Левое меню

Правое меню

 Блок Александр Александрович - 31 декабря 1900 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Асприн Роберт

Шутт - 4. Дважды Шутт


 

На этой странице сайта выложена бесплатная книга Шутт - 4. Дважды Шутт автора, которого зовут Асприн Роберт. На сайте strmas.ru вы можете или скачать бесплатно книгу Шутт - 4. Дважды Шутт в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB, или же читать онлайн электронную книгу Асприн Роберт - Шутт - 4. Дважды Шутт, причем без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Шутт - 4. Дважды Шутт равен 287.76 KB

Асприн Роберт - Шутт - 4. Дважды Шутт - скачать бесплатно электронную книгу



Шутт - 4


Аннотация
Кто он, галактический герой, кумир школьниц и газетчиков? Кто он – цвет гуманоидно-негуманоидной армии, сумевший свершить чертову уйму великих подвигов, главный из коих – превращение самой что ни на есть препаскуднейшей боевой единицы Космического Легиона в истинную легенду милитаризма? Вы поняли, о ком идет речь? Ну, ясное дело, поняли! Кто же не слышал о деяниях неустрашимого Уильяма Шутта и его Шуттовской роты?..
Боевых миссий, как известно, много не бывает. По крайней мере так полагает начальство, отправившее Шутта и его людей защищать интересы мирного динозаврообразного населения на планетке Зенобия.
Вот только... знают ли зенобианцы, что по цене одного спасителя к ним прибывают СРАЗУ ДВА?
Роберт Асприн
Дважды Шутт
ПРОЛОГ
– Славненько, славненько, – проговорил преподобный Джордан Айрес, довольно потирая руки. Сойдя с подиума в арендованном танцевальном зале, он поманил к себе своих подопечных. – Ну, кто у нас готов уподобиться Королю? Смелее, смелее!
У Препа просто не было отбоя от новобранцев, желающих вступить в Церковь Короля – его любимое детище. То, что в эту церковь стремились большей частью именно новобранцы, объяснялось скорее всего тем, что закоренелые легионеры были более придирчивы, а может быть, новобранцам Преп просто-напросто казался их поля ягодой, а ветераны к нему так не относились. А может быть, все дело было только лишь в том, какой контингент новобранцев попадал в роту «Омега». Как бы то ни было, сейчас танцзал, он же – большая аудитория ландурского отеля «Плаза», был забит под завязку теми, кто явился, чтобы засвидетельствовать свою преданность Королю, и надо сказать, среди них были не только легионеры, но и местные жители.
– А-а-а… Преп, дичего дурдого ведь де будет, а? Эдо-e… де больдо? – опасливо осведомился Бандюга – один из новобранцев, зачисленный в роту под командованием Шутта в то самое время, когда Преп был назначен ротным капелланом. Бандюга был родом с планеты Парсонса и потому гнусавил, как все тамошние обитатели.
– Больно? – всплеснул руками Преп. – Да разве стоит об этом переживать? Ведь это – одна из глубочайших тайн нашей веры. Если ты не любишь Короля настолько, что готов немножко потерпеть, так я не стану тебя неволить, сын мой. Ты делаешь это не для меня, а для себя – ну и для Него, разумеется!
– А Король пел о боли, между прочим, – встрял еще один новобранец, по прозвищу Падальщик. – Он-то небось не боялся шнырять по Безлюдной улице note 1 .
В голосе Падальщика проскользнуло едва заметное осуждение по адресу Прела, который позволил себе заподозрить Убивца в близорукости и эгоизме, то бишь – в крепости веры.
– Ага, только од призывал дас де быть жестокиби note 2 , – возразил Бандюга. – И потоб: я же де сказал, что отказываюсь дебдожко потерпеть. Просто хотелось уздать загодя, будет больдо или дет, а ты про это, Падальщик, не больше здаешь, чеб я. Опыт в этоб деле тут только у Препа ибеется, а послушать его – так получается, что все-таки больдо будет, вот это я и хотел сказать.
– Если и больно, то не очень, – с ласковой улыбкой заверил Бандюгу Преп, кашлянул и поспешно сменил тему. – Кстати говоря, для начала вам надо сделать еще один выбор – а вы и не догадываетесь, что такой выбор существует.
– Еще один выбор? – Падальщик подозрительно нахмурился. – Что, разве мало того, что мы согласны уподобиться Королю внешне и стать на себя непохожими?
– Есть, ребятки, есть еще один выбор, – кивнул Преп. – Дело в том, что у Короля было много образов. Так что сидите смирненько, а я вам сейчас покажу несколько голограмм. Имеются кое-какие ограничения в плане строения скелета, но при всем том вы сможете выбрать из нескольких, так сказать, моделей.
С этими словами он жестом пригласил всех присутствующих занять места. Новобранцы после непродолжительного замешательства расселись.
– Ну вот, – снова потер руки Преп. – Сейчас поглядите, из чего можно выбрать, и сразу приступим к процессу вашего преображения. Дело это быстрое, так что уже к завтрашнему утру вы все уже станете как бы живыми воплощениями могущества Короля!
По залу пробежал затравленный ропот. Преп взял пульт от голографического проектора.
– Сейчас, – начал он тоном лектора, – вы видите перед. собой Короля в самом начале его карьеры. Этот образ годится для тех, кто помоложе и постройнее. Обратите внимание на то, что бакенбарды Короля тоньше, чем у меня…
Присутствующие зачарованно уставились на голограмму. Преп продолжал пояснения.
ГЛАВА 1
Дневник, запись № 474
Modus vivendinote 3 роты под командованием моего работодателя на Ландуре, месте последней дислокации, оказался весьма и весьма приятным. Изначально рота была направлена на эту планету в качестве подразделения миротворческих сил, однако в самом скором времени профиль ее деятельности видоизменился, как только мой работодатель решил направить свои усилия на то, чтобы помочь местному населению осознать, насколько велик потенциал Ландура в плане превращения этой планеты в туристическую Мекку. Вложив в это дело немало времени, денег и личных усилий, мой босс добился успеха.
Климат на Ландуре мягкий, люди здесь живут весьма, дружелюбные. Не сказать, чтобы служащие роты «Омега» были так уж сильно обременены тяготами исполнения воинского долга, и потому с завидной активностью посещали все парки аттракционов на Ландуре. Офицеры были несказанно рады сложившейся обстановке, благодаря которой солдаты были лишены соблазнов коррупции, во множестве имевшихся в местах предыдущей дислокации роты. Хотя следует упомянуть о том, что многих солдат и соблазнять, честно говоря, было не нужно. Как бы то ни было, во многом Ландур стал одним из самых благоприятных мест пребывания роты.
