Левое меню

Правое меню

 Киселев Владимир Леонтьевич - Шпион 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Гибсон Рэйчел

Секс, ложь и онлайн свидания - 1. Ложь, опасность и любовь


 

На этой странице сайта выложена бесплатная книга Секс, ложь и онлайн свидания - 1. Ложь, опасность и любовь автора, которого зовут Гибсон Рэйчел. На сайте strmas.ru вы можете или скачать бесплатно книгу Секс, ложь и онлайн свидания - 1. Ложь, опасность и любовь в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB, или же читать онлайн электронную книгу Гибсон Рэйчел - Секс, ложь и онлайн свидания - 1. Ложь, опасность и любовь, причем без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Секс, ложь и онлайн свидания - 1. Ложь, опасность и любовь равен 167.79 KB

Гибсон Рэйчел - Секс, ложь и онлайн свидания - 1. Ложь, опасность и любовь - скачать бесплатно электронную книгу



Секс, ложь и онлайн свидания – 1

OCR and Spellcheck: Alenairina
«Ложь, опасность и любовь»: АСТ, АСТ Москва; Москва; 2009
ISBN 978-5-17-057167-3, 978-5-403-00449-7
Аннотация
Они познакомились по электронной переписке – мужественный Куинн и очаровательная Люси.
И с первой же встречи поняли, что без ума друг от друга.
Но отношения нельзя построить на лжи, а Люси и Куинн изначально решили играть чужие роли.
И это, как оказалось, совсем небезопасно…
Кто же они? Мистификаторы, авантюристы?
Положим, в чем-то они и солгали… Но в главном – что полюбили друг друга и встретились на всю жизнь – они честны!
Рейчел Гибсон
Ложь, опасность и любовь
Эту книгу я с большой любовью посвящаю Кэти Уилсон, другу, писателю и очень веселому человеку.
Вечер критики, он же вечер с бокалом мартини, без твоего смеха был бы совсем не тот.
Ты всегда будешь жить в моем сердце.
Пролог
Oт: Lucv@mysterious.com
Кому: clare@finis.com ; adele@biteme.com : maddie@crimepays.com
Тема: свидание незамужних .
Всем приветики, сегодня я иду на свидание в кафе. Нашла его через Интернет. Его ник – goryachiymuzhik. Молюсь, чтобы у него все зубы были на месте.
Пожелайте мне удачи.
Люси.
От: clare@finis.com
Кому: Lucv@mvsterious.com : adele@biteme.com : maddie@crimepavs.com
Люси, удачи с исследованием. Надеюсь, у него свои зубы и свои волосы и он не забудет почистить первое и причесать второе.
Клер.
От: adele@biteme.com
Кому: Lucy@mysterious.com : clare@finis.com : maddie@crimepays.com
С нетерпением жду рассказа об этом goryachiymuzhik.
Адель .
P.S. Разве настоящий мачо станет называться таким ником? Может, это комплексы?
От: maddie@crimepays.com
Кому: adele@biteme.com : Lucv@mysterious.com ; clare@finis.com
Люси, Бога ради, не делай этого! Серийные убийцы отслеживают сайты, где люди чатятся в поисках пары. Они там как лиса в курятнике. Глазом моргнуть не успеешь, как кто-нибудь умыкнет твою голову на сувенир.
Глава 1
Neznakomka: хочу таинственного мужнину…
Люси Ротшильд свернула на своем «БМВ» на парковку торгового центра и подъехала ближе к входу в «Старбакс». Дождь барабанил по крыше машины и рикошетил от асфальта. Люси посмотрела на длинную вереницу магазинов и заметила бело-зеленую вывеску «Старбакса» за магазином «Блокбастеры на видео». Свет из кофейни лился на мокрую мостовую. Капли на ветровом стекле машины превратили улицу в картину абстракциониста, где все отбрасывало непредсказуемые рельефные тени.
« Глазом моргнуть не успеешь, как кто-нибудь умыкнет твою голову на сувенир». Люси выключила двигатель и бросила ключи в карман темно-синего блейзера от Ральфа Лорена. Она терпеть не могла, когда Мэдди говорила такие ужасные вещи. От этого все становились такими же параноиками, как она. Мэдди зарабатывала тем, что брала интервью у психопатов, но это ведь не означает, что все мужчины – растлители малолетних, насильники и серийные убийцы. Люси и сама писала об убийствах. Но она писала романы и могла отделить вымысел от реальности. А у Мэдди, похоже, с этим проблемы.
Люси взяла с пассажирского сиденья сумочку и открыла дверцу машины. Она не собиралась встречаться с goryachiymuzhik второй раз или продолжать свидание за стенами «Старбакса». Да и относиться к этой встрече серьезнее, чем к другим, что были у нее за последние несколько месяцев, она также не собиралась.
Она открыла красный зонт и вышла из машины. Как и прочие встречи, сегодняшняя была ее работой. Маленький блокнот и ручка лежали рядом с баллончиком со слезоточивым газом. Блокнот и ручку Люси захватила на тот случай, если понадобится записать что-нибудь интересное после того, как goryachiymuzhik уйдет. Баллончик со слезоточивым газом – на тот случай, если он решит «умыкнуть ее голову на сувенир».
Черт бы побрал эту Мэдди!
Люси закрыла машину и пошла через стоянку, обходя лужи. Если goryachiymuzhik ничем не отличается от прочих, то, скорее всего, ей даже не понадобятся блокнот и ручка. Если он ничем не отличается от прочих, то он осмотрит ее с ног до головы, пока они будут стоять в очереди. Как будто она какой-нибудь эрдельтерьер из шоу с собачками. Если она пройдет фейс-контроль, то он заплатит за ее тройной латте (пожалуйста, без взбитых сливок), спросит, чем она зарабатывает на жизнь (хотя в анкете она честно наврала, что работает медсестрой), а затем будет рассказывать о себе (какой он славный парень) и о своей бывшей (какая же она стерва). А если Люси не пройдет фейс-контроль, то за кофе ей придется платить самой. Но такое случалось только один раз.
Papochka182 был настоящей дешевкой с серебряным зубом и хвостиком на затылке. Он бросил на нее один взгляд и сказал: «Ты тощая». Как будто сам был красавцем, и пивной живот был вообще не его. Люси заплатила за кофе, а потом битый час слушала его россказни о себе. Пока он поносил свою бывшую, она придумала дюжину способов, как прикончить его. Изощренных и жестоких способов. В итоге она решила, что он не стоит даже того, чтобы придушить его шелковым шарфиком.
В двух шагах от тротуара Люси все-таки угодила в лужу. А ведь почти дошла.
– Зараза! – воскликнула она и шагнула на бордюр.
