Левое меню

Правое меню

 Рассел Рей - Инкуб, или Демон вожделения 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Соколов Алекс

Секретные материалы. Больше не одиноки


 

На этой странице сайта выложена бесплатная книга Секретные материалы. Больше не одиноки автора, которого зовут Соколов Алекс. На сайте strmas.ru вы можете или скачать бесплатно книгу Секретные материалы. Больше не одиноки в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB, или же читать онлайн электронную книгу Соколов Алекс - Секретные материалы. Больше не одиноки, причем без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Секретные материалы. Больше не одиноки равен 129.7 KB

Соколов Алекс - Секретные материалы. Больше не одиноки - скачать бесплатно электронную книгу



Секретные материалы - 0

«Больше не одиноки»:
Дана Бай, Алекс Соколов
Больше не одиноки
Кирби, штат Делавер
Среда, 4-е июня
00:38
Стелла Уинд, домохозяйка, вышла на улицу и, кутаясь в махровый халат, оглянулась. Было холодно. На улице никого не было. Где-то далеко лаяла собака…
— Джон! — крикнула она, осматривая улицу в поисках мужа. — Джон, где ты?..
Джон Уинд выскочил из гаража, дрожащими пальцами сжимая рукоятку топора, и шмыгнул в кусты. Точно… точно, этот террорист где-то здесь. Джон убил его, но он опять здесь! В его доме!.. Он только что вернулся из парка, где был закопан… Вот ублюдок! А Стелла — он, наверное, убил её… Неслышно ступая, Джон начал подбираться к крыльцу, чтобы войти. И внезапно замер, как соляной столб. Голос террориста слышался у двери! Ну да, вот же он стоит — на крыльце, в белом махровом халате Стеллы, наглец! Два метра, полтора, один… Подпрыгнув и издав клич апачей, Джон завопил.
— Гэверн, ты труп!..
И занёс топор… Террорист упал, закрылся руками и завизжал женским голосом. Не обращая на вопль внимания, Джон начал кромсать ненавистного врага. Он приседал, тяжело дыша, будто рубил дерево… Окончив «работу», он устало вытер лоб тыльной стороной ладони и оглянулся. Было тихо. В небе мигали звёзды. Джон кинул взгляд на террориста… На крыльце, в луже крови, лежала его собственная жена… Вопль Уинда, который можно было сравнить с воплем смертельно раненого волка, потряс улицу. На тёмных силуэтах домов начали зажигаться светлые квадраты окон…
24-е шоссе, четверг
8:19
Красный «Audi» свернул на просёлочную дорогу. Большая синяя вывеска на повороте гласила: «До города Кирби — 26 км. Население — 17 тысяч человек…» и т. д., и т. п. Машина подняла столб пыли и, набирая скорость, поехала по одинокому шоссе…
Дана перегнулась через сидение, протянула руку назад и взяла папку с досье.
— Малдер, я всё-таки не понимаю… — она поморщилась, несильно ударившись рукой о ручку дверцы, когда машина вновь подпрыгнула на ухабе. — Какого дьявола мы залезли в какую-то глушь, не знаю где, и всё из-за того, что маньяк убил свою жену!
— Циничное замечание. — усмехнулся её напарник, крепко держа руль.
— Вовсе нет. — возразила она. — Но, согласись, этот случай вполне зауряден. Мы с тобой видели гораздо более странные вещи, чем убийство жены топором в состоянии глубокого психоза…
— Угу. — он кивнул. — Со-овсем этот случай зауряден. Если только не считать, что Джон Уинд считал эти убийства актом правосудия против одного человека — польского террориста Вацлава Гэверна, похитителя детей и группового насильника. Он убивал не жену, а его.
— Ух ты! — Дана покачала головой. Заправив рыжий локон за ухо, она открыла досье. Зрачки зелёных глаз резко расширились.
…- Ничего себе… — она начала читать. — «Джон Кайл Уинд, 1960-го года рождения, причастен к пяти убийствам — официально… по его словам, ещё к семи. Наблюдаются признаки психоза, не исключены галлюцинации. Явно невменяем. Утверждает, что своими жертвами видел некоего Вацлава Гэверна. Орудия убийства — садовый инвентарь: лопаты, косилки…» Вообщем, всё, что под руку попадётся. — подытожила Дана. Фотографии трупов она даже не стала смотреть; полная картина установилась для неё уже по прочтении отчёта, хотя — по статусу судмедэксперта она должна была это сделать… Фокс снова усмехнулся.
— Верно… Уинд сейчас в изоляторе психлечебницы.
— Ну, надеюсь, там хорошая охрана. — она пожала плечами и захлопнула папку. Откинувшись назад, на спинку кресла, Дана задумчиво поерошила рыжую чёлку и озадаченно протянула.
— Сдаюсь… Ты победил. Случай незаурядный, но — один в своём роде, и в нашей области…
— Победил, ха… — Фокс посмотрел на неё. — что мне в тебе нравится, так это твоё представление о победе. Не только это, правда, но…
— Ой, заткнись, ради Бога… — Дана с шутливой угрозой занесла руку. — Я сдала позицию. Слушай, Малдер… Тебя всерьёз интересует это дело?
— Да… — он снова кивнул.
— Я хочу услышать вразумительный ответ. — твёрдо сказала Дана.
— Ну ладно. Я просто вспомнил, что лет шесть назад был подобный пример в чьей-то практике в Квантико. И у меня такое ощущение, что этот — своего рода… повторение. Нет, мне просто так кажется. — добавил он, несколько замявшись.
— Не нравится мне твой голос… — едва заметно улыбнулась Дана.
— Как хочешь. — на этот раз пожал плечами он. — Скалли, ты мне вообще обычно не веришь…
Она промолчала. Фокс передвинул ручку скоростей. Он не сказал своему партнёру-скептику одного — не только воспоминания о психозах заставило его поехать в отдалённый городок. Под дверь его офиса несколькими часами раньше подсунули записку. О том, что «дело» начнётся в Кирби, и дело будет не то… Конечно, при его шпиономании, Фокс верил не всем запискам, но этот почерк был похож на почерк его таинственного осведомителя в правительственных кругах, мистера «Икс»…
Кирби, штат Делавер
Психиатрическая лечебница
9:15
Джон Уинд, съёжившийся и взъерошенный, как воробей, сидел в углу палаты для особо опасных пациентов. А за стеклянной перегородкой, в удобном кабинете, беседовали врачи и два агента ФБР. Высокий седой психотерапевт лет 50-ти, когда-то, возможно, брюнет, разговаривал с Даной.
— Не понимаю, почему этим делом занимается Федеральное Бюро?