Относительно, конечно.
Суши пристально смотрел на экран монитора своего компьютера. В данный момент на экране демонстрировался длиннющий перечень фамилий. Надо сказать, что лицезреть этот список доводилось мало кому, кроме Суши, а если бы хоть кто-то из тех, кто в оном перечне был поименован, узнал бы о том, кто читает список и зачем, то могли бы воспоследовать очень серьезные межпланетные конфликты.
Один из этих конфликтов мог бы заключаться в попытке ликвидировать Суши. Суши об этом, естественно, знал. Это обстоятельство было одной из издержек той игры, которую он затеял.
Покончить с Якудзой… Когда эта мысль впервые пришла в голову Суши, она была чистой воды импровизацией, предназначавшейся исключительно для спасения собственной шкуры. Случилось это тогда, когда японская мафия послала киллера убить Суши за то, что тот нагло выступил в роли самозванца и выставил себя одним из членов этой тайной организации. Если бы Суши мог предвидеть все последствия своей шалости, он бы, наверное, повел себя поосторожнее. В конце концов, у него и так уже имелась постоянная работа, хотя служба в рядах роты «Омега» под водительством капитана Шутта и не была слишком обременительной в сравнении с муштрой в других подразделениях Космического Легиона. А вот то, во что влез Суши, затеяв свои конспиративные козни, требовало от него недюжинных усилий.
Идея в основе своей была проста. Суши измыслил несуществующее мафиозное суперсемейство, целью которого было объединение под его эгидой семейств рангом пониже, действующих на разных планетах, надзор за тем, как эти шайки производят территориальные разборки, а также добывание и распространение полезной информации. В принципе идея эта была далеко не нова, а наоборот – стара как мир. Лишь извечный консерватизм, свойственный криминальным авторитетам, помешал тому, что она не была воплощена в жизнь раньше. Воплотил ее в жизнь не кто иной, как Суши, и при этом – не прибегая к ничьей помощи, кроме как к помощи своих кровных родственников. Именно кое-какие их познания и контакты позволили ему раздобыть ряд нужных сведений. В итоге все сработало как надо.
До сих пор единственная сложность состояла в том, что все суперсемейство состояло всего лишь из самого Суши и его верного компьютера. Компьютер был стандартной модели – такими снабжали все подразделения Космического Легиона, но Суши внес в его операционную систему множество хитрых модификаций. Суши понимал, что рано или поздно какой-то прокол в его махинациях неизбежен – ему оставалось только надеяться на то, что прокол не окажется фатальным. Более всего Суши надеялся на то, что фатальным прокол не окажется лично для него. На самом деле в его цели не входило присвоение даже крошечной доли доходов Якудзы. В самом начале, когда завертелась вся эта история, Суши хотелось одного-единственного: остаться в живых, да и теперь он был вовсе не против того, чтобы эта задача выполнялась еще лет эдак семьдесят – восемьдесят.
За спиной у Суши открылась дверь, и он машинально отключил монитор. Прозвучал знакомый голос:
– Здорово, Суш. Мне тут Оки сболтнул, будто в парке «Дюны» запустили новые «американские горки». Не желаешь прокатиться?
Суши обернулся и увидел, что в дверях стоит Рвач, его закадычный дружок, напарник и сосед по номеру в гостинице «Плаза».
– Может, завтра, – уклончиво отозвался Суши. – Сейчас я по уши увяз в своем проекте.
– Ой, да ладно тебе, – вальяжно протянул Рвач. – Уж считай, неделю горбатишься, ерундой этой занимаясь. Пора расслабиться, старик.
– Ты уж мне поверь: я и сам не против расслабона, – отозвался Суши. – Но оказалось, что разделаться с Якудзой не так просто, как я думал. Взять власть над мафиозными кланами оказалось парой пустяков, а вот удержать ее намного труднее.
– А если ты проколешься – беда, – сочувственно кивнул Рвач.
– Еще какая, – вздохнул Суши, откинулся на спинку стула и потянулся. – Несколько кланов в том секторе, в который входит Земля, – на моей стороне. Людишки там соображают, что мафия нуждается в руководстве, а кто им занимается – им по большому счету до лампочки. Лишь бы их денежки были целы. Это, само собой, плюс. Хоть один плюс имеется, – снова горестно вздохнул Суши.
– Какой уж тут плюс, ежели у тебя и минутки нету, чтоб порезвиться, – буркнул Рвач. – Ты уж прямо как какой-то офицеришка занудный стал.
– Кто, я? Думай, что болтаешь! – возмущенно воскликнул Суши. – Если бы я захотел стать офицером, так я бы упросил папашу подкупить военную комиссию, освободился бы от воинской повинности да поступил бы в академию.
Рвач прислонился к дверному косяку и скрестил руки на груди.
– Я говорю, старик, – заявил он, – только про то, что вижу, вот и все. Мы находимся, между прочим, на планете, где до хрена парков с зашибенными аттракционами. Катайся – не хочу, как говорится. Так нет же! Все эти твои происки с Язукой тебя по рукам и ногам связали!
– Не с Язукой, а с Якудзой, – поправил друга Суши. – Послушай, не сердись, ладно? Но мне правда надо закончить сообщение. А ты с кем-нибудь еще сходи на этот раз покататься, о'кей?
– И с кем же, к примеру? – прищурился Рвач. – Клыканини, пожалуй, не откажется пойти со мной, но о чем с ним болтать, пока мы будем торчать в очереди? Он же как пить дать достанет какую-нибудь умную книжку и примется ее штудировать.
– Ну, позови Махатму или гамбольтов, – рассеянно посоветовал другу Суши.
– Ну да, пойдут они, как же. Их разве оторвешь от тренировок? Нет, Суши, эти салаги просто какие-то фанаты тренировок, глаза бы мои на них не смотрели. Ну ни одного нету такого, чтоб понимал, как это славно – хорошенько посачковать.
Суши осклабился.
– Да, пожалуй, что нету таких среди них. А помнишь, Рвач, как на планете Хаскина мы переделали автомат для коктейлей в тотализатор? Нажмешь кнопку «Прунола-лайт» – и делай себе ставки на здоровье.
– Угу, – усмехнулся Рвач. – Работал как миленький, покуда Шоколадный Гарри не нажаловался в дирекцию и не наболтал, что автомат неисправен – банки не выбрасывает, дескать.
– Да… – кивнул Суши. – А ведь мы-то и не думали, не гадали, что кому-то придет в голову возжелать испить этой бурды. – Он наконец оторвал взгляд от экрана компьютера и расхохотался. – Но ты прав: никто из нынешних салаг ни за что не додумается до такой проделки. И уж тем более они не допетрят заменить себя голографическими изображениями, дабы те вместо них стояли на посту ко времени патрулирования лейтенанта Армстронга.