Люси открыла дверь «Старбакса» и вошла. Она почувствовала аромат крепкого черного кофе, а низкий гул голосов слился с шумом кофемолки и шипением автомата для эспрессо. Не важно, в какой город заносило Люси, «Старбакс» всюду выглядел и пах одинаково. Было в этом что-то умиротворяющее.
Люси закрыла зонт, взгляд ее прошелся вдоль золоченых стен по мужчинам, которые сидели за темно-коричневыми деревянными столами. Никого в красной бейсболке. Goryacliiymnzhik опаздывал.
Люси оставила зонт на вешалке у входа и пошла к прилавку. Когда он по электронной почте пригласил ее на свидание, то сказал, что его настоящее имя Куинн. Люси предпочитала думать о нем как о goryachiymuzhik. Она не хотела воспринимать его и других мужчин как нечто реальное. Так от них было легче избавиться.
Она заказала латте без взбитых сливок, села за маленький круглый столик в углу, расстегнула блейзер и поправила ворот водолазки.
Как ни печально, но в последнее время она встречалась только с виртуальными мужчинами. Единственная причина, по которой она встречалась с типами вроде papochkal82, заключалась в том, что ей нужен был материал для нового детективного романа – «Мертвец. сот».
Люси поднесла чашку с кофе к губам и осторожно глотнула. Для нового романа ей нужна была последняя жертва. Даже если goryachiymuzhik окажется милым парнем, и его вовсе не нужно будет убивать, Люси покончит со свиданиями через Интернет. С нее хватит мужчин, которые считают, что это ее работа – убеждать их. Как будто она должна заслужить, чтобы они пригласили ее еще раз. Если это последнее свидание не принесет неожиданных результатов, то она придумает что-нибудь другое. Например, возьмет за образец все отвратительные качества своих бывших ухажеров и слепит из них своего героя. Но так она уже делала и боялась, что читатели могут подметить тот факт, что все ее жертвы похожи на одного и того же неудачника.
Нет, пришло время новых неудачников. Она выбрала goryachiymuzhik из нескольких кандидатов по ряду интригующих причин. Во-первых, его фотография была такого низкого качества, что по ней едва можно было разобрать, как он на самом деле выглядит. Он казался мрачным и задумчивым, и это завораживало. Во-вторых, в анкете он указал, что он водопроводчик и у него свой бизнес. Что вполне могло оказаться ложью, хотя какой смысл называться водопроводчиком, если нужно солгать? В-третьих, проходя по категории неженатых от тридцати пяти до сорока лет, он написал не банальное «разведен» или «никогда не был женат», а непривычное «вдовец». Что вполне могло оказаться правдой или лишь уловкой, чтобы сыграть на жалости и быстрее затащить жертву в постель. И если последнее окажется верным, то у Люси есть последняя жертва. Вуаля!
Дверь открылась, и в кофейню вошел человек с рыжими редеющими волосами. Люси сразу узнала его. Его жали Майк, klondikemike. Он был первым, кому она назначила свидание через Интернет, и первым, кто стал жертвой убийства. Он поздоровался с блондинкой, и вместе они подошли к прилавку, чтобы сделать заказ. Майк осмотрел блондинку с ног до головы и заплатил за два кофе и пакетик кофейных зерен в шоколаде. Когда они проходили мимо столика Люси, Майк бросил на нее виноватый взгляд. После их свидания он не послал ей ни одного сообщения по электронной почте, хотя она бы попросила его больше не беспокоиться. Парни, которые мелют языком без умолку, отвлекаясь лишь на кофейные зерна, были Люси неинтересны. Она убила его в первой же главе, ему на голову надели целлофановый пакет.
Она стерла помаду с края чашки и еще раз прошлась взглядом по посетителям. Удивительно, но среди последних убийств в Бойсе не было никого, кому она назначала здесь свидания. Впрочем, это, безусловно, радовало.
За последние несколько месяцев трое мужчин были задушены в своих домах. И с одной из жертв она встречалась. Это было в кафе «Мокси Ява», и звали парня Лорейс Крейг, в Сети он пользовался ником zhesllubvi. Ее до сих пор бросало в дрожь от этого совпадения.
Полиция не спешила предоставлять информацию. Было лишь известно, что все трое умерли в результате удушения. Нигде не говорилось, какого рода были эти удушения, высказывалась только версия, что преступления совершены женщиной. В газетах не говорилось, как или где убийца знакомилась со своими жертвами. Мэдди предположила, что женщина могла встречаться с ними в баре. И Люси это предположение казалось вполне логичным. Тот факт, что Люси писала роман об эротической асфиксии, а мужчин задушили, был, конечно же, совпадением, но умереть от удушья можно разными способами. Едва ли кто-то пытался в жизни имитировать столь смертоносное искусство. Кроме того, Люси упорно не желала смешивать реальную жизнь с вымыслом прозы и становиться такой же дерганой, как Мэдди.
Судя по числу парочек в «Старбаксе», мужчины ничуть не боялись встречаться с женщинами в барах. Возможно, еще и потому, что, как и Люси, они знакомились через Интернет и долгое время переписывались по электронной почте. А «Старбакс» был безопасным местом для встреч.
До того как Люси решилась ради исследования на такой способ поиска партнера, она считала, что встречи через Интернет… жалкий, что ли, и, пожалуй, несколько ленивый способ. И если она еще могла понять женщин, которые ищут мужчин в Сети, то вот мужчин, которые ищут через Интернет женщин, она понять не могла. Зачем симпатичному мужчине в здравом уме, с нормальной работой и здоровыми зубами искать подругу через Сеть, если, конечно, он не живет с мамашей? Почему не встретить незнакомку у стойки бара или на худой конец в супермаркете?
Месяц исследований показал, что мужчины, с которыми она знакомилась через Интернет – такие как papochka182 или klondikemike, – ждали, что она станет уговаривать их. А еще они делились на две категории – те, кто готов убить, и те, кого, за нудность характера, она готова была убить сама.
О нет, она верила в то, что где-то в мировой паутине есть приличные ребята. Приятные мужчины, которые хотят познакомиться с милыми девушками. Хорошие люди, но в силу занятости у них нет времени шляться по барам и супермаркетам. Ей такие не встречались. Ей вообще давно не встречались хорошие парни ни в Интернете, ни в жизни. Прошлый ее ухажер был очаровательным алкоголиком, который редко выходил из запоя. Когда она в последний раз вносила залог, чтобы его выпустили из тюрьмы, ее никак не покидала мысль, что подруги все же правы: она действительно жила фантазиями. Пора было поставить на этом точку.
Люси отдернула рукав и посмотрела на часы. Десять минут восьмого. Он опаздывает уже на десять минут. Она даст Goryachiymuzhik еще пять минут, затем уйдет.
