заглушилось.
Но вот из-за туч выполз долгожданный луч, и сразу что-то дернуло Климова изнутри. Он открыл глаза, встал, вышел из палатки.
Мир радостно встречал солнце. Лес искрился, сверкал, тянул к небу каждую былинку, каждую иголку, каждый лепесток.
Сержант и его верный Джек понуро стояли посреди поляны. Было видно, что оба чертовски устали.
- Здравия желаю, товарищ лейтенант, - пытаясь говорить бодрым голосом, сказал Исаев. - Никаких происшествий не произошло.
- Ночью выходил кто-нибудь?
- Никак нет... Утром встали, позавтракали и пошли на работу.
- Хорошо. Идите отдыхайте... Оставьте рацию.
Климов связался с заставой. Доложил, что у него все в порядке. Михайленко сообщил: вертолет из отряда уже вылетел.
- Скоро кончатся твои муки... Замаялся?
- Что вам сказать, товарищ капитан?.. Муторно как-то... У нас на границе все проще: здесь - свои, там - чужие. А тут... не разберешь.
- Ну, ничего... Теперь уже недолго осталось, потерпи.
Щелкнул тумблер - оборвалась ниточка, связывающая лейтенанта с родной заставой.
"Наверно, нужно какой-то документ подготовить", - после некоторых колебаний решил Климов. Лейтенант вошел в палатку. Сержант и Джек безмятежно спали; он достал из планшета несколько листочков бумаги, шариковую ручку.

Козлов Игорь - Рапорт лейтенанта Климова => читать книгу далее


Надеемся, что книга Рапорт лейтенанта Климова автора Козлов Игорь вам понравится!
Если это произойдет, то можете порекомендовать книгу Рапорт лейтенанта Климова своим друзьям, проставив ссылку на страницу с произведением Козлов Игорь - Рапорт лейтенанта Климова.
Ключевые слова страницы: Рапорт лейтенанта Климова; Козлов Игорь, скачать, читать, книга и бесплатно