– Ага, – гоготнул Рвач. – И честно говоря, Армстронг бы точно ничегошеньки не заметил, если бы я не забыл отключить проектор после того, как сменился с поста. Эх… – мечтательно протянул он. – Вот ведь времечко было, а?
– Еще какое… – подтвердил Суши. – Если на то пошло, по части сачкования мы с тобой, Рвач, были чемпионами в роте «Омега», а уж это, само собой, значит – мировой класс.
Рвач расхохотался.
– Да, уж мы с тобой все обставляли по последнему слову науки и техники, Суш, что и говорить. – Но тут Рвач помрачнел. – Так что же с нами стряслось, старик? Почему мы с тобой больше не резвимся, как в старые добрые времена?
С абсолютно серьезным выражением лица Суши ответил вопросом на вопрос:
– А может быть, мы просто стареем, а?
– Стареем? – удивленно вздернул брови Рвач. – Не валяй дурака, Суш. – Немного помолчав, он добавил:
– Если бы я старел, я бы на себя в зеркало без страха взглянуть не мог.
– Ну, тогда все нормалек, – усмехнулся Суши. – На тебя, старик, без страха мало кто посмотреть решится, так что тебе самому вовсе не обязательно пялиться на свою рожу в зеркало.
Рвач дружески шлепнул приятеля по плечу и сказал:
– Ну а я что говорю? Теперь согласен заценить новый аттракциончик?
Суши вздохнул и отключил компьютер.
– Ты ведь ни за что не дашь мне поработать, пока я не соглашусь, верно? Ладно, чего уж там, пошли…
Дневник, запись № 475
Перевод роты «Омега» на Ландур не обошелся без накладок. Главной из них стала необходимость покинуть казино «Жирный Куш» на орбитальном комплексе Лорелея – при том, что личный состав роты являлся держателем контрольного пакета акций этого весьма прибыльного заведения. Оставить такое казино на произвол судьбы равнялось бы рассылке официальных приглашений всем без исключения шулерам в галактике. Даже тогда, когда рота была расквартирована на Лорелее, представители организованной преступности пытались завладеть казино. Попытки эти оказались тщетными, но любое проявление слабости могло привлечь к лакомому кусочку новые стаи стервятников.
Мой босс предложил гениальную идею: создать такое впечатление, будто бы казино охраняется как прежде. Осуществление этого замысла было возложено на плечи труппы актеров, которым было поручено исполнять роли легионеров. На тот случай, если бы действительно потребовалось применение грубой физической силы, в казино были оставлены несколько настоящих вышибал. И все это являлось только вершиной айсберга…
Туристический шаттл приземлился перед казино «Жирный Куш», и из него вышли несколько существ, значительно отличавшихся друг от друга внешностью, размерами и цветом. То же самое можно было сказать и об их багаже.
Однако одно объединяло вновь прибывших: все они производили впечатление особ весьма и весьма небедных. И это было вполне естественно: в противном случае они ни за что не могли бы себе позволить полет на орбитальный развлекательный комплекс под названием «Лорелея» – самый знаменитый игорный центр в галактике. Главным делом Лорелеи было отнятие у туристов их денежек. На туристов, у которых отнять уже было нечего, Лорелея смотрела хмуро и неприветливо. Этих же новичков, которые только-только прилетели и потому еще не успели истратить ни гроша, встречали самыми радушными улыбками.
Менеджер казино, костюм которой, отличаясь стильностью и изысканностью, тем не менее производил впечатление формы, обратилась к группе туристов.
– Добро пожаловать в «Жирный Куш», господа! – тепло проговорила она. – Вы выбрали самое лучшее игорное заведение на Лорелее. Мы хотим, чтобы наши гости наслаждались каждой минутой пребывания у нас. Так что расслабьтесь, забудьте о любых заботах и приготовьтесь к великолепному отдыху. Если вы желаете сразу поселиться в своих номерах, пожалуйста, пройдите налево, в вестибюль отеля. Там наши администраторы зарегистрируют вас, и благодаря их стараниям вы почувствуете себя как дома.
Менеджер отошла в сторону и указала на роскошные двери, стилизованные под те, что некогда украшали вход в знаменитое игорное заведение на древней планете Земля.
– Если среди вас есть те, кто предпочитает сразу приступить к развлечениям, они могут сразу же пройти в вестибюль казино либо направиться в один из наших ресторанов галактического класса. Заботы о вашем багаже возьмут на себя наши портье. Если вы желаете, чтобы ваши вещи были сразу доставлены в номера, прошу вас передать мне копию вашего регистрационного бланка, и мы все устроим, пока вы будете отдыхать и предаваться развлечениям. В самом скором времени вам будут переданы ключи от ваших номеров. Есть ли у кого-нибудь вопросы?
Розовощекий мужчина в сорочке, которая, судя по всему, должна была поблескивать в темноте, поднял руку и мрачновато проговорил:
– Не знаю, как остальные, но я бы предпочел глаз не спускать со своего багажа. В прошлом году мой брат во время отпуска летал на Нью-Балтимор, так у него чемодан в такси сперли – прямо на ходу!
– О, Генри, – вмешалась тоненькая женщина, стоявшая рядом с ним. – Это же «Жирный Куш»! Тут никто не посмеет сделать ничего подобного! Ведь здешние охранники – из Космического Легиона.
Она указала на вход в казино. У двери навытяжку стояли двое здоровяков в черной форме космических легионеров.
Вид у обоих был аккуратный, подтянутый и явно говорил о полной боевой готовности.
– Это верно, мэм, – лучисто улыбнувшись, подтвердила менеджер. – И должна заметить, что казино охраняют не просто космические легионеры, а солдаты роты под командованием капитана Шутта. Вероятно, вы слышали о том, что служащие этой роты являются совладельцами казино. Так что для них эта служба – не просто работа. Они лично заинтересованы в том, чтобы все наши гости чувствовали себя здесь в полной безопасности, могли беззаботно отдыхать и развлекаться и затем пожелали бы побывать у нас вновь.
– И вытрясли бы здесь все свои денежки, – проворчал Генри. – Ну, на этот раз вы на это не рассчитывайте. Я собираюсь сорвать банк, так что «Жирный Куш» для меня станет местом для испытания моей собственной системы!
– Вот и прекрасно! – послышался чей-то голос. Туристы обернулись и увидели энергичного молодого человека в форме офицера Космического Легиона. Офицер был строен, подвижен, его улыбка отличалась необыкновенной искренностью. – Если и есть на Лорелее казино, где имеет смысл проверить какую-то систему, так это, без сомнения, «Жирный Куш»! Как минимум у нас не принято вышвыривать новичка за порог сразу же, как только он начинает выигрывать, а вот в других заведениях поступают именно так.