Она уже устала от мужчин со странностями. Ей нужен нормальный милый парень, который бы не пил лишнего, не впадал в крайности и чтобы жил не с родителями. Чтобы он не был неисправимым лгуном и не изменял ей с каждой юбкой. Чтобы с нервами было все в порядке и руки ноги были на месте. А еще было бы неплохо, чтобы язык у него был хорошо подвешен. Настоящий мужчина должен понимать, что хрюкнуть абы что в ответ и поддержать разговор – это не одно и то же.
Люси как раз поднесла чашку к губам, когда входная дверь кафе снова открылась. В кофейню ввалился парень, у которого на лбу было написано, что с ним лучше не связываться. Козырек красной бейсболки он надвинул на самые брови, так что ни глаз, ни даже носа было не разглядеть. Загорелые щеки порозовели от холода, а черные кудри торчали из-под кепки. От дождя короткая черная кожаная куртка промокла насквозь и обтягивала мощные плечи. Куртка была нараспашку, и под ней Люси увидела белую футболку. Он остановился и осмотрел помещение, засунув руки в карманы поношенных джинсов.
Мистер goryachiymuzhik наконец-то прибыл. Как и на фото в анкете, Люси не могла толком разглядеть его, но она поняла, что это он, стоило ему посмотреть на нее. Его взгляд пригвоздил Люси к стулу. Она поставила чашку на стол, a goryachiymuzhik вытащил руки из карманов и двинулся в ее сторону легкой походочкой, высокий и поджарый. Он маневрировал среди столиков и посетителей, но не сводил с Люси взгляда, пока не оказался напротив ее столика.
Тень от козырька его красной бейсболки доходила практически до изгиба верхней губы. Он поднес руку к лицу и пальцем сдвинул бейсболку со лба. Тень постепенно сошла, открыв взору его лицо.
Люси была писателем. Она работала со словом. Каждую книгу она заполняла сотней тысяч слов. Но сейчас на ум ей приходили лишь два: Боже правый! Не высокий слог, но ситуации эти слова подходили как нельзя лучше.
– Так ты и есть Люси?
– Ну да.
– Прости, я опоздал, – сказал он. Голос у него был грубый, пропитанный тестостероном. – Моя собака добралась до мусорного ведра, пришлось прибирать за ней.
Люси решила, что это вполне может быть правдой. А может, и нет. Хотя какое это имеет значение? Ведь она больше никогда не увидится с goryachiymuzhik. А жаль, ведь он единственный из всех, с кем она встречалась, походил на парня с обложки журнала.
– Куинн. – Он протянул ей руку, и куртка распахнулась, открывая взору бугры мышц, прикрытых футболкой. Вот и задавайся после этого вопросом, чего это парень с такими бицепсами ищет девушек через Интернет? Впрочем, ответ напрашивался сам собой. Под превосходным телом скрывается какой-то изъян. Иначе и быть не может.
Люси тоже протянула руку. Рукопожатие у него было крепким, такое вполне могло быть у водопроводчика. Она выдернула ладонь и взяла чашку со стола.
– А ты кофе себе не возьмешь?
– Пожалуй. – Куинн сел на стул и внимательно посмотрел на Люси. Его взгляд задержался на ее губах. – Повторишь?
Что ему надо повторить? Она моргнула, не понимая.
– Что повторить?
Куинн хмыкнул.
– Кофе еще будешь?
– А? Нет. Спасибо. – Она опустила ладони на колени, – Для меня и так уже перебор с кофеином. – Ну в самом деле! Чего это она разнервничалась. Она не из тех дамочек, кому симпатичный мужчина может вскружить голову. – Так всегда бывает с поздними встречами в кофейнях.
– И как много у тебя было таких свиданий?
Свиданий?
– Немало. – Она наклонила голову, пытаясь определить, какой же у него изъян. Если она немного разнервничалась, это еще не значит, что она забыла о цели встречи. – А ты часто назначаешь свидания?
– Не особо. Я вообще давненько не был на свиданиях. А Интернет, чаты и флирт в Сети для меня в новинку.
Вот в чем дело. Он заходил на чаты. Она оказалась права. Что-то в нем не то. Что-то скрывается за этими карими глазами, длинными ресницами и приятным бархатистым голосом.
– Я прочитала в твоей анкете, что у тебя умерла жена. Мне жаль.
Куинн сиял кепку и прошелся пятерней по густым черным волосам. Кудряшки заплетались за пальцы.
– Она умерла шесть месяцев назад.
Люси подумала, не рановато ли он начал искать замену? Может быть, ему одиноко? А может быть, он просто жестокий тип.
– А как она умерла?
– Авария на дороге. Мы справляли десятилетие супружеской жизни, и она поехала в магазин за шампанским. Я ждал ее дома с букетом ромашек, а она так и не приехала.
Ромашки? Так он не только жестокий тип, но и скупой.
Он неловко усмехнулся и надел бейсболку.
– Она любила ромашки.
Люси почувствовала укол совести. Возможно, он говорит правду. Однако и мошенником он тоже мог быть. Мошенником с отличной фигурой, от которой у нормальной женщины не может не закружиться голова.
– Должно быть, тебе ее очень не хватает.
– Я и представить не мог, как сильно мне будет ее не хватать. Она была для меня всем. – Куинн опустил взгляд, и Люси снова не смогла понять, правду он говорит или нет, поскольку на лицо наползла тень от козырька. – Иногда боль становится невыносимой. – Он подождал несколько томительных секунд и продолжил: – Иногда мне трудно дышать.
Бог ты мой. Нужно записать это для Клер. Клер пишет любовные романы, а от таких фраз сердце может разорваться. Люси вынуждена была признать, что даже на нее он произвел впечатление. А она была прожженным циником.
– У нее были мягкие рыжие волосы, которые всегда ореолом лежали на подушке вокруг лица, когда она спала. Порой я специально засиживался допоздна, чтобы полюбоваться ею.
Люси нахмурилась, в голове звучала мелодия «Аэросмит». Это либо самые красивые слова, что она слышала в жизни, либо он играет на чувствах. В последнем случае он мерзавец, каких мало.
– А как ее звали?
– Милли. Мы начали встречаться в выпускном классе.
– Так вы еще со школы любили друг друга?
– Да, но однажды мы надолго разругались, потому что я был полным кретином. – Куинн пожал плечами, но глаз так и не поднял. – Мне было двадцать три, и я считал, что имею право встречаться с другими женщинами. Мне понадобился лишь месяц, чтобы я понял, что лучше Милли мне не найти. – Он кашлянул и продолжил так, будто ему было трудно говорить: – Она была моей половинкой.
И опять он либо показывал свою романтическую натуру, либо нагло врал. Люси склонялась к тому, что он все же врет, ведь должно быть что-то ненормально с парнем, который, обладая превосходной внешностью, ищет себе подругу через Интернет. Какая-то скрытая червоточина.
– Может быть, ты еще не готов встречаться?