Дана едва не добавила «понятия не имею», но воздержалась. Фокс стоял у перегородки и упорно смотрел на съёжившегося в углу Уинда. Уинд взгляда не поднимал. Дана кашлянула и обратилась ко врачу.
— Простите… а какой ему поставили диагноз?
Врач насторожился.
— Это имеет значение?
Фокс подал голос.
— Да.
Она пожала плечами. Её напарник крепко взялся за это дело — в голосе жёсткие нотки появились… Врач ещё более смутился. Дана заглянула через его плечо в историю болезни. Графа «диагноз» пустовала… Она сообразила, что если Фоксу сразу предоставить такие факты, то он психотерапевта растерзает. Поэтому она отвела несчастного врача подальше и спросила.
— Вы не можете поставить диагноз, не так ли?
— Так.
— Почему?
— Понимаете… — он замялся. — Видите ли… Вы правильно выразились, мы этого сделать не можем.
— Извините? — она изогнула бровь треугольником.
Он потупился.
— Э-э-э… Агент Скалли, вы медик, вы поймёте. В моральном плане здесь налицо все признаки паранойи, а вот в физическом… они отсутствуют.
— То есть как? — не поняла она.
— Очень просто. Лично я не могу определить степень психического расстройства. Говоря проще — не могу понять его природу. Уинд не хронически болен, он не наркоман и не алкоголик. Он точно знает, какой сегодня день, лето сейчас или зима, сколько ему лет…
— Понятно. — Дана несколько опешила. Такого она правда не встречала. Фокс вдруг снова заговорил.
— То есть всё совсем нормально, если не считать того, что Уинд перерубил полгорода, так?
Дана интуитивно сжалась в предчувствии грозы. Но Фокс, к её удивлению, был совершенно спокоен.
— Где живёт Уинд?
Психотерапевт начал лихорадочно искать адрес.
— М-м-м… 15-ый район, Лефт-Роуд авеню, 6-ой корпус, дом № 34.
— Дом отдельный?
— Да…
— Мы, возможно, ещё вернёмся навестить Уинда… О.К, док?
— O.K… — врач почти радостно кивнул. Фокс взял Дану за руку и утянул в коридор. Зная, что сопротивляться бесполезно, она безропотно последовала за ним (в пределах кабинета). Как только дверь за ними закрылась, Дана вынула руку из его ладони и непонимающе взглянула на партнёра.
— Ты что?
— Здесь мы не найдём никаких доказательств.
— Ты так уверен? — поинтересовалась она. Фокс оживлённо кивнул.
— Ради Бога, Скалли! Оглянись вокруг — диагноз ему не поставлен, врачи бессильны, Уинд фактически здоров… Что мы здесь делаем? Совершенно ясно, что в этой больнице искать нечего.
Дана усмехнулась, глядя в его горящие глаза.
— Энтузиаст… несчастный. — добавила она, отстав от него шага на четыре по пути к выходу…
Кирби, штат Делавер
Лефт-Роуд авеню, 34
10:17
Красный «Audi» резко затормозил возле бордюра. Хлопнули двери. Агенты вышли на тротуар. Перед ними стоял симпатичный коттедж, похожий на белую коробку с «французскими окнами» до пола, весь увитый плющом. Фокс шагнул на гравиевую дорожку и решительно двинулся к дому. Через несколько секунд дверь перед ним и его партнёром отворилась, причём с одной попытки: она была не заперта… Они очутились в просторном, немного экзотически обставленном помещении. Прихожей, как таковой, не существовало — сразу от входа начиналась огромная гостиная, отделанная в китайском стиле — под потолком висели гирлянды затейливых украшений, а стены были расписаны журавлями и колонками иероглифов — и обставленная антикварной мебелью. В стену была вмонтирована видеодвойка с длинной антенной. Следующая дверь в одну из комнат была распахнута настежь. Дана оглянулась.
— Да-а-а, хозяин оказался человеком, любящим пространство…
— Которое и стремился получить в количестве одного метра в карцере психушки? — привычно усмехнулся Фокс, но его лицо тут же сменило выражение с саркастического на рассеянное. — Давай разделимся и осмотрим всё.
Она молча кивнула, хотя внутренне и была с ним несогласна… Господи, с его энтузиазмом — и такие единичные случаи расследовать?! Это ужасно… Дана подошла к видеодвойке, засунула руки в карманы пиджака и, задрав голову, стала рассматривать технику. Этому дико интересному заданию она предавалась минут десять, пока из соседней комнаты не донёсся торжествующий призыв.
— Нашёл! Скалли, иди сюда!!!
Она вздохнула с облегчением и пошла к нему. Фокс примостился на корточках возле огромного шкафа, заставленного видеокассетами, надписанными вручную. Он обрадовано повернулся к ней и показал на одну из них.
— Смотри!
Дана присела рядом с мужчиной и добросовестно посмотрела на название. «Человек-невидимка». Дана удивлённо приподняла бровь и взглянула на Фокса. Тот торопливо разъяснил.
— Это — единственный художественный фильм тут. Понимаешь?
— Нет. — твёрдо ответила Дана.
— Смотри — это всё — записи телевизионных новостей. — он махнул рукой на все остальные стопки. Женщина заинтересованно взглянула туда. В шкафу было заставлено, загромождено и заставлено всё свободное пространство.
— Ты-то откуда узнал?
— В его доморощенном каталоге написано. — Фокс кивнул на развёрнутую книгу в кожаном переплёте, заполненную мелким убористым почерком. Дана глянула в эту сторону.
— И что же в этих новостях?
— А это нам и предстоит выяснить… — он едва заметно улыбнулся…
Придорожный мотель «Дороти»
12 часов спустя
Выяснение, как таковое, оказалось делом долгим и неясным, а потому Фокс девятый час валялся на диване, пытаясь защититься от доисторических тараканов, изредка бегавших по углам комнаты, и одним глазом поглядывал в старый телевизор. Рядом с ним высилась стопка видеокассет, нелегально изъятых из дома Уинда. Несколько часов перед глазами Фокса мелькало лицо Вацлава Гэверна, симпатичного молодого поляка — маньяка-рецидивиста. На всех кассетах была запись именно теленовостей, причём недавно датированных. На шести кассетах была запись за апрель 97-го и кончалась майской. Был июнь. Интересно, почему Уинд не делал записей последние полмесяца?.. Фокс прихлебнул горячий чёрный кофе из чашки и тоскливо воззрился на экран телевизора. Внезапно раздался негромкий, настойчивый стук в дверь. Мужчина с радостью вскочил с дивана, размял затёкшие ноги и быстро шагнул к выходу. За дверью стояла федеральный агент Скалли и мрачным взглядом смотрела на него. Видимо, Дана успела побывать под ливнем, кончившимся минут пятнадцать назад, и мрачный взгляд был объясним.