– Капитан Шутник! – представила офицера менеджер.
– Я возвращаюсь к себе в кабинет после утренней деловой встречи в ресторане, – сообщил улыбающийся офицер. – Случайно услышал разговор, вот и решил ознакомить нашего гостя с нашей тактикой. Продолжайте, мисс Шедуэлл. Уверен, вы все делаете как надо. – Обернувшись к гостям, офицер добавил:
– Добро пожаловать в «Жирный Куш». Если возникнут какие-то сложности – милости прошу ко мне. Дверь моего кабинета всегда открыта.
Он улыбнулся, отвесил гостям театральный поклон и стремительной походкой удалился.
– Это Уиллард Шутт, – шепнул один из туристов соседу, прикрыв рот ладонью. – Наследник фабриканта по производству вооружений. Богат, как Крез. Похоже, отмывает папашины денежки в игорном бизнесе – так я слышал.
– А почему он в военной форме? – спросил его собеседник.
– Подался в Космический Легион, – хмыкнув, ответил первый турист. – Говорят, там не соскучишься.
– Это верно, – улыбнулась мисс Шедуэлл. – Как, кстати, и в казино «Жирный Куш». Ну а теперь, если кто-то из вас желает воспользоваться нашей системой экспресс-регистрации, я введу ваши данные сюда… – Она достала карманный компьютер.
Туристы послушно выстроились в очередь, одаривая мисс Шедуэлл благодарными улыбками.
Двое охранников, прищурившись, проводили капитана взглядами, переглянулись и кивнули друг другу.
* * *
Сначала сержант Бренди обвела шеренгу легионеров взглядом, полным нескрываемого удовольствия. Ее прогнозы относительно того, как новобранцы приживутся в роте, были намного более мрачными. Конечно, над ними предстояло еще работать и работать, исключая, безусловно, гамбольтов – котоподобных инопланетян, имевших репутацию лучших рукопашных бойцов в галактике. Трое гамбольтов, подчиненных Бренди – Дьюкс, Руб и Гарбо, – этой категории вполне соответствовали. Их природные способности проявились с самых первых дней после зачисления в роту. Даже если бы гамбольты и не обнаружили никакого прогресса за время тренировок, они все равно числились бы одними из лучших.
Остальные новобранцы также прогрессировали совсем недурно, а уж это Бренди считала своей личной заслугой.
Поначалу все они представляли собой обычный набор скандалистов и недотеп, попадавших в ряды Космического Легиона. В Генеральном штабе отбирали самых способных, а всех остальных отправляли в роту «Омега». Бренди против этого ничего не имела: за годы службы в роте «Омега» она успела привыкнуть к тому, что на лучшее надеяться не приходится. Но почему-то именно эта партия новобранцев ухитрилась опровергнуть самые худшие ожидания, и теперь Бренди подумывала о том, что из них может получиться совсем неплохое подразделение.
– Ладно, слушайте меня внимательно, – строго проговорила Бренди. – Сегодня мы будем отрабатывать имитацию десанта на берег реки. Кто из вас имеет опыт обращения с небольшими лодками?
На самом деле предстоящее учение было затеяно в связи с позорным провалом, случившимся прошлым летом, когда местный проводник-провокатор нарочно подстроил все так, что его лодка ткнулась носом в берег, в результате чего все легионеры попадали в воду, а затем мятежники без труда захватили их в плен. Капитана известие об этом происшествии совсем не порадовало. И потому сегодняшние учения…
Как и ожидала Бренди, несколько легионеров подняли руки.
– Хорошо, – кивнула Бренди и обвела взглядом отряд. – О'кей. Убивец, Махатма, Бандюга…
– Сержадт, а я руку де поддибал, – возразил Бандюга.
Его голос донесся с дальнего конца строя, куда Бренди и не смотрела.
– Что такое? – резко развернулась в ту сторону Бренди. – А ну, вы двое, шаг вперед. Дайте-ка мне на вас посмотреть.
Двое легионеров послушно шагнули вперед. Само собой, их физиономии выглядели почти как у братьев-близнецов.
Преп, капеллан роты «Омега», как только что вспомнила Бренди, проповедовал культ, согласно догматам которого его адепты должны были подвергнуться пластическим операциям, призванным уподобить их так называемому Королю. Если Бренди не ошибалась, настоящее имя этого пророка было Элвиш Пристли…
– Не сказала бы, что я в восторге, – выразила свои соображения вслух Бренди. – Как же, проклятие, спрашивается, я буду отличать вас друг от друга?
– А какая разница-то, сержант? – вальяжно осведомился Бандюга… или… – Бренди взглянула на нашивку с именем легионера. Нет, это оказался Падальщик. – Мы же устава не нарушаем, правда?
– Ну не знаю, – нахмурилась Бренди. – Не имею ничего против Препа и вашего Короля, но боюсь, что заморочек не миновать.
– Декларация прав легионеров, статья четыре, пункт четыре А. «Возбраняется любое ущемление религиозного волеизъявления», сержант, – послышался хорошо поставленный голос.
Бренди негромко застонала. Этот голос она не могла не узнать. Это был Махатма, ясноглазый легионер с темными волосами, забранными в хвостик, – неизменный камешек в ее ботинке.
– Махатма, – сдерживаясь из последних сил, проговорила Бренди, – никто не сказал ни слова ни о каких там ущемлениях. Я всего-навсего подумала о том, что, если в бою не будешь знать, с кем конкретно имеешь дело, последствия могут быть самые непредсказуемые.
Бренди, конечно, понимала, что ни Махатму, ни кого бы то ни было еще она таким прямолинейным аргументом не убедит, но должна же она была бы хотя бы попробовать! В прежние деньки она запросто могла бы задавить выскочек своим авторитетом, а теперь… Чтобы хоть немного утешить себя, Бренди мысленно напомнила себе о том, что теперь многое все же лучше, чем было раньше. Ностальгия теряла всякую привлекательность, когда в добрые старые деньки происходило слишком мало такого, что счел бы хорошим любой здравомыслящий человек.
Махатма вышел из строя. Как обычно, его круглую очкастую физиономию озаряла лучистая улыбка.
– Если это так важно, – сказал он, – то почему тогда нас заставляют носить единую форму? Будь мы одеты по-разному, нас было бы куда как легче отличить друг от друга.
– Махатма, сейчас не время и не место задавать такие вопросы и отвечать на них, – отрезала Бренди. – У нас, если ты не забыл, идут учения.
– Они еще не идут, – возразил другой легионер. – Они только начались.