– Нет-нет. – Куинн посмотрел на Люси, их взгляды встретились. – Мне надо взять себя в руки и налаживать личную жизнь. Я не ищу замену жене, но иногда просто хочется выбираться из дома. Порой невыносимо сидеть вечерами перед телевизором и смотреть «Час суда» на пару с собакой.
Он смотрит «Час суда»? Это же ее любимое шоу. Она не могла пропустить ни серии.
– «Час суда», значит? А по какому каналу? По Си-би-эс или кабельному?
– По кабельному. У них не бывает подставных дел.
– И я тоже смотрю это шоу по кабельному. А вчера ты смотрел?
– Это где они обнаружили тело в спортивной сумке? – Куинн навалился на спинку стула и сложил руки на груди, отчего плечи округлились, натянув кожу куртки. – Да, смотрел.
– С этим делом им повезло.
Куинн сполз немного со стула, чтобы их глаза были вровень.
– Наконец-то полиция догнала по оснащению преступников.
– Что верно, то верно. Сейчас вообще удивительно, как кому-то может сойти с рук правонарушение. – Люси глотнула кофе. Она бросила попытки определить, в чем изъян Куинна, Это в общем-то не так важно, учитывая, что она больше никогда его не увидит. – И все же многие преступники уходят от наказания. Наверное, они действительно умные ребята.
Он задумчиво нахмурился.
– Как считаешь, может быть идеальное преступление?
Как она считает? В ее романах тайное всегда становилось явным на последних страницах. Виновных предавали справедливому наказанию. Но так ли в жизни?
– Я думаю, если злодей умен и тщательно подготовился, то он может совершить идеальное преступление. Но даже если оно не такое уж идеальное, то он все равно может уйти от правосудия.
Куинн некоторое время пристально смотрел на Люси, затем спросил:
– Как это?
– Большинство преступников попадаются, потому что сами болтают о том, что сделали. Кроме, пожалуй, серийных убийц. Они никому о своих преступлениях не рассказывают.
– А как ты думаешь, почему?
– Должно быть, потому, что у них нет совести. Люди совестливые кому-нибудь да расскажут о содеянном. Им нужно выговориться, чтобы стало легче.
– А ты считаешь, что серийным убийцам это не нужно?
– Разумеется. Им становится легче, когда они убивают кого-нибудь. – Люси обожала коротать время за разговорами о преступном мире. Когда они с подружками собирались вместе, то разговаривали о литературе. Но они говорили больше о процессе. Каждая писала в своем жанре, так что подробности они не обсуждали. Кроме разве что Мэдди. Она в деталях описывала все мерзости, да еще за обедом, пока ее кто-нибудь не обрывал. Неужели она встретила собеседника, который не станет морщиться от таких разговоров?
– А помнишь, как-то показывали шоу, где героиня отравила пятерых мужей? – спросил Куинн.
– Бонни Суит? Да, я видела это шоу. – Бонни Суит стала прототипом героини ее четвертого романа, «Чай по доверенности». Бонни заваривала в чае ландыши, отчего гот становился отравленным, и подавала его исключительно в дорогом фарфоре. – Она любила копаться в саду… – Со стороны такой разговор на первом свидании, за чашкой кофе мог показаться странным, но это было куда лучше, чем выслушивать ремарки о его стерве бывшей, россказни о его мотоцикле или байки о том, как он охотился на Аляске. После этой встречи в «Старбаксе» Люси больше не увидит Куинна, так какая разница, о чем они говорят? – Бонни заслуживает уважения хотя бы за стиль.
Куинн посмотрел на нее так, словно готов был поспорить. Но все дело в том, что как писатель, Люси очень тщательно подходила к каждому новому произведению. Она проводила исследование предмета.
Он выпрямился и положил руки на стол.
– Нужно быть очень хладнокровной, чтобы отравить того, кого любишь. Если, конечно, любишь.
И это было истинной правдой. Все женщины серийные убийцы были хладнокровными стервами. Все до единой. А еще они были куда аккуратнее, умнее и, как заметила Люси, куда интереснее своих коллег мужского пола.
– Да, но это делает их привлекательными.
– Привлекательными? – Куинн покачал головой, усмехаясь. – Слава Богу, что вокруг не так много таких «привлекательных» дам.
– А может быть, их полно вокруг, просто мы об этом не знаем. – Люси улыбнулась и наклонила голову. – Может быть женщины-убийцы умнее мужчин и потому не попадаются?
– Может быть. – Он пристально смотрел на нее, и Люси пришла в голову мысль, что он пытается понять что-то относительно ее. Но вот что именно, она не знала.
Куин открыл рот, но не успел ничего сказать, потому что за соседним столиком раздался сдавленный хрип. Люси повернула голову и увидела Майка с блондинкой. Майк вцепился руками в столешницу, а лицо и шея у него покраснели.
– О Боже! – Люси вскочила на ноги. – Klondikernike поперхнулся. Кто-нибудь, помогите ему!
– А ты не поможешь?
Она посмотрела на Куинна, тот тоже встал.
– Я?
– Ты же медсестра.
Медсестра?
– Что? – Вот черт!
Все верно. Она же солгала, когда заполняла анкету. Поскольку никто ничего не предпринимал, она подошла к Майку и, не придумав ничего лучше, хлопнула его по спине промеж лопаток. Ничего не изменилось, и Люси хлопнула его еще раз, только посильнее.
Подруга Майка закричала.
– Звоните 911! Человек подавился и умирает, – закричали за соседним столиком.
Голоса в «Старбаксе» из гула переросли в крики. Люди повскакивали с мест.
– Да, Бог ты мой, – вымолвил Куинн.
Он одной рукой приподнял Люси за талию и убрал с дороги. Затем обхватил Майка сзади за грудь и резко сдавил. Кофейное зернышко выскочило из горла Майка и угодило прямо в лоб изумленной блондинке. Майк вдохнул и закашлялся.
– Спасибо, – прохрипел он.
– Нет проблем, – кивнул Куинн.
Голоса слали еще громче, все хотели удостовериться, что с Майком все в порядке. Куинн стоял поодаль, уперев руки в бока. Он хмуро смотрел на суматоху вокруг. Люси показалось, что он пробормотал что-то похожее на: «Медсестра она, как же».
Глава 2
Legaviy: ищу девицу легкого поведения, чтобы поразвлечься…
Куинн Макинтайр засунул руки в карманы джинсов и медленно выдохнул. Пар повис перед лицом. Он смотрел, прищурившись, как удаляются в направлении Фэрвью огни серебристого бумера Люси. Она прихватила с собой чашку. Забыла поставить ее на стол, и он ничего не мог с этим поделать.