— Привет. — поздоровался Фокс, изобразив на лице улыбку.
— Здравствуй. — последовал чёткий ответ. — Ты позволишь зайти?
— Д-да… конечно, заходи.
Дана скинула мокрый плащ на низенькую тумбочку у двери и запустила пальцы во влажные волосы. Встретив несколько вопрошающий взгляд партнера, она хмуро усмехнулась и спросила.
— Ну а ты хоть что-нибудь узнал?
— В принципе.
— В принципе. Ой, Малдер, чувствую, зря мы с тобой сюда приехали.
— Не знаю, не знаю. — он покачал головой. — Пойдём.
Дана последовала за ним, попутно очищая рукав футболки. Фокс взял со стола пульт и сел на диван, подогнув под себя ногу. Его напарница кое-как устроилась у самого краешка и безнадёжно посмотрела на экран. Там, в толпе журналистов и кольце спецназа деловито продолжал двигаться польский террорист. Она мельком взглянула на его спортивную фигуру и задала (скорее риторический) вопрос.
— И какие умозаключения на основе всего этого ты сделал?
— Пока ещё точно ничего утверждать не могу, но… Всё это очень странно. Почему именно передачи новостей с кабельного телевидения и почему именно о Гэверне записывал Уинд? Ведь до этого шли ещё сотни передач о киллерах и разных там маньяках, но ни один из них не заинтересовал его… Нет, если бы ещё были записи на одну тематику, но почему он привязался к личности?
Дана откликнулась, подперев висок ладонью.
— В ноябре 1984-го года Уинд служил в федеральных войсках, останавливавших движение некоей «сборной» террористической банды «Красный смерч» на территории Южной Америки. Это была группировка европейцев с политическими амбициями диктаторов, мечтающих возродить Кубинский строй. Туда входили и поляки. По счастливой случайности, — она взглянула на напарника, пряча усмешку. — один из членов банды носил фамилию Гэверн. Он убил подругу Уинда, сержанта Алису Колл, и скрылся, пообещав прирезать юного Уинда. Далее следовали разбирательства, трибунал… для всех это был шок. На сегодняшнем допросе Уинд признался, что почти всю свою дальнейшую жизнь после этого он боялся, что Гэверн вернётся… при просмотре программ он внезапно понял, что теперь превосходит противника по всем факторам, и начал его искать по родному городу. Его диагноз на сегодня синдром мании преследования с возрастающим агрессорным обратным эффектом сознанием своей силы.
Пару секунд Фокс хватал ртом воздух, а потом спросил.
— Н-не знаю, что сказать…
Дана сцепила ладони за головой и сладко потянулась.
— А я не знаю, что мы вообще здесь делаем. За прошедшие сто лет в Кирби таких случаев не наблюдалось, Уинд — в психиатрической лечебнице, инцидент исчерпан. А на днях у нас симпозиум в Вашингтоне.
Он жалобно хныкнул.
— За что?
— За то, что притащил меня в эту тьмутаракань. — Дана протянула руку и щёлкнула его по носу. — Рациональное объяснение найдено, дело можно закрыть, я так думаю?..
— O.K., ты меня забила ногами. Завтра летим в Вашингтон. — Фокс миролюбиво поднял обе руки вверх. Она усмехнулась.
— Ладно.
Её взгляд скользнул по мелькающему изображению на экране телевизора и за что-то зацепился. Лицо Даны приняло какое-то напряжённое и тревожное выражение, и пару секунд она, не отрываясь, следила за происходящим в передаче. Фокс поводил рукой перед её глазами. Она отшатнулась назад.
— Ты что?
Дана зажмурилась и снова открыла глаза.
— О Господи… не знаю. Будто я там что-то увидела…
— Заметно. — на этот раз усмехнулся он.
— Наверное, набегалась по городу. — предположила она и, встав, подавила зевок. — Ну ладно. Я пойду.
— Завтра увидимся. Выход найдёшь? — улыбнулся агент, замечая почти полусонное выражение её зелёных глаз.
— Нет, заблужусь. — слабо огрызнулась Дана. Фокс махнул рукой, поясняя.
— Вставать лень. Ну ладно, Скалли… спокойной ночи тебе.
— Пока. — она забрала плащ, перекинула его через плечо и тихо вышла, прикрыв дверь. Фокс ещё с минуту смотрел в одну точку, а потом вернулся к созерцанию голубого экрана…
А через несколько часов он уже покидал гостиничный номер, оставив в нём стопку видеокассет и «неразгаданную» загадку теленовостей. Фокс спустился на ещё одну ступеньку и жалобно поглядел на Дану, стоящую возле машины.
— Может, хоть один экземпляр кассеты возьмём с собой?.. Ну пожалуйста-а…
— Издеваешься? — она покачала головой. — Малдер, я думала, я тебе всё понятно разъяснила вчера.
— Объяснила-то объяснила, но… всё же интересно…
— Ты неисправим. O.K, нам надо быть в Вашингтоне в пять часов. Чтоб чиновники не «съели», понимаешь?
— Зануда. — буркнул он, нахмурившись.
— Я не зануда, я практик. Жить хочу. Ты же знаешь наших дорогих чиновников? — хитро спросила Дана, садясь в машину и заводя мотор. Фоксу ничего не оставалось, как сесть рядом и пристегнуться. На этот раз он был несогласен с её решением, но она перехватила инициативу и крепко держала её в своих изящных руках. Он тяжело вздохнул и покорился «созданию защиты» от чиновников. Фокс был вынужден признать, что, кажется, первый раз в своей широкой практике чутьё на паранормальное и доверчивость его подвели… И, несогласный в душе, он через три часа прибыл в Вашингтон, надеясь избежать пребывания пред светлыми очами начальства.
Вашингтон, округ Колумбия
Штаб-квартира ФБР
15:01
В кабинете, на первый взгляд стороннего обывателя, царил полный разгром. На столе высились кучи, кипы и Аппалачские залежи документов. Фокс прошёл мимо копировального аппарата, приборов и практически упал в кожаное кресло, положив ноги на стол. Потом он снял пиджак и, вынув из-за прокладки домашний каталог Уинда, запер его в ящик на ключ. Если иметь такого упрямого партнёра-скептика, то лучше уж всё делать нелегально… Только он успел так подумать, как дверь открылась, и Дана вошла в кабинет, держа в руках папку.
— Эй, привет! — поздоровалась она, совершенно непринуждённо себя чувствуя в захламлённом кабинете своего партнёра — впрочем, она успела привыкнуть к таким эксцессам работы Малдера. — Скиннер не в самом лучшем расположении духа, но, услышав про это дело, почему-то заинтересовался и слушал отчёт внимательно. Потом помрачнел и выслал меня вроде как на доработку.