Бренди не поняла, кто это сказал. Буквоедство Махатмы, к несчастью для Бренди, оказалось заразительным. Но к несчастью для тех, кто подхватил эту препротивную привычку, им недоставало виртуозности, с коей свои вредные вопросики задавал Махатма.
– Молчать!!! – рявкнула Бренди на пределе своих голосовых способностей. Наступившая после ее властного возгласа тишина показалась ей поистине блаженной. Вперив в легионеров зловещий взор, сержант продолжила:
– Так вот… Я как раз собиралась сказать, что сегодня мы проведем учения на реке. Те трое, что заявили, что умеют обращаться с лодками, станут командирами групп. Остальные – рассчитаться на первый-второй-третий!
– Первый!
– Второй!
– Третий!
Легионеры начали расчет.
Вытерпев это безобразие в течение нескольких минут, Бренди гневно подняла руку и рявкнула:
– Хватит! Падальщик, тебя никто не просил участвовать в расчете.
Падальщик обиженно надулся.
– Но, сержант… Я тоже хочу считаться! Я люблю считаться!
– Люби на здоровье, – прорычала Бренди, – но сейчас ты считать не должен! Ты – командир группы!
– А я вот не понимаю, почему Падальщику нельзя считаться, – заметил кто-то из легионеров. – Считаться – это очень здорово.
– Если Падальщик будет участвовать в расчете, от этого не будет никакого толку, – одарив зловещим взглядом наглеца, объяснила Бренди. – Начинаем заново. На первый-второй-третий рассчи-тайсь… все, кроме Падальщика!
Падальщик набычился, но все же ухитрился промолчать, пока другие рассчитывались.
– Первый!
– Второй!
– Третий!
– Первый!
– Второй!
Бренди снова, подняв руку, остановила расчет.
– Минуточку! Махатма, ты тоже командир группы и не должен участвовать в расчете.
– Но вы сказали: «Все, кроме Падальщика», сержант, – возразил Махатма, сопроводив свои слова извечной обезоруживающей улыбочкой. Бренди не сомневалась, что эту свою гадскую улыбочку он часами отрабатывает перед зеркалом. – Я просто дисциплинированно выполнял ваш приказ.
– Ладно… – процедила сквозь зубы Бренди. – Ты тоже исключаешься из расчета. Все, кроме трех командиров групп, на первый-второй-третий – рассчи-тайсь! И чтоб без глупостей на этот раз!
– Первый!
– Второй!
– Третий!
На этот раз расчет прошел без сучка без задоринки. Бренди вздохнула. В такие дни, как этот, она с вожделением думала о том, что пора бы уже уйти в отставку и свить где-нибудь уютное гнездышко… Собственно говоря, финансовые возможности Бренди в этом плане разительно возросли с тех пор, как командиром роты «Омега» стал Уиллард Шутт, которого по его настоянию его подчиненные должны были называть капитаном Шутником. Но с другой стороны, в данный момент рота была расквартирована на курортной планете галактического класса, солдаты и офицеры проживали в роскошном отеле, трижды в день питались в превосходном ресторане, и за все это еще получали жалованье. Как ни безумно было возиться со строптивыми новобранцами, отказаться от всей этой роскоши и уйти в отставку было бы еще безумнее. Порой у Бренди мелькала мысль о том, чтобы продлить контракт… а уж вот это точно было полным безумием…
Дневник, запись № 480
Как ни приятно было пребывание на Ландуре, мой босс зависел от воли вышестоящего начальства, у представителей которого были свои соображения. Эти соображения во многом диаметрально расходились с соображениями моего босса. Командованию Космического Легиона было совершенно чуждо понятие о том, что человек, добившийся успеха на каком-либо поприще, имеет право воспользоваться плодами этого успеха.
Но такое положение дел не должно удивить никого, кто когда-либо имел дело с начальством.
По крайней мере моему боссу удалось обрести союзников среди властей предержащих. Однако я не сказал бы, что из-за этого у него стало меньше врагов.
– Очнись, мой сладенький, тут кое-кто желает с тобой повидаться, – проворковал ласковый голосок в наушниках Шутта. Это, естественно, была Мамочка – голос главного связного пункта роты «Омега».
Шутт оторвал взгляд от дисплея портативного компьютера, в просторечии именуемого карманным мозгом, с помощью которого он изучал состояние ротных финансов, и осведомился:
– Кто же, Мамочка?
Его голос был передан на связной пункт с помощью широконаправленного микрофона, вмонтированного в ремешок наручных часов.
– Да этот красавчик, посол Гетцман, – томно отозвалась Мамочка. – Может, выкроишь минутку и пришкандыбаешь сюда, а?
Шутт не выдержал и рассмеялся.
– Скажи ему, что я уже иду, Мамочка! Извини, что придется прервать ваше рандеву.
На самом-то деле Шутт намеревался оказать Мамочке, которую в действительности звали Розой, большое одолжение. Дело было в том, что Роза-Мамочка была способна разговаривать в такой вот разбитной манере только по коммуникатору, но стоило ей встретиться с кем-то с глазу на глаз, как она сразу становилась невероятно стеснительной. Так что, уведя посла к себе в кабинет, Шутт дал бы Мамочке возможность снова расслабиться даже в том случае, если она действительно считала Гетцмана неотразимым.
Сделав буквально несколько шагов по коридору, Шутт оказался в помещении связного пункта. Импозантный, безупречно одетый посол сидел перед принтером, из которого медленно выползала лента с распечаткой последних новостей, и усиленно делал вид, что погружен в чтение с головой, дабы не замечать мучений Розы. В конце концов, Гетцман был опытным дипломатом, и с Розой встречаться ему уже доводилось. Когда капитан вошел, посол тут же встал.
– Приветствую вас, господин посол, – сказал Шутт, пожал послу руку и предложил. – Пройдемте ко мне в кабинет.
– Рад снова видеть вас, капитан, – ответил посол, тепло улыбаясь. – Надеюсь, теперь вы наконец получили возможность немного расслабиться – после того как ваш парк аттракционов наконец заработал.
– Благодарю, – улыбнулся в ответ Шутт, предложив послу сесть и выпить, и сам уселся за письменный стол. – Я действительно время от времени расслабляюсь – когда выпадает возможность отвлечься от обычной рутины.
Несколько минут разговор вертелся вокруг общих тем, но потом посол Гетцман поставил свой стакан на стол и заметил:
– Вы здесь провели большую работу, капитан. С государственной точки зрения ее ценность не оставляет никаких сомнений.
– Спасибо, – вежливо кивнул Шутт. – Надо сказать, операция была весьма интересная. Надеюсь, другие ведомства также разделяют вашу точку зрения в плане оценки нашей деятельности.
– Насколько я понимаю, вы имеете в виду генштаб Космического Легиона?