Дождь перестал, когда он подъезжал к «Старбаксу», но кляксы облаков закрывали полную луну почти целиком. Куинн сошел с тротуара и направился через парковку к черному фургону. Люси была такой же медсестрой, как он водопроводчиком. Но это он знал с самого начала их переписки. Он знал, что она солгала в анкете практически в каждом пункте. Он знал также, чем она зарабатывает на жизнь. К моменту их встречи сегодня, он знал куда больше о ней, нежели она о нем. Он знал, что она блондинка, что рост у нее пять футов семь дюймов, а вес – сто тридцать фунтов. Он знал, что она родилась в больнице в центральной части города, а росла в Норт-Энде, где и жила до сих пор. Он знал, что отец бросил их, когда Люси было одиннадцать, и, вероятно, это во многом определило ее отношение к мужчинам. Он знал, что она получила образование и продала первый детективный роман шесть лет назад. А еще он знал, что за последние пять лет ее трижды штрафовали за превышение скорости и дважды за то, что она проехала перекресток на красный сигнал светофора.
Но вот чего он не знал, так это того, что ее глаза были гораздо более глубокого голубого цвета, чем на водительских правах или пыльных внутренних листах суперобложек ее книг. Волосы ее были светлыми, с золотыми прядями, а губы куда полнее, чем на фото. Входя в «Старбакс», он знал, что ему предстоит встреча с красивой женщиной, но он не был готов к тому, что в конечном итоге произошло. По фотографиям не понять, что женщина, которая пишет о серийных убийцах, может быть такой обаятельной.
Куинн шел от одного фонарного столба до другого, не замечая, что ступает в лужи. Когда он подошел к фургону, сбоку опустилось стекло.
– Все записал? – спросил он, вытаскивая футболку из джинсов.
– Да. – Круглое лицо детектива Курта Вебера появилось в окне. – Кружку взял?
– Она увезла ее с собой.
– Вот черт!
– Да, я подумал то же самое.
– А что это там за шум был в конце?
– Да какой-то парень подавился кофейным зернышком. – Куинн снял усилитель, закрепленный на спине. – Люси Ротшильд не просто соврала насчет того, что она медсестра, она не умеет оказывать элементарную первую помощь.
– А по поводу серийных убийств было интересно послушать, – раздался голос полицейского радиотехника, Аниты Ландерс, которая сидела в машине за пультом с аппаратурой.
Купину тоже так показалось. Он не удивится, если к утру Люси станет главной подозреваемой по делу о «бездыханных». Именно так они называли это дело, дело об убийце, которая назначала мужчинам свидание через Интернет, а затем душила их. Маленький проводок вел к микрофону, закрепленному на груди Куинна.
– Дьявол! – выругался он, оторвав липкую ленту, держащую микрофон.
– Какое у тебя сложилось о ней мнение? – спросила Анита.
Куинн передал девушке аппаратуру и задумался, глядя в темный салон фургона. Его первая реакция на Люси, когда он увидел ее за столиком в переполненном кафе, была совершенно мужской и совершенно физиологической. Такая реакция бывает у каждого мужчины, который видит перед собой красивую женщину. А еще, увидев ее, он вспомнил, как давно у него не было секса.
– Когда я сел перед ней, то меня долго не оставляло ощущение, что она пытается найти во мне изъян.
– Может, она выбрала тебя в качестве следующей жертвы? – предположила Анита.
Куинн думал и об этом.
– Что ж, может быть. – Как goryachiymuzhik за последние две недели он переписывался по электронной почте с семью девушками, с пятью беседовал в чате, с тремя встречался лично, назначив свидание через Интернет. Курт, в Сети известный под пиком legaviy, встречался столько же раз, пока Куинн сидел в фургоне, слушая каждое слово. Обоих детективов сняли с других дел, чтобы они могли целиком посвятить себя этому заданию.
Люси была второй, с кем Куинн встречался за этот вечер, и он утомился. Сложно было не спутать ощущения от каждой из женщин.
– Увидимся завтра, ребята, – сказал он и застегнул куртку. К утру пленку с записью разговора с Люси Ротшильд обработают. Не было смысла стоять над душой у экспертов и морозить зад.
Он пошел к серебристому джипу, припаркованному неподалеку.
– Эй, Макинтайр. – окликнул его Курт, когда Куинн уже открывал дверцу.
– Чего? – спросил он, глядя на фургон поверх крыши джипа.
– А вблизи эта Люси такая же горячая штучка, как на фотографиях?
– Вблизи она еще лучше. – Что не исключало ее из списка возможных подозреваемых, зато вызывало несколько интересных вопросов. Например, зачем женщине с такой шикарной внешностью и тугим кошельком искать мужчин через Интернет?
– Это сделает твою работу легче.
Вряд ли ему будет работаться легче, когда внимание будут отвлекать голубые глаза и мягкие губки. Нет, будет куда проще, если по делу о «бездыханных» обвиняемой станет Морин, с которой он встречался сегодня до Люси. От одного воспоминания о последней он содрогнулся.
– Увидимся утром, – сказал Куинн, сел в джип и закрыл дверцу.
Морин Демпси, в Сети известная под ником potaskushka, была одной из самых глупых женщин, которых он встречал за свою жизнь. Она взахлеб рассказывала о своей коллекции кукол, как будто ему было до этого какое-то дело. Она называла его не иначе, как Квинт, и заявила, что вычитала, будто за Сан-Валли высадились пришельцы и приняли облик людей. Он решил, что это неудачная шутка, и из вежливости хихикнул пару раз. Но она говорила серьезно, и он почувствовал, что уровень его интеллекта упал пунктов на десять только оттого, что он сидит напротив нее. Но самое смешное заключалось в том, что Морин работала в парламенте штата Айдахо, в индустриальном комитете.
Он завел джип и вырулил со стоянки. Из воздуховодов подуло холодом. Движок еще не нагрелся, и Куинн выключил обогрев. Он покрутил настройки радио, но выключил и его. Двух минут общения с Морин хватило Куинну, чтобы вычеркнуть ее из списка подозреваемых. И дело было не в ее работе. На правительство работает много идиотов, но женщина, которая спланировала и осуществила три убийства, не оставив ни единой зацепки, не может верить в то, что на севере штата Айдахо высадились пришельцы. Куинн был согласен с отчетом ФБР, где говорилось, что подозреваемая по делу о «бездыханных» должна обладать интеллектом выше среднего. Не верил Куинн и в то, что Морин могла разыграть его. Таких хороших актеров просто не бывает.
Судя по данным отчета, подозреваемой по делу о «бездыханных» должно быть от тридцати двух до сорока восьми лет. Учитывая отсутствие каких-либо физических улик, можно сказать, что подозреваемая была знакома с приемами судебной медицины. Она сумела обмануть полицейских экспертов. Ее не поймать с помощью обычных методов, и не исключено, что она может пройти тест на детекторе лжи и выдержать допрос.