— Молодец, начальник. — флегматично заметил Фокс, закладывая руки за голову. Дана усмехнулась.
— А это сложно определить — молодец ли он…
В это время в кармане её пиджака рассыпался соловьиной трелью её сотовый. Дана едва слышно чертыхнулась, достала трубку и ответила.
— Алло… Да, это агент Скалли. Да, сэр… мы на месте. Оба. Я вас слушаю…
По мере того, как она слушала, насмешливое выражение уходило с её лица, сменилось сначала недоверчивым, а потом удивлённым… Фокс наблюдал за изгибом её брови, всё сильнее принимавшим форму треугольника — это, по его мнению, было признаком того, что она сейчас упадёт на месте от ошеломляющей новости… После однозначных междометий Дана вежливо попрощалась, убрала телефон… и села на близлежащий стул, потому что колени подгибались. Фокс улыбнулся.
— Ну и чем же тебя так сразили, и кто это сделал?
— Скиннер захотел поиграть в Джеймса Бонда… — Дана вытянула ноги и закрыла глаза ладонью. — Слушай, Малдер… Я очень крупно прокололась, извини. Ты был прав…
Он даже вытянулся вперёд.
— Что?!
— В том смысле, что психоз-то — не в единственном числе… Рядом с Джорджтауном, здесь, в округе Колумбия, в пригороде, домохозяйка повторила карьеру Фредди Крюгера… или там кого?..
— Что-что?..
— Именно так. Можешь сделать со мной всё, что хочешь…
— Ничего не хочу. — Фокс вскочил и, проходя мимо, послал ей щелчок по носу. Дана покаянно наклонила голову.
— Извини…
— Извиняю, но в наказание буду везде таскать за собой, O.K?
— O.K…
Он взял её за руку и заставил встать.
— Ну, пошли оформлять назначение, Ватсон…
Дана качнула головой, но была вынуждена прибавить шагу, чтобы успеть за его широкими шагами. А Фокс её руку из своей не выпускал…
Джорджтаун, округ Колумбия
Парк-Авеню
6-е июня
16:49
Как следует изучив прелести очередного пригорода, агенты успели осмотреть и само место преступления, и сейчас шли по садовой дорожке, едва отвязавшись от назойливого полицейского патруля. Фокс нёс протокол, нахмурив брови, и пытался вчитаться. Наконец он передал папку Дане и помотал головой.
— Не могу в этой бумажной рутине разобраться, хоть убей меня…
— С удовольствием… — рассеяно прореагировала Дана на его последнюю реплику. — А в чём тут, собственно, разбираться? Тина Эрншо, 48-и лет, застрелила человека из помпового ружья на лужайке рядом с домом.
— ??..
— O.K. Она утверждает, что увидела в гамаке своего мужа с блондинкой из какого-то стрип-клуба в несколько… интимном положении, так сказать.
— Только не красней.
— Да ну тебя… — огрызнулась Дана. Обиженно промолчав, она посмотрела по сторонам. Фокс примирительно сказал.
— Ну прости. Глупость сморозил…
— Точно. — коротко ответила она.
— Ладно. Что с блондинкой?
— Ничего… да, кстати, вон она. — Дана торжествующе усмехнулась. Он проследил в указанном направлении… Его глаза вполне бы выпали на асфальт, если бы имели такую возможность. На кожаном плетёном поводке, в руках одного из полицейских резвился… маленький длинноухий жёлтый, палевого окраса спаниель.
— А ты уверена, что это…
Дана кивнула. Он почесал затылок.
— Ревнивая, однако, дама эта Эрншо… А что с убиенным мужем?
— В том-то и дело, что муж у неё вот уже восемь месяцев, как в длительной геологической командировке на Аляске. Он учёный-химик. Убиенным, как ты выразился, является сосед. И вообще, сцена убийства — не на участке Эрншо, а на соседском. Ей принадлежит только её дом с пристройкой.
— Вот это номер… — фыркнул он. — В чём же дело, а?
— Чуть не забыла: телевизор был включён на частной программе кабельного канала.
Фокс едва не затормозил.
— И Уинд смотрел кабельный канал… Ну ты шутишь — чуть не забыла!.. В чём же зацепка?!
И тут его внимание привлёк один субъект. На другой стороне улицы, у чёрного фургона с надписью «Уотч-электорникс» копошился парень в неприметном костюме электрика, явно азиат, с надвинутой по глаза, промазученной фуражкой и связкой инструментов за поясом. Агент вытянул шею. Так… это вроде бы и не очень-то парень — кажется, мужчина среднего возраста… крепко сбитый, коренастый, несмотря на малый рост. Подозрительно оглядываясь на полицейские патрули — не с обычной усмешкой рабочего, когда ему мешают «надоедливые копы», а с оглядкой того, кто боится властей, он достал какой-то инструмент и стал примеряться к столбу. Зацепившись «кошками» за дерево и не обращая внимания на стальные перекладины, которыми обычно пользовались электрики, он подтянулся было, но со странной неуклюжестью и неловкостью соскользнул вниз. Потом, фыркнув, посмотрел вверх и стал что-то ещё искать в своём чёрном ящичке… Фокс поскрёб пальцем подбородок и взглянул на странного маленького человечка.
— Что ты будешь делать, Скалли?
— Заниматься осмотром дома, как полагается… а что? — осторожно спросила Дана.
— O.K. Ты иди, а я…
— Что «ты»?..
— Я проверю счета местных электриков, и то, не связаны ли они с телевидением… — и он решительно пошагал в сторону фургона. Дана пожала плечами и, забрав заключение о смерти соседа у осматривавшего тело патологоанатома, задумчиво побрела к дому, сшибая носком ботинка камешки с дорожки… А её партнёр быстро добрался до шоссе и подошёл к столбу, на который странный электрик-коротышка всё ещё пытался залезть, рискуя сорваться вниз… Остановившись сзади пыхтящего подозреваемого, Фокс спросил, засовывая руки в карманы.
— Вам помочь?
Коротышка резко обернулся, сощурив и без того узкие щёлочки глаз.
— Что?
— Помочь вам, спрашиваю? — доброжелательно улыбнулся агент, так как азиату явно не понравился его «официальный» вид — он тут же признал в мужчине «рыцаря плаща и кинжала» по каким-то своим признакам. А люди сторонние обычно не внушают доверия сразу… Поэтому Фокс добавил совсем по-домашнему. — Первый раз в смене, да?
Закусив губу и оглянувшись словно в поисках защиты, электрик отшатнулся от столба и быстро залопотал.