Шутт кивнул. Посол сокрушенно покачал головой.
– Боюсь, ваше положение теперь не стало лучше, чем прежде, – сказал он. – Ваше начальство на все имеет свою точку зрения, и она далеко не всегда совпадает с тем, как смотрим на вещи мы, люди гражданские. Безусловно, скорее всего представители командования могли бы то же самое сказать о государственных служащих. Однако могу вас заверить в том, что наше расположение к вам – это очень и очень неплохо. Как минимум для вас оно чревато попаданием в горячий список кандидатур на весьма и весьма интересные назначения. На самом деле именно поэтому я и нахожусь здесь.
– Я так и думал, – вздохнул Шутт. – Теперь, когда мы поставили здешнюю экономику на рельсы, по которым она медленно, но верно должна добраться к высотам процветания, миротворческому контингенту тут по большому счету делать нечего. Я все гадал: когда же эта мысль придет в голову кому-нибудь еще.
– Что ж, вероятно, эта мысль и вправду пришла кому-то в голову, но я здесь вовсе не за этим, – возразил посол. – Итак, к делу. Правительство одной дружественной планеты обратилось к нам с просьбой об оказании им консультативной военной помощи. С их стороны были высказаны весьма, недвусмысленные пожелания относительно того, чтобы в качестве военных советников на планету было прислано именно ваше подразделение. Мне хотелось бы выяснить, как вы смотрите на такое назначение. Нам вовсе не хочется поручать вам дело, с которым ваша рота не смогла бы справиться.
– Буду с вами честен, посол Гетцман, – мечтательно проговорил Шутт, откинувшись на спинку стула и забросив руки за голову, – я не думаю, что на свете есть хоть что-нибудь такое, с чем бы не справились мои ребята при том условии, что у меня будет возможность их к этому заранее подготовить, Поэтому мне бы хотелось загодя узнать, что же нам такое предстоит. – Он немного помолчал, наклонился к столу, подпер подбородок кулаком. – А эта дружественная планета, о которой вы говорите… Это, случаем, не Зенобанская Империя?
– Угадали с первого раза, капитан, – усмехнулся посол. – Отчет летного лейтенанта Квела о его пребывании в вашей роте, по всей вероятности, произвел сильнейшее впечатление на правительство его страны. На вашем месте я бы усмотрел в этом возможность произвести не меньшее впечатление на наши власти, заинтересованные в сотрудничестве с Зенобианской Империей. Это был бы прекрасный карьерный ход.
– Это я понимаю, – довольно потер руки Шутт и, немного подумав, проговорил:
– И все же я несколько удивлен. Никакое правительство и не подумает запрашивать о помощи военных советников, когда на планете тишь и гладь, верно? У зенобианцев явно появились какие-то проблемы, иначе они ни за что не попросили бы ни о какой помощи. И мне бы хотелось заранее выяснить, что это за проблемы, прежде чем я окуну в них своих ребят. Или с моей стороны недипломатично этим интересоваться?
– Напротив, это зверски дипломатично и разумно, капитан, – горячо возразил посол. – И мне бы очень хотелось ответить вам на этот вопрос, но мы пребываем точно в таком же неведении на этот предмет, как и вы. Наши отношения с Зенобией пока пребывают на стадии налаживания, поэтому мы еще не располагаем надежными данными разведки. Военную миссию на Зенобии решено провести в то время, когда там еще не побывал никто из дипломатов. Мне это не по душе, честно говоря, но меня никто не спрашивал.
Как бы то ни было, боюсь, что я предлагаю вам, образно говоря, заманить поросенка на вертел. Ну что, как вам мое предложение при таких условиях? Интересно?
– Да, интересно, – без малейших колебаний ответил Шутт. – Глупо было бы отказываться. Сомневаюсь, что какое-либо другое подразделение Легиона, кроме нашего, справится с этим поручением.
– Отлично! Именно это я и надеялся от вас услышать, – обрадовался посол Гетцман и приветственно поднял стакан. – Выпьем за возможности и за тех, кто не преминет ими воспользоваться!
– Если не возражаете, я сочту ваш тост личным комплиментом, – улыбнулся Шутт и чокнулся с послом.
– А как же иначе! – воскликнул посол. – Я именно это и хотел сказать.
Затем они оба выпили.
– Приятно слышать, – сказал Шутт. – Однако хотелось бы попросить вас о любезности. Если вам все же удастся узнать, зачем мы понадобились зенобианцам, дайте мне знать, хорошо? Если там правда что-то неладно, хотелось бы, чтобы нас предупредили об этом заранее.
– Не волнуйтесь, капитан. Как только я что-нибудь узнаю, я тут же сообщу вам, – пообещал посол. Пригубив спиртное, он невесело усмехнулся. – Но позвольте мне дать вам совет, исходя из моего личного опыта… Ведь ни за что не узнаешь, что надо пригнуться, пока у тебя над головой впервые не промелькнет луч бластера, верно? Так что подготовьте своих подчиненных к чему угодно, тогда и сюрпризов будет не так много.
Шутт ухмыльнулся:
– Знаете, посол, мои ребятки и сами способны преподнести немало сюрпризов кому угодно. Мне они их каждый День преподносят.
– Вот почему галактическое правительство так верит в вас, капитан, – кивнул посол и залпом допил содержимое стакана.
Его улыбка в это мгновение могла означать что угодно.
ГЛАВА 2
Дневник, запись № 489
Сам того не желая, мой босс стал символом. И как это часто бывает, для разных людей он символизировал разное.
Для кого-то в Космическом Легионе он являл собой блестящую надежду на будущее – этот светловолосый молодой капитан, который был способен вернуть Легиону его былую славу. Точно так же смотрели на моего босса и некоторые симпатизировавшие ему особы из правительства Галактического Альянса – в особенности те из них, кому было по душе наблюдать за тем, как с помощью молодцов из Легиона достигаются высоты прогресса. А уж для своих подчиненных (среди которых были не только люди – мужчины и женщины, – но и несколько инопланетян) мой босс был настоящим героем, первым командиром этой роты, который подарил им возможность кем-то стать в этой жизни.
Но вот для других представителей командования, занимавших весьма и весьма высокие посты, мой босс являлся угрозой всему тому, что, по их мнению, представлял собой Легион.
– Военные советники? Только через мой труп! – проревел генерал Блицкриг. В свой рев он вложил вполне достаточно возмущения для того, чтобы те, кто его слушал – ветераны генштабовских заварушек, – на миг оторопели.
Но всего лишь на миг.