После прочтения отчета все в отделе согласились, что такую хищную рыбу проще всего будет поймать на живца. И живцом должен стать мужчина. И хотя Куинн понимал все плюсы плана, он не одобрял его. У него было дурное предчувствие, что придется зайти очень далеко, прежде чем они соберут достаточно доказательств для ареста. Он не боялся, что может стать очередной жертвой. Но ему не хотелось оказаться в постели с маньяком.
Куинн свернул с Фэрвью и влился в поток. Фонари освещали прямую автостраду, что вела в центр, словно белая лента. Он попробовал включить печку еще раз, и из воздуховодов пошло тепло. Он ехал домой.
У всех женщин, с которыми детективы встречались за последние две недели, было что-то общее, что заставило поместить их в список подозреваемых. Они все назначали свидания через Интернет и были связаны с жертвами. Они пользовались одной сетью химчисток и ни с кем не делили квартиру.
Все три жертвы мужского пола имели нечто общее, что привлекло внимание преступника. Все они активно ходили на свидания, как будто в этом была их божественная миссия. У всех за плечами имелся длинный список из женщин, которых они обманывали. Порой они встречались по пять, а то и шесть раз за неделю и чаще с разными женщинами, с каждой из которых знакомились посредством Интернета, будь то чаты или электронная почта. Судя по количеству книг, заказанных ими через интернет-магазины и у «Барнс энд Ноубл», они были ненасытными читателями. Мужчина, ставший первой жертвой, был в разводе, второй был вдовцом, а третий был женат, но представлялся вдовцом. Все трое умерли, пристегнутыми наручниками к кровати.
Первая жертва, Чарлз Уилсон, в Сети известный как hohotyn, был найден у себя дома. Руки его были привязаны к спинке кровати гибкими наручниками, а на голове был целлофановый мешок из химчистки «Вестко». Дело передали в отдел убийств, но точно определить степень тяжести не решились. Учитывая антураж, можно было подумать, что жертва увлеклась играми с эротической асфиксией. Преступник покинул место преступления, не оставив улик, и Куинну пришлось определять, что имело место: игра, зашедшая далеко, или холодный расчет убийцы.
Они опросили семью Уилсона и ею друзей, которые уверяли, что покойный ни с кем серьезно не встречался. Его бывшая жена вышла замуж второй раз и жила в другом штате. Куинн проверил кредитные карты и автоответчик Уилсона. Он уже начал проверять всех, с кем Чарлз выходил на связь в последнее время, когда нашли вторую жертву. Два трупа не были совпадением. Смерти не были случайными, а к моменту обнаружения третьей жертвы было понятно, что они имеют дело с серийным убийцей.
Чарлз Уилсон был убит полтора месяца назад, и если полиция не поторопится, то появится и четвертый труп. И скоро.
Никто этого не хотел. И никто больше Куинна не хотел поймать преступницу. Он не испытывал никаких угрызений совести из-за того, что врал женщине: поимка убийцы – это часть его работы. Под прикрытием он не работал уже несколько лет и успел соскучиться. Но вот что действительно претило ему, так это говорить слезливые банальности, которые написал ему Курт.
Куинн подъехал к своему дому, завернул в гараж и выключил фары. Рядом стояла его белая рабочая машина. Как и всегда, Милли услышала, как он подъехал, и ждала его у двери. Она была единственной верной женщиной, хотя иногда и слишком бурно выражала свой восторг. Он зашел на кухню и включил свет. Милли смотрела на него огромными карими глазами, в которых читалось обожание.
– Привет, моя девочка. – Милли лизнула его в руку, и Куинн опустился на колено. – Уй, ты моя собачка. – Он почесал ее за ушком, и она блаженно свесила язык, стуча по деревянному полу хвостом.
Куинн осмотрелся, заметил мигающий огонек автоответчика и перья, разбросанные по кухне.
Он нахмурился и встал. Под столом лежали разодранные в клочья остатки его подушки. Он давно не выгуливал Милли, ей было скучно, и хорошо еще, что на этот раз, она не добралась до мусорного ведра. Впрочем, оно который день стояло пустое.
Так приходится платить за содержание двухгодовалого ирландского сеттера. Они все время творят беспорядок. По крайней мере сегодня Милли ограничилась только подушкой.
Куинн повесил куртку на спинку стула и прошелся по кухне. Последней женщиной, которая ушла из его жизни, была его невеста Аманда. Та разодрала в клочья всю его жизнь. Пока он работал, спасая мир от плохих парней, она охмуряла Шона, его лучшего школьного друга.
Куинн достал из-под раковины пустое мусорное ведро. Ему не забыть того дня, когда он застал их голыми в своей постели. Как не забыть ему их взглядов и обвинений из уст женщины, которую он любил.
– Я вечно одна, – говорила Аманда, прикрывшись простыней. – Ты все время на работе, а я тут одна-одинешенька.
– Не похоже, что тебе одиноко, – возражал Куинн, указывая на Шона, который вскочил с постели и судорожно надеван джинсы. В бок врезалась рукоятка девятимиллиметрового «Хеклер энд Кох», в висках стучала кровь.
– Это случайно вышло, – говорил Шон и одновременно натягивал рубашку.
– Ты случайно засунул свой член в мою невесту? – Теперь Куинн понимал, что такое убийство в состоянии аффекта, он понимал, почему мужчины теряют рассудок в приступе ярости.
– А чего ты ждал? – Две маленькие слезинки скатились по щекам Аманды. Судя по взгляду, она его винила во всем. – Ты сам виноват. Ты черствый и жестокий.
Куинн рассмеялся, хотя смешно ему не было.
– Убирайтесь из моего дома, – сказал он. Голос его был жестким, а тон непреклонным, в груди клокотал гнев. Годы самоконтроля не прошли зря, он умел владеть собой. – Оба. – Что-то в его голосе заставило их поверить, что он едва сдерживает гнев, потому что оба схватили одежду и бросились бежать.
Куинн не думал, что в ту ночь он мог пристрелить их, но вот забить Шона до полусмерти, просто из принципа, мог запросто. Впрочем, едва ли, ведь в глубине души он понимал, что обвинения Аманды не лишены основания.
Он отодвинул стул и собрал то, что осталось от подушки. Милли не удосужилась даже понурить стыдливо голову, глядя на следы погрома. Вместо этого она прошлась по перьям, налепив на лапы добрую треть. Если бы не сырая погода, он запер бы ее в вольере на улице на время уборки.
– Вон, – сказал Куинн, указав на дверь в гостиную. Милли медленно вышла из комнаты, оглянувшись на пороге. Как это по-женски: натворить дел, а потом заставить его чувствовать себя виноватым.