— Я не есть понимать английский… я плохо вас понимать…
Фокс удивился — значит, по-английски он не говорит, и уже электрик? Сидел бы у себя в Азии или ещё где! Стараясь чётко и раздельно говорить, он задал прямой вопрос.
— Что вы здесь делаете?
Ему показалось, что собеседник понял его и без перевода на этот раз, потому что в узких щёлочках его глаз мелькнула неприязнь. Скрыв её, он что-то пробормотал, а потом добавил.
— Простите, я есть уезжать, пустите меня, пожалуйста… — и, собрав все инструменты обратно в чемоданчик с удивительной ловкостью, не вяжущейся с его предыдущими действиями новичка, шагнул к фургону.
Фоксу не оставалось ничего иного, как уступить дорогу — задержать этого человека он не имел права. Пока не имел… С разочарованным видом, словно от чего-то невыполненного, азиат сел в фургон и мгновенно укатил «в неизвестном направлении». С пару минут агент постоял, задумчиво почёсывая затылок впервые к нему отнеслись, как к чиновнику — а именно от «чина» азиат бежал, а потом удовлетворённо усмехнулся — суперинтуиция его не подвела, не дала совершиться очередному сокрытию… Он видел такой фургон и раньше, в Кирби, просто не обратил внимания. Что-то там изъяли с аналогичного столба, из коробки передач. Кто может поручиться, что это был не такой же фургон, и не этот парень там колдовал? Задрав голову, Фокс поразглядывал таинственную коробку передач, щурясь от солнца и думая… Долго он раздумывать не стал, а просто, несмотря на мешающий плащ, ловко — не чета «электрику» — полез вверх… Держась чуть ли не зубами за перекладину, он вскрыл генератор напряжения — иначе, портативный передатчик телеволн — и едва не хлопнул в ладоши: в коробке был предмет его (и не только) поисков — странная металлическая капсула, длиной не более 15-ти сантиметров, подключённая к проводам через крохотные отверстия. Рискуя получить заряд тока, Фокс аккуратно отключил это чудо техники, вынул приборчик и спустился. Его сердце прыгало от радости; он чувствовал, что долгожданная зацепка найдена…
Дана на корточках сидела возле горы видеокассет и смотрела на чёрные обложки. На душе у спецагента было мутно. Что, чёрт возьми, происходит? Это дело выходит за рамки категорий, начальство заставляет им заниматься, идей никаких… Хотя, судя по лицу её напарника, идеи есть. Почему же он не делится? «На ковёр»-то в случае провала пойдёт она… Дана поёжилась. Как-то всё странно. После того вечера в мотеле, где она увидела Малдера, кидающего редкие ленивые взгляды на телевизор, ей показалось, что расследование идёт по его версии более интенсивно… И стало очень не по себе. Обычно такого не было… Она чувствовала, что всё идёт не так, но пока не чётко понимала это ощущение. Будто Малдер всё время о чём-то умалчивает. О чём-то важном, о чём он догадался, а она — нет… чего-то недоговаривает. Решив забыть об этом, Дана сделала вывод, что просто переутомилась. Что такого быть не может, и пора серьёзно заняться делом. Видеокассеты. Так… Она вытянула первую попавшуюся… и чуть не села на пол. Опять эти новости с кабельного канала! Что же это за маниакальное увлечение телевидением, хуже подросткового?.. Над самым её ухом раздался голос партнёра, и она от неожиданности отшатнулась, чуть не упав.
— Ты что это? — весело спросил Фокс, поддержав её. — Отшатываешься от меня, как от человечков серых… Что-то не так?
— Нет, ты меня просто напугал. — Дана потёрла пальцем переносицу.
— Скажите, пожалуйста! O.K. Что ты откопала? — поинтересовался он, «заземляясь» рядом. Она выразительно посмотрела на стопки новых доказательств. Фокс кивнул.
— Ну вот, опять… Для официального отчёта — что делать будем?
— Не знаю. — она пожала плечами. — Наверное, что и в прошлый раз. Для отчёта. — и ехидно посмотрела на него. Фокс отрицательно мотнул головой.
— Ну уж нет! Я в прошлый раз смотрел всё это, в этот раз — твоя очередь…
— А ты что будешь делать? — быстро спросила Дана. Смутное подозрение закралось в её душу и более сильно дало о себе знать… Но Фокс честно ответил.
— Я поеду в Вашингтон, к «Одиноким стрелкам». Нужно кое-какую версию проверить…
Дана вздохнула с облегчением. «Одинокие стрелки» были сотоварищами Малдера по сумасшедшим идеям, своеобразным Бюро Исследований для него. Трое учёных хиппи Лэнгли, оксфордец Байерс и генетик-техник Фрохайк. Их не пустили на легальное положение, и вследствие этого появилась научно-популярная газета «Одинокие стрелки». Малдер подкидывал им материал о разных паранормальных явлениях, а они взамен, по дружбе, помогали ему проверять обстоятельства, требующие технического вмешательства… Им можно было верить. Значит, всё в порядке? Малдер честен с ней?.. Её странно обострённое в последнее время внимание немножко успокоилось. Она кивнула.
— O.K… поезжай.
— Я поеду чуть попозже, а пока буду заниматься аналитической работой… Ты мне позвонишь?
— Нет, лучше ты мне. Буду занята… я чувствую, с этими кассетами скоро мне не развязаться… — она слабо улыбнулась. Фокс встал.
— Ну, я пошёл?..
— Иди… — Дана снова грустно посмотрела на груду кассет. Партнёр кивнул.
— Ну пока.