– Несомненно, это – высочайшая честь для Легиона, – .пробасил генерал Смутьян – представитель Легиона в правительстве. Произнесено это было спокойно, но генерал явно сказал именно то, что хотел сказать. – Между прочим, Блицкриг – это я на всякий случай говорю, вдруг вы не замети ли, – Легиону не так часто выпадает возможность увенчать себя славой. И будь я проклят, если мы откажемся от этого предложения только из-за того, что одного из наших офицеров от этого воротит.
– Боюсь, вы меня не поняли, генерал, – вздернув бровь, заметил Блицкриг. Он понял, что задавить Смутьяна ему не удастся, поэтому теперь решил продумать другую тактику.
Это для Блицкрига было непросто, поскольку он не привык иметь дело с людьми, которых не мог задавить. – Дело вовсе не в том, что меня от этого, как вы выразились, воротит.
Капитан Шутник известен своей способностью нарушать порядок и спокойствие, он совершенно некомпетентен, а его подчиненные – сборище недотеп и неудачников. Мы не имеем права рисковать и посылать его туда, где он может испортить отношения с важным для нас союзником.
– Полковник Секира сказала мне о том, что он добился целого ряда выдающихся успехов, – глянув на Секиру, возразил генерал Смутьян.
– Это верно, генерал, – подтвердила Секира и многозначительно продемонстрировала Блицкригу внушительную по толщине папку-портфолио. – Рота под командованием капитана Шутника не только успешно справилась со всеми порученными заданиями. Капитану удалось добиться наибольшего числа положительных отзывов о Легионе в средствах массовой информации. Будет только справедливо, если это назначение получит его рота. Они это заслужили.
Блицкриг вскочил и вытянулся во весь рост.
– Заслужили? За-слу-жи-ли?! – Он ткнул пальцем в лычки на своем мундире и затем вложил в свой вопрос всю издевку, на которую только был способен:
– Этот капитанишка прослужил в Легионе сколько лет? А? Три года? И при этом вы хотите мне сказать, что Шутник почему-то заслуживает большего, нежели офицер, переживший вместе с Легионом столько хорошего и плохого на протяжении почти сорока лет?
– Честно говоря, генерал, я не вижу, чем новое назначение для Шутника грозит вашему положению, – сказал генерал Смутьян. – Шутник – всего лишь маленькое перышко в кокарде Легиона, и все его заслуги – это плюс для всех нас. Вы являетесь непосредственным начальником капитана и имеете полное право оспаривать это назначение. Однако я бы вам очень не советовал этого делать. Поступая так, вы не только лишаете Легион возможности выслужиться перед правительством – если вы не забыли, прежде они нас не очень-то жаловали. Если вы наложите вето на запрос правительства Альянса по поводу роты под командованием капитана Шутника, это задание будет поручено какому-нибудь подразделению регулярной армии – ну, скажем, «Красным Орлам». Мы не можем позволить, чтобы это случилось.
Блицкриг, свирепо сдвинув брови, подошел к окну своего кабинета и какое-то время постоял там, таращась на панораму старого города, обрамленного заснеженными вершинами Северных Гор.
– Ладно, черт подери, – буркнул он наконец. – Пусть катятся! Но пусть в протоколе будет записано, что я был против! И когда Шутник увязнет там по самые уши, когда половину его роты кокнут местные бандиты, когда он устроит какую-нибудь дипломатическую катастрофу, виноват будет только он сам, а не я! Я хочу, чтобы в протоколе было записано, что я с самого начала был против! Ясно?
– Яснее ясного, – не спуская пристального взгляда с Блицкрига, проговорил генерал Смутьян и, немного помолчав, добавил:
– Но вы, конечно, понимаете, что, если мы занесем эти ваши слова в протокол, вы тем самым лишите себя лавров славы в случае успеха означенной операции?
– Шутнику ни за что на свете так долго не продержаться, – осклабился Блицкриг. – Пока этот ушлый хорек выкручивался только чудом. Но рано или поздно некомпетентность скажется, а рота «Омега» – худшее подразделение Космического Легиона. Да, им удалось набрать пару-тройку очков, но день расплаты неминуем. Стоит им столкнуться с теми, кто задаст им перцу в настоящем бою, – и от них останутся жалкие клочки!
– А я заявляю, что все, о чем вы говорите, – дерьмо собачье, генерал, – зловеще усмехнулась полковник Секира. – Вы все время ошибались насчет капитана Шутника, и на Зенобии он снова докажет, что вы не правы.
– С вас тысяча долларов, если он там расквасит свою наглую физиономию, – объявил Блицкриг.
– Договорились! – радостно воскликнула Секира. – Генерал Смутьян, будьте свидетелем нашего пари.
– Непонятно… – покачал головой Смутьян и поджал губы. – Пари выглядит не слишком определенно. Как вы, интересно, определите, кто из вас выиграл?
– Шутту будет вручен перечень задач, которые он должен решить, получив это назначение, – объяснила Секира. – Я готова выплатить генералу Блицкригу затребованную им сумму, если рота «Омега» вернется с Зенобии, не выполнив девяносто процентов задания.
– Ха! – буркнул Блицкриг. – Да Шутнику еще очень сильно повезет, если он там хоть что-то сделает! Генерал Смутьян, думаю, вы примете верное и беспристрастное решение. Так вы согласны быть судьей в нашем споре?
– Хорошо, согласен, – кивнул Смутьян. – Однако речь идет о весьма приличной сумме для того, чтобы решение о выигрыше той или иной стороны принимал один человек.
Полагаю, вам следует найти еще одного арбитра, и предпочтительно, чтобы это был кто-либо, не имеющий никакого отношения к Легиону.
– Вы правы, – согласилась полковник Секира. – И я предлагаю, чтобы нас рассудили трое и чтобы было два голоса против одного в решении вопроса о том, справился ли капитан Шутник с порученным ему заданием. Поскольку генерала выбрали вы, я выберу второго арбитра, а уж он пусть выберет третьего – нейтрального по отношению к любому из нас.
– Ну и кого вы хотите выбрать? – подозрительно нахмурился Блицкриг?
– Генерал Смутьян предложил выбрать кого-нибудь, не имеющего отношения к Легиону, – сказала Секира. – Думаю, вполне подойдет посол Гетцман.
– Нормальненько… – проворчал генерал Блицкриг. – В правительстве все как один в восторге от Шутника. Гетцман сразу ему победу присудит – даже в список заданий не заглянет.
– Посол вовсе не так пристрастен, как вы его малюете, – возразил генерал Смутьян. – Я лично наблюдал за тем, как он принимал очень жесткие решения, когда мы обсуждали формулировки мирного договора с Ландуром. Но даже при том, что он расположен к Шутнику, у нас будет третий арбитр, и я готов обещать вам, что это будет лицо совершенно нейтральное.
– Кто же у вас на уме?
Генерал Смутьян покачал головой.