Куинн бросил остатки подушки и рваную наволочку в мусорное ведро. Перья кружили в воздухе, прилипая к рубашке. С тех пор как он застал Аманду с Шоном, прошло уже больше года. Он слышал, что они обзавелись ребенком, недвижимостью по ипотеке и внедорожником. Они живут американской мечтой, а он до сих пор живет la vida loca. Живет с Милли. И его, Куинна, это полностью устраивало. Было время, когда ему казалось, что и он хочет пожить красивой жизнью. Было время, когда ему казалось, что и ему хочется иметь жену, детей, мини-вэн, но карты легли иначе. Во всяком случае, для него.
Многие полицейские, которых он знал лично, были женаты по второму, а то и третьему разу, и он считал, что лучше жить одному, чем пополнять печальную статистику. У него была его работа и собака, а еще мать, брат с сестрой и семь племяшек. Такой семьи кому угодно хватит. А когда ему нужно было женское общество, он знал, где его найти. Многие прельщались на его полицейский жетон. Ему нужен был секс, а они хотели секса с полицейским. Чаще всего этого ему хватало.
Куинн встал и взял из шкафа, что стоял у стены, веник и совок, а заодно нажал кнопку воспроизведения на автоответчике. Пока он гонял оставшиеся перья веником по кухне, представитель гарантийного отдела компании «Сирз» напоминал ему, что скоро закончится гарантия на купленный им холодильник. Второй звонок был от мамы.
– Эрин сегодня делали УЗИ, – сказала она. Она и вздохнула, прежде чем продолжить: – У нее снова будет девочка.
Куинн хмыкнул. Эрин была женой его брата Донни. Она уже родила троих девочек. Значит, сейчас счет будет пять к одному. Один против пятерых женщин. Не повезло парню. Донни обречен.
Последовал еще один вздох.
– Конечно, мы все счастливы. Но кто же продолжит род Макинтайров, если у Донни будут одни девочки?
Куинн был старшим из детей. За ним шли сестра, Мэри, и брат Донни. На двоих у них было семь девочек. Куинн не видел необходимости преумножать семейство.
– На воскресной мессе я встретила Беатрис Гарнер, – говорила тем временем мама, а Куинн стряхивал перья на совок. Он уже знал, что дальше скажет его мать. – Ее дочь, Вики, работает в «Диллард». Она в отделе детской одежды. Она не замужем и посещает церковь Святой Марии на Стейт-стрит.
– И думать забудь, – сказал Куинн, снимая перья с джинсов.
Мать возблагодарила Господа, когда Куинн перевелся из отдела наркотиков в убойный отдел. Она считала, что это куда лучше, чем бегать за наркоманами и уворачиваться от пуль наркодилеров. С тех пор она спала и видела, как бы устроить личную жизнь сына. Ей казалось, что любовь хорошей женщины и регулярные визиты в исповедальню сделают его счастливым. На доводы Куинна о том, что именно «любовь хорошей женщины» сделала его несчастным, мать отвечала, что Аманда не была хорошей женщиной. Среди прочих грехов особо выделялась принадлежность к пресвитерианству. Куинн устал объяснять матери, что такой образ жизни его вполне устраивает и счастлив он не меньше, чем любой другой житель этой планеты.
Голос матери на автоответчике бормотал еще что-то о приходском священнике и дьяконе, но запал ее кончился, и вскоре она повесила трубку. Куинн поставил мусорное ведро на место, под мойку, а веник прислонил к стене. Совок он бросил на стол и достал из холодильника бутылку пива. Быть может, мать меньше беспокоилась бы за него, если б у нее самой была личная жизнь. Впрочем, он не знал, как отреагирует, если мать начнет встречаться с кем-нибудь так быстро после смерти отца. Хотя, если задуматься, прошло уже три года с тех пор, как отца хватил удар во время того, как он постригал мамину сирийскую розу. Куинн взял со стола ноутбук и досье, которое оставил там ранее, и выключил свет, когда выходил из кухни. Когда он вошел в гостиную, Милли встала и подошла к нему. Свободной рукой Куинн дотянулся до пульта и включил вечерние новости. Он сел на кожаный диван и положил ноутбук с досье на стеклянный журнальный столик перед собой. Милли села на пол у его колен, и Куинн потрепал ее за ухом.
В комнате было темно и уютно, свет из телевизора лился на пол и журнальный столик. Он смотрел прогноз погоды, который грозил очередным дождем. Пресса пока что не распространялась о деле «бездыханных». Широкая общественность знала только, что жертв было три, и все они были задушены у себя дома. Как именно жертв задушили, не разглашалось, равно, как и не разглашались подозрения полиции о том, что свидания жертвам назначались через Интернет. Пресса пошла на сотрудничество с органами. Пока что. Как только они решат, что могут сорвать большой куш, то тут же расторгнут соглашение.
Экран засветился ярче, когда пошла реклама страховой компании. Куинн глотнул пива. Он работал в полиции шестнадцать из своих тридцати семи лет. Первые шесть лет он провел на улице патрульным, пока не дослужился до детектива. Следующие шесть он провел в отделе наркотиков. В самом начале он был наивен, верил, что может спасти мир от наркотиков. Он вырос с четкими моральными принципами. В голове были ясные представления о том, что такое хорошо, а что такое плохо. Добро и зло. Белое и черное. Ему хватило года работы под прикрытием, когда он вынужден был дружить с отребьем, у него даже мировоззрение изменилось. Границы между добром и злом размазались, а черное и белое стадо одинаково серым.
И чем больше он работал под прикрытием, тем больше менялся сам. А чем больше он менялся, тем проще принимал то, что раньше считал неприемлемым. И однажды, глядя утром в зеркало, он не узнал того человека, каким стал. Он увидел перед собой обросшего типа с косматой бородой. С жестокими глазами. И ему понравилось то, что он увидел. Полицейским из отдела наркотиков приходилось думать очень быстро и действовать жестко. Они были умны и самоуверенны и считали себя несокрушимыми. А Куинн был одним из лучших. Шесть лет он жил в мире наркотиков и насилия, и вкус побед не набил оскомину. Прижать к стенке крупных наркоторговцев – дело нешуточное. И ему нравилось выбивать из плохих парней душу. Адреналин неделями зашкаливал выше нормы. Трудно было найти этому замену. Работа и жизнь переплелись так крепко, что порой невозможно было сказать, где кончается одно и начинается другое. Перемены в нем пугали родных, и он редко появлялся на семейных праздниках, пока в один прекрасный день не перестал ходить на них вовсе. Он жил работой, дышал ею, и любовью его была все она же. Это и была его настоящая жизнь, и он наслаждался каждой секундой.
Пока все не развалилось.
Куинн сделал еще глоток пива. Ее звали Мэри, что подразумевало, что она должна быть легкого нрава, вот только в жизни ее не было ничего, что могло порадовать. Она была девятнадцатилетней проституткой и баловалась наркотиками. Ее любимым был черный героин, но Мэри какое-то время была без дозы, потому что ушла от парня-наркоторговца, который избил ее до беспамятства и изнасиловал. Первый раз, когда Куинн увидел Мэри, она была в синяках и кровоподтеках, глаза ее почти не открывались. На второй встрече она согласилась быть тайным осведомителем Куинна и познакомила его с дилером.