— Пока…
Он качнул головой и вышел из комнаты, прикрыв дверь. Наверное, что-то было не так, но Фокс был слишком занят приближением разгадки, чтобы обратить на это внимание…
Да, Малдер был прав. Выяснение — дело долгое и нудное… Так думала Дана, находясь в комнатушке очередного мотеля, свернувшись клубочком на широкой двуспальной кровати и тупо глядя в телевизор. Влезая в шкуру добровольного просмотрщика, Дана не подозревала, что это будет так бездеятельно… ску-учно… Передачи новостей были неинтересными, но приковывали к себе взгляд, как… как долгая, тянущаяся, но яркая мыльная опера. Во всяком случае, при просмотре исчезало странное чувство беспокойства, мучающее её весь день… Мелькание фигур на экране убаюкивало… Но, вместе с тем, в душе поднималась досада — ну почему Малдер оставил её здесь? Ведь видно же, у него есть какие-то догадки… Почему не взял её с собой? Может, не хочет, чтобы она мешала ему? В чём?.. Господи, от этих идиотских догадок у неё назревала головная боль размером с BMW! «Ну что не так?.». спрашивала она у себя. «Успокойся, не ходи кругами, как загнанная рысь…» Но Дана не могла успокоиться. Похоже, крыша медленно, но верно съезжала… Женщина встала, размяла затёкшие мышцы ног и вышла на улицу, хлопнув дверью. Свежий ветерок немного охладил её пылающие щёки. Дана на секунду зажмурилась, а потом решила сходить в администрацию, купить банку содовой. Ну, а поэтому шагнула к главному строению… Почти дойдя до него, она остановилась у автомата с напитками и стала искать в карманах монетки — ну хотя бы 25 центов! Внезапно что-то знакомое привлекло её внимание. Стараясь остаться незамеченной, Дана осторожно выглянула из-за края автомата… и тут же прижалась спиной к холодному металлу. Сердце её заколотилось, как птица в клетке. На стоянке у бензоколонки стоял их красный «Audi». Разве Малдер ещё не уехал? Что он здесь делает?! Он же сказал… Дана переглотнула и, стараясь не привлекать внимания, взглянула на открытое пространство стоянки. Малдер был в машине… Он разговаривал с кем-то… с кем-то, сидящим в тени. В её душу закралось страшное подозрение. Дана напряглась, как кошка, готовая к броску; все её сенсорные способности были сейчас обострены… Сидящий рядом с водителем чиркнул спичкой и закурил. Дану прошиб холодный пот. Быть этого не может! Нет!!! Но сомнений быть не могло, если её глаза не лгали — в машине сидел Курильщик… и Малдер ему что-то объяснял, ожесточённо жестикулируя. Будто докладывал. Наконец он закончил, повернул ключ и завёл мотор. Машина сорвалась с места и скрылась в темноте… На этот раз Дана гораздо медленнее обернулась и прижалась затылком к стенке автомата. Широко раскрытыми глазами она смотрела на огоньки недалёкого города. Её ноги не слушались, не хотели идти… Боже мой, этого не может быть! Неужели… неужели Малдер всё время был с Курильщиком?.. Если… если… Боже мой, если всё, что они вместе пережили всё было ложью, то где же истина?! Где? И есть ли она вообще… Дана отошла от стены и тихонько побрела в свой номер, полностью оглушённая всем тем, что на неё свалилось…
А настоящий красный «Audi» был в трёх десятках километров от пригорода, в дворике неприметного учреждения, у плохо крашеной зелёной краской двери с потускневшей табличкой «Редакция публицистического издания „Одинокие стрелки“». И Фокс находился в том самом помещении редакции…
Байерс почесал бородку и глубокомысленно произнёс.
— Да, друг… Ты нам принёс очень интересную штуковину. Пойдём-ка…
Фокс встал и, отряхнув брюки, последовал за своим «единомышленником». А тот едва не приплясывал от радости, как на параде… Агент понял, что его, вероятно, ждёт известие, технически более подкованное, чем он ждал… Байерс подвёл его к системе компьютеров и чуть ли не силком усадил на стул.
— Сядь. А то упадёшь. — констатировал вертящийся рядом Фрохайк. Фокс пожал плечами.
— Я что, возражаю?.. O'K, объясняйте мне всё про чудесную техническую находку.
— Она действительно чудесная! — подскочил Фрохайк так, что у него с носа свалились очки. — Гляди! — он щёлкнул кнопкой. На большом, во всю стену, экране высветился обычный спектр лучей, преломляющихся где-то в телевизоре… Дальше Фокс устал вспоминать устройство техники, и просто стал слушать друзей, которых можно было хотя бы понять.
— Смотри — это нормальный молекулярный спектр цветов на внутренней сетке экрана. Он эквивалентен тому изображению, которое получают твои глаза во время просмотра, проецируя лучи в мозгу… вообщем, это подсознательная трансформирующаяся информация.
— Ну?
— Да не ну… А теперь посмотри, как генератор продольного сечения, что ты мне принёс, искажает нормальную картинку. — он опять щёлкнул кнопкой. Фокс едва не упал… Он видел, что запись с изображением на диске была вполне обычной, но внутри… Перед ним было хаотичное скопление самых разных лучей всех цветов, рассеивавшихся и пересекающих друг друга по всем направлениям.
— Что это, чёрт возьми?!
— Это-о-о… — протянул Лэнгли, запуская пятерню в белесую длинную шевелюру, а другой рукой дёргая на животе майку с эмблемой «Queen», и пустился в разъяснения. — Вообщем, это какая-то зашифрованная информация, не заметная для обычного наблюдателя. То есть — смотришь, как всегда, телевизор, а на подсознательном уровне тебе что-то внушается.
— Это как случай массового психоза у детей в японском кинотеатре?
— Угу. Что-то вроде… Ну слушай. — продолжал Лэнгли, отмахиваясь от надоедающего Байерса. — Та штука, которую ты нам притащил — это самый крутой изыск техники, который я только видел. Она была подсоединён к распределителю, транслирующему кабельный канал — его, кстати, легче всего найти в коробке передач… ну, и оказалось, это генератор цветовых волн… он работал в строго определённое время. С 9-ти до 10-ти часов утра, и так же вечером.
— Готов поспорить, что это, по случайности — время новостей… — пробормотал Фокс. — Тогда понятно поведение этих людей… А какое влияние оказывает такого рода внушение на психику?
— Насильственное вторжение в процессы мозговой деятельности — это всегда плохо, но, как мы поняли, это внушение активизирует ещё и быстро раздражающиеся агрессорные функции и вызывает некую зависимость у долго смотрящих данную передачу людей. Но, как ни странно, внушение оказывает влияние с, так сказать, колеблющейся природой. Оно — сугубо психологического характера.
— Так, — агент обхватил руками голову. — Уинд убивал «террориста» за то, что он появился, Эрншо убила «мужа» за измену… А, понял! — он чуть не подскочил. — Может информация с прибора влиять на память, зрение и вызывать галлюциногенные образы?
— Легко, — утвердительно кивнул Фрохайк, поправляя очки.
— Ну понятно! Прибор, настроенный на частоту подсознания каждого зрителя, влияет на сугубо личные воспоминания, чувства и воспоминания, и заставляет людей видеть свои самые далеко спрятанные страхи. То, что в обычной жизни они пытаются не воспринимать!.. Смотрите — два убийства, два абсолютно, кажется, нормальных человека…
— Это которые убили-то. — засомневался Байерс. — Говоришь, там домохозяйка убила кого-то по ревности?..
— Угу.
— Кошмар! Чего она боялась? Домохозяйки в нашем обществе тихие, нормальный мужик такую не бросит ни в какую — жить нормально всем ведь хочется.
— Будь у тебя её внешность, ты бы ещё не того боялся. — хмыкнул Фокс, довольный своей догадкой.