– Это решим мы с послом, а когда решим, вряд ли скажем вам. Если вы узнаете, кто это, вы можете попробовать повлиять на избранное нами лицо. Если вы готовы на такие условия и если посол согласится участвовать в пари, тогда и я, так и быть, согласен. А если нет – увольте.
Генерал довольно усмехнулся. Последняя фраза прозвучала каламбуром.
– Я принимаю ваши условия, – буркнул Блицкриг. – Так… Есть у нас на сегодня еще какие-нибудь вопросы?
Еще с полчаса трое офицеров занимались обсуждением разных дел, а потом Секира и Смутьян ушли. Генерал проводил их до двери и, закрыв ее за ними, зловеще осклабился.
– В чем секрет, генерал? – поинтересовалась адъютант Блицкрига майор Ястребей, которая все время, пока шло совещание, молчала и вела протокол. – Я вас слишком давно знаю, и потому не сомневаюсь: вы бы ни за что не стали спорить на такую значительную сумму, если бы заранее не были уверены в том, что выиграете. Но как вы можете быть уверены в том, что арбитры присудят победу вам?
– Все очень просто, майор, – довольно потер руки Блицкриг. – Секира, похоже, забыла о том, что именно я составляю этот самый перечень заданий для любого подразделения Легиона, которое непосредственно подчиняется мне. И уж я постараюсь надавать роте «Омега» таких заданий, с которыми не справится никто в галактике – даже их распрекрасный капитан Шутник!
* * *
Суши и Рвач входили в состав бригады по оценке качества «американских горок» в те дни, когда под эгидой роты «Омега» и при ее непосредственном участии строился парк «Ландур». Прихватив с собой Махатму, Клыканини и Руба, они сели в аэроджип и вскоре приземлились у ворот парка «Дюны», где их встретил Окидата – их местный приятель, тот самый, что пригласил покататься.
– Рад, что вам удалось вырваться, – сказал Окидата, пожав руку Суши. – Думаю, вам понравится. Славная горка. С нашими, само собой, ни в какое сравнение не идет, но – пару разочков прокатиться можно.
– И как она называется? – полюбопытствовал Рвач – самый большой любитель острых ощущений в роте.
– «Щелкунчик», – пожав плечами, ответил Окидата. – Название дурацкое, но по нему судить нельзя. В парке «Дюны» у всех аттракционов названия дурацкие.
Парк «Дюны» был старейшим и самым маленьким по площади из лунапарков Ландура. Его можно было назвать детской площадкой в сравнении с теми гигантскими парками, которые выросли на планете в последние годы – в особенности в сравнении с теми двумя, в чье создание вложили деньги местное правительство и бывшие повстанцы, сотрудничавшие с Шуттом. Однако и другие парки по-прежнему пользовались популярностью у многих местных жителей, а их хозяева старались привлекать посетителей установкой новых аттракционов. «Щелкунчик» был одной из последних новинок.
Рвач расхохотался.
– Да уж, имечко – глупее не придумаешь. Под стать некоторым легионерским прозвищам. И кто же тут придумывает названия?
– Иероним Эканем, хозяин парка, – многозначительно выпучил глаза Окидата. – Похоже, у этого парня воображения недостает.
– Так почему бы тогда ему не взять на работу кого-нибудь, у кого с воображением все в порядке? – хмыкнул Суши и указал на ворота, ведущие в парк. – Эй, ребята, мы зря время теряем. Давайте встанем в очередь, а уж потом поболтаем.
– Суши прав, – пробасил Клыканини. – Разговоры везде можно проводить. Однако если мы тут болтать быть, очередь длиннее становиться, и мы никогда не попадать кататься. Давайте пойти.
Компания вошла в ворота, привлекая к себе любопытные взгляды. Двое инопланетян – Клыканини и Руб – выглядели вполне экзотично для того, чтобы привлечь внимание где угодно, но на Ландуре, населенном, за крайне редкими исключениями, людьми, эти двое вызывали особенный интерес – гигантский бородавочник и кот ростом с человека. Детишки оглядывались и тыкали в них пальцами.
Сами инопланетяне, служившие в Шуттовской роте, к такому вниманию к своим персонам привыкли, а вот люди, сопровождавшие их, были от этого не в восторге.
– Мамочка! Мамочка! – пискнула какая-то малышка, когда компания проходила мимо. – Посмотри, какое чудище!
– Тише, Нэнси! – шикнула на девочку мать. – Это вовсе не чудище. Это солдат-инопланетянин.
– Приветики! – дружелюбно помахал лапой Клыканини. Строение его физиономии не позволяло ему улыбаться, но он постарался, чтобы его голос звучал как можно более ласково. – Мы не быть солдаты. Мы быть космические легионеры. Это быть много лучше, чем солдаты!
– Смешные человеки! – хихикнула девчушка, сунула палец в рот и стеснительно улыбнулась. Ее мать тоже улыбнулась. Остальные легионеры успокоились. Изменить свою устрашающую внешность волтрон Клыканини, конечно, не мог, но это вовсе не означало, что он должен был пугать детишек. В процессе этой содержательной беседы Клыканини уяснил для себя, что, разговаривая с ребенком, очень легко из «чудища» стать «человеком» и вызвать улыбку. Он еще раз помахал девчушке лапой, и компания направилась в сторону аттракционов.
Очередь к новому аттракциону оказалась длинной. Ландурцы считали головокружительные «американские горки» принадлежностью местного искусства, и каждый новый аттракцион становился для них событием. Похоже, в этот день многие местные жители взяли выходной, а детишки прогуливали, с позволения родителей, занятия в школе. Судя по всему, в очереди предстояло томиться не меньше часа, но владелец парка позаботился о том, чтобы в ожидании посетители не скучали: вдоль всей цепочки ожидающих работали актеры – жонглеры, танцовщики с антигравитационными досками, музыканты, наперсточники, а также разносчики напитков и еды. Поэтому время бежало незаметно, но каждый из тех, кто ожидал своей очереди, поглядывая на взмывающие ввысь и падающие с высоты кабинки, конечно же, мечтал поскорее попасть на аттракцион.
Легионеры были уже близки к цели, когда Рвач воскликнул:

Асприн Роберт - Шутт - 4. Дважды Шутт => читать книгу далее


Надеемся, что книга Шутт - 4. Дважды Шутт автора Асприн Роберт вам понравится!
Если это произойдет, то можете порекомендовать книгу Шутт - 4. Дважды Шутт своим друзьям, проставив ссылку на страницу с произведением Асприн Роберт - Шутт - 4. Дважды Шутт.
Ключевые слова страницы: Шутт - 4. Дважды Шутт; Асприн Роберт, скачать, читать, книга и бесплатно