Следующие восемь месяцев Куинн занимался тем, в чем разбирался лучше всего. Он врал, заводя дружбу с отребьем. Затем посреди ночи раздался неожиданный звонок. Его словно холодной водой окатили. Тело Мэри нашли в продуктовой коляске на заднем дворе супермаркета. Он стоял под дождем, глядя на ее мертвое тело, на дешевые накладные ногти, и злость закипала в нем. Злость, которая, точно кислота, прожигала дыру в сердце. Восемь месяцев работы пошли псу под хвост.
Дьявол!
Он смотрел, как по ее лбу к носу стекают дождевые капли, и что-то в нем изменилось. Моральные устои, которыми он жил, рухнули. Убили девушку, почти ребенка, а он думал только о работе. С этой минуты, глядя в зеркало, он ненавидел жестокого ублюдка, что смотрел на него с той стороны. Он был противен сам себе.
Мэри доверилась ему, а он не смог уберечь ее. Он подвел ее и как полицейский, и как человек. По букве закона он был прав. Он сделал ровно столько, сколько требовала инструкция. Но он должен был сделать больше.
В короткой жизни Мэри он был последним мужчиной, в котором она тоже разочаровалась. Ее тело, кроме бабушки, опознать было некому. И несмотря на то что Куинн подвел ее при жизни, он мог сделать кое-что после ее смерти. Он оплатил похороны, купил лучший гроб и был одним из немногих, кто пришел на похороны Мэри. Каждый год в день ее смерти он приносил букет алых роз к ее надгробию. Он даже не знал, любит ли она алый цвет.
Мэри убили четыре года назад, а он все еще испытывал чувство вины. Скорее всего, это навсегда. История с Мэри помогла ему остаться человеком, хотя он общался с худшими из рода человеческого. Благодаря Мэри он не воспринимал это как войну и не делил мир на своих и чужих.
После того как он перевелся в криминальный отдел и надел костюм, он потратил много времени, чтобы вернуть себе себя самого. Ему пришлось долго выправлять свое представление о том, что такое хорошо и что такое плохо. О добре и зле. О черном и белом. Ему казалось, он преуспел в этом. Он даже начал задумываться о жизни вне работы. Он подумывал о жене, о детях. Но Аманда доказала ему, что чего-то в жизни просто не может быть. Во всяком случае, не в жизни Куинна. Что ж, он смирился с этим. Eго это даже устраивало.
Куинн глотнул еще пива и принялся щелкать пультом, переключая каналы. Экран мигал, а Куинн все пил, не отрывая горлышко от губ. Ему нравилось работать в убойном отделе. Он привык наблюдать разрозненные факты, собирать улики, казалось бы, не связанные друг с другом. Ему нравилось очищать улицы от людей, которые считали насилие нормой жизни. Но это не забирало ею целиком. Он научился дистанцироваться. Смог оставлять работу за дверями офиса. За исключением этого дела. Убийцу «бездыханных» нужно остановить прежде, чем она снова выйдет на охоту.
У Куинна был врожденный талант остановиться, сделать шаг назад, чтобы увидеть картинку целиком. Но на этот раз не на что было смотреть. Фактов почти не было, ниточки были ничтожны, а улики оставались не связанными друг с другом. Ничем.
Из-за этого дела Куинн не спал по ночам. От вопросов, на которые он не мог найти ответы, кружилась голова. Кто бы ни была убийца «бездыханных», она была умной женщиной. А если чего Куинн и не любил, так это когда преступники оказывались умнее его. И не важно, мужчина это или женщина.
Что навело его на мысли о Люси Ротшильд? Он все же полицейский. Он читает язык тела, видит, когда человек врет. Умеет понимать это и по глазам. Но несколько раз во время разговора он ловил себя на том, что смотрит на ее губы, а вовсе не на глаза. Он изучал изгибы ее тела, и причиной тому было вовсе не желание поймать ее на лжи. Один раз он с трудом отвел взгляд от груди, которая даже под объемным свитером четко обрисовывалась. И тогда главный вопрос, не дававший ему покоя, был очевиден: что заставило такую красотку, как Люси, искать мужчину через Интернет? Он мог понять, почему мужчины ищут партнерш в Сети. Многие парни боятся пригласить девушку на свидание, глядя ей в глаза. Но от женщины в этой ситуации требуется одно – хорошо выглядеть. И иногда еще улыбаться, чтобы парень думал, что заинтересовал ее. Чего уж тут сложного? Особенно для такой симпатичной женщины, как Люси.
И тем не менее, что-то с ней было не так. Иначе и быть не может. Какая-то тайна кроется в ее больших голубых глазах. Что-то, что может выдать в ней убийцу.
Люси с делом «бездыханных» связывало не так много: она была в списке клиентов сети прачечных «Вестко», на ее электронную почту приходило письмо от Чарлза Уилсона, в Сети известного под ником hohotyn, и она встречалась в кафе с третьей жертвой, Лоренсом Крейгом, в Сети известным под ником zhesllubvi. Немного, но на этой стадии расследования у полиции вообще немного зацепок.
Детективы методично исключали подозреваемых, и теперь список был куда короче, нежели в самом начале. Но вопрос оставался неизменным: какая женщина станет встречаться с мужчиной, который называет себя zhesllubvi? Вероятно, та же женщина, которая решила до этого встретиться с goryachiymuzhik или legaviy.
Глава 3
Lubopitnaya: ищу настойчивого поэта.
На следующее утро Куинн смотрел, как порхают в зеркале его руки, завязывая узел галстука в красно-синюю полоску. Куинн вздернул гладко выбритый подбородок и поправил галстук, пока тот не лег идеально под наглухо застегнутым воротничком голубой рубашки. Он застегнул все пуговицы до конца и взял с полочки жетон.

Гибсон Рэйчел - Секс, ложь и онлайн свидания - 1. Ложь, опасность и любовь => читать книгу далее


Надеемся, что книга Секс, ложь и онлайн свидания - 1. Ложь, опасность и любовь автора Гибсон Рэйчел вам понравится!
Если это произойдет, то можете порекомендовать книгу Секс, ложь и онлайн свидания - 1. Ложь, опасность и любовь своим друзьям, проставив ссылку на страницу с произведением Гибсон Рэйчел - Секс, ложь и онлайн свидания - 1. Ложь, опасность и любовь.
Ключевые слова страницы: Секс, ложь и онлайн свидания - 1. Ложь, опасность и любовь; Гибсон Рэйчел, скачать, читать, книга и бесплатно