— Раз так, я бы мужа жить оставил, чтобы он через месяц-другой откинул коньки сам от такого соседства…
— Я до сих пор радуюсь, что ты не родился женщиной, иначе мы вдвоём давно бы уже были на том свете. — пихнул его в бок Лэнгли. Байерс надулся. Общий «щенячий восторг» прервал Фрохайк, всё время трущий дужку очков в глубокой задумчивости.
— Малдер, ты говоришь, что у жертв были записи транслируемой информации?
— Да.
— Если учитывать степень влияния, то можно предположить, что всё скопировалось на плёнку… Ты смотрел записи? — сурово спросил он. Фокс нахмурился.
— Да… чёрт возьми! — ещё пару секунд он посидел неподвижно, а потом выпустил воздух. — Напугал ты меня… Если всё дело — в различии цветов в спектре, то за меня можно не бояться.
— Чем это ты такой особенный?
— Понимаешь, на определённом подуровне своего зрения я не различаю красный и зелёный цвета.
Трое стрелков тоже вздохнули. Лэнгли махнул рукой.
— Я же говорил, он неполноценный!..
Агент в шутку замахнулся на него.
— Заткнулся бы ты — я сказал, на подуровне не вижу! Д-да, хорошо, что я не бросил расследование по совету Скалли… был всё-таки тут заговор плохих военных… — он слабо улыбнулся… и вдруг весёлое выражение слиняло с его лица. Он вспомнил мелкие детали расследования… и понял, что сделал ошибку. За которую мог поплатиться не он…
— Скалли… Господи, Скалли! Я забыл про неё!!
— А что с ней? — осторожно поинтересовался Байерс. Фокс ударил ладонью по своему затылку.
— Я трижды идиот! Я чувствовал, что с этими новостями что-то не так, и не предупредил её… упивался близкой победой!.. Она же смотрит записи… ч-чёрт!
— Погоди, может, всё обошлось…
— Нет, в том всё и дело! Я сам видел, какая у неё была реакция на эти шифры — она их восприняла!.. Дьявол, теперь уже поздно… Но ей нужно помочь! В лепёшку расшибиться, а помочь!
— Как? — в один голос спросили стрелки.
— Там посмотрю… — он сорвался с места. Фрохайк его окликнул.
— Погоди, Малдер!..
— Что?
— Мой друг — твой друг, и наоборот, помнишь? Если совсем туго станет, звони… — он подмигнул. Словно бы в ответ, зазвонил сотовый Фокса. Он резко вынул трубку и вышел из квартиры во двор. Звонил Скиннер.
— Да, сэр?.. — хмуро откликнулся он.
— Малдер, вы? Я вообще-то ищу агента Скалли. Ей надлежит быть на завтрашнем симпозиуме…
— Сэр, я буду рад, если сам найду её и если она будет хоть на каком-нибудь симпозиуме в своей жизни ещё раз. — оборвал его Фокс, шагая к машине.
— ?!?!
— Простите, сэр. Понимаете, создалась очень сложная ситуация, и мне, возможно, понадобится некоторая помощь… — и агент очень уклончиво сообщил начальнику мелкие факты. О том, что подвергается опасности жизнь подчинённой. Скиннер понял, и сказал, что сам приедет на место…
Дана ничком лежала на кровати, закрыв лицо руками и почти не двигаясь. Ей было безумно больно: в одночасье рухнул мир, в котором она жила четыре года каким светлым он ей сейчас казался!.. Бог мой, какими пустяками ей казались разные случаи, которые были по-настоящему тяжелы когда-то… Малдер… Малдер… как он мог? Этот вопрос неотступно маячил в её мыслях. Ведь… Малдер же так говорил об истине… так убеждённо, искренне, упорно говорил… Он был таким другом!.. Дана судорожно всхлипнула. Она не плакала, нет — её глаза были сухими… плакать она не могла. Он просто была оглушена тем, что увидела… Нет… Может быть, этого не было? Может быть, ей всё показалось… Дана села. Ну конечно! Конечно! Она смутно вспомнила, что в течение этого вечера у неё безумно болела голова… даже немного поднялась температура после того, как она выключила телевизор. Сначала она решила, что где-то подцепила простуду, но сейчас… она не сомневалась, что эти передачи «не такие». Может быть, Малдер уехал для того, чтобы выяснить что-нибудь про плёнки? Но… тогда почему он ничего не сказал ей? Почему?.. Дана глубоко-глубоко вздохнула и уткнулась лицом в подушку. Внезапно лежащий на тумбочке телефон громко зазвонил. Она резко вздрогнула, потом медленно взяла трубку и поднесла к уху.
— Алло… — едва слышно произнесла женщина. С другого конца провода раздался встревоженный голос Фокса.
— Скалли… эй, Скалли, ты хорошо меня слышишь?
— Прекрасно. — сухо ответила Дана, сразу насторожившись. В её душе чуточку теплилась надежда, но…
— Слушай меня очень внимательно: я сейчас не могу тебе всего сказать, но смотреть видео тебе нельзя!!
— Почему?
— Скалли, наше расследование стало опасным! Я ничего не могу тебе пока сказать, но не исключено, что ты… что тебе станет хуже после просмотра этих плёнок. Я об этом подозревал…
— Ты об этом знал?
— Я…
— Ты об этом знал? — отчеканила Дана.
— Я говорю, я подозревал! И… Скалли, ради Бога, не уходи никуда из номера… Не уходи!
«Он знал… наверняка, а теперь хочет замести следы!»
Внезапно Дана услышала какое-то пощёлкивание в трубке. Как от подслушивающего устройства, «электронного жучка». Она поймала себя на том, что уже с минуту молчит… Фокс полуокликнул.
— Эй, Скалли…
— Кто нас слушает? — резко поставила она вопрос, откидывая волосы со лба.
— Что?! — он опешил.
— Разве ты не слышишь, что нас прослушивают?
— Нет…
Трубка хлопнула о телефон. Фокс услышал короткие гудки в трубке и понял, что, возможно, опоздал… Он чертыхнулся и заставил машину ехать ещё быстрее.
Дана стояла посреди комнаты, тупо глядя в одну точку. Но мысли в её голове метались одна быстрее другой… «Он знал… он знал, что на плёнке что-то есть, но попросил меня смотреть её. Он мог сказать… но не стал. Потому что он с ними…»
И внезапно она начала действовать. Дана начала искать «жучок», чтобы хоть в чём-то быть на шаг впереди… Если «жучок» есть, то они смогут найти её. Везде найти. И что — теперь покорно ждать их, как бывший друг просил? Ха! Чёрта с два они получат… Она посмотрела на розетку. Может, здесь?.. Дана присела рядом, рукой провела по стене. Нет. Она посмотрела в абажуре настольной лампы, где тоже можно было спрятать устройство. Нет… Но он должен быть! Должен!.. Она ходила по комнате, как пантера в клетке, осматривая мебель и сметая всё на своём пути. «Жучка» не было! Дана вдруг с удивлением поняла, что всё это только раззадорило её, вместо того, чтобы огорчить. Странно… Она остановилась, переводя дыхание. По обстановке можно было подумать, что в комнате только что кружил торнадо. Так… «жучок» не нашёлся. Покалеченный стол с грохотом рухнул на пол. Дана инстинктивно пригнулась и оглянулась, как затравленный зверь. Времени нет… тут могут её найти… все, все вокруг враги… Верить некому! Одна… Ма-алдер, за что? За что?! Она выпрямилась и прислушалась. За дверью раздались одинокие шаги. Неужели уже прибыли? Нет, не возьмёте голыми руками! Дана отскочила в сторону от двери и выхватила пистолет. Щёлкнул курок. Она попыталась сдержать прерывистое дыхание и затаилась… Наверное, идущий был везучим по природе. Он отошёл… Однако её уже ничто не могло остановить… Дана вскинула руку на уровень глаз, и, сощурившись, разрядила всю обойму в кожаную обивку двери. Потом сунула оружие за пояс и метнулась к окну… Благо, оно было на первом этаже, и Дана достаточно хорошо прыгала, она приземлилась, ловко смягчив падение, и огляделась, уперевшись кулаками в почву газона. Она была рядом с пустынным тёмным шоссе… оно уходило вдаль. Дана услышала, что в комнату ворвались, и побежала по дороге так, что, выстрели ей вслед, пуля её не догнала бы. Она летела, как ветер, не глядя под ноги, движимая одним стремлением — убежать… от всего… Худенькая фигурка в серой майке, чёрных брюках и развевающейся белой рубашке очень быстро скрылась в темноте.
Подъезжая к мотелю, Фокс увидел несколько полицейских машин и толпу служащих правопорядка. Сидящий рядом с ним Скиннер, которого он захватил по пути из редакции «стрелков», выглянул в окно и задумчиво потёр лысину.
— Неплохо было бы узнать, что происходит…
— Боюсь, самое страшное, если «копы» уже здесь… — Фокс остановил автомобиль и выскочил из него. Его встретил один здоровый парень в униформе, явно с недружелюбными намерениями.
— Эй, шеф, тут праздношатающимся не место! У вас есть пропуск? В любом случае, покажите документы…
— Спецагент ФБР, замдиректора ФБР, — отрезал Скиннер, не утруждая себя показом и шествуя мимо полицейского. Бедный охранник часто заморгал и уступил дорогу… Энергично продвигаясь сквозь толпу, Фокс подошёл к шерифу, молоденькому лейтенанту, и произнёс, представляясь.
— Специальный агент Федерального Бюро Фокс Малдер. В чём дело?
— В чём — в чём… — буркнул лейтенантик, отмахнувшись от него — видимо, чин на него впечатления не произвёл, и он тоже был не в восторге от «праздношатающихся». — По первому впечатлению, история странная… Говорят, номер сняла тут женщина… ничем так не примечательная, только… тоже из органов ваших, что ли… тихо-мирно всё было, пока хозяин спьяну не решил зайти к ней в номер, поболтать насчёт оплаты и… — он сплюнул. — кое-чего другого. На своё счастье, раздумал и свалился прямо на асфальте… На счастье — это потому, что вследствие его шагов, скорее всего, раздалось шесть выстрелов из пистолета не серийного производства… судя по пулям, застрявшим в двери — это «Smith amp; Wesson», калибром 9 мм., предназначенный для использования в качестве табельного оружия… В закрытую дверь была всажена вся обойма. Сбежались жильцы, вызвали ближайшую патрульную машину… Ребята ворвались в номер — там всё перевёрнуто… но видимых следов чужого пребывания не было. По версии, стреляла сама хозяйка номера, впоследствии она скрылась через окно, как заправский акробат — шутка ли, так ловко махнуть с подоконника, чтобы никто ничего не заметил… наши следы там нашли только через полчаса… и дальше ушла по шоссе. Патрули прочесали местность радиусом в 2 километра — ничего, хотя — сейчас, ночью… хорошо проверять сложно. Не думаем, что она смогла уйти далеко. При обыске комнаты нашли «ноутбук» и синюю ветровку… ко мне должны подойти, сказать, нашли ли тут документы. Уголовное дело пока мы возбуждать не стали.
Фокс поглядел в сторону. Издалека донёсся вопль.
— Лейтенант! Мы обнаружили… — запыхавшись, к стоящим подбежал полный мужчина в поношенном кителе. Молодой человек даже вытянулся в его сторону, приподнимая козырёк фуражки.
— Что, Смит?
Мужчина подошёл поближе, и Фокс увидел в его руках… бумажник Даны, где она обычно носила и удостоверение. Он протянул его лейтенанту.
— Вот… сэр.
Полицейский взял бумажник в руки, расстегнул… По прошествии нескольких секунд он ошеломлённо закрыл его, помолчал, а потом тихо и язвительно сказал.
— Ну теперь… понятно, что вы здесь делаете.
Фокс кашлянул.
— Вы ошибаетесь, лейтенант. Здесь имеет место совсем иной поворот событий, нежели вы думаете. Пропал агент — не по своей воле. Также здесь не замышлялось уголовное преступление… Мы имеем дело не с потенциальным преступником, а с агентом, которому нужна помощь. Эту женщину надо найти, не применяя захват, поймите! И никакой уголовной ответственности здесь быть не может. — он сурово взглянул на лейтенантика. Тот пожал плечами и, недоверчиво посмотрев на него, отошёл. А Фокс, оглянувшись на изрешечённую дверь, прищёлкнул языком.
— М-да… он умудрилась точно стрелять даже при таких обстоятельствах…
Скиннер, до тех пор ошарашено молчавший, возмутился.
— Малдер, мне вы, может, объясните всё детальнее? Я вас протаскиваю сквозь оцепления за счёт своей должности, помогаю пробить полицейский кордон — и узнаю что? Мой лучший агент не подвергается опасности, а подвергает ей жизнь других! И, кроме того, исчезает с места преступления?
— Сэр, я был бы очень рад, если всё было бы так просто. Понимаете, здесь мы столкнулись с не совсем обычным феноменом воздействия на психику человека. Боюсь, я совершил трагическую ошибку — агент Скалли подверглась сильному влиянию этого феномена… агрессора. И… её жизнь действительно в опасности. Я должен найти её.
— Агрессора?
— Д-да… поэтому я и сказал не применять силу, потому что… она может оказать реальное сопротивление, не осознавая своих действий… если полиция её найдёт.
— Тогда я советую вам найти её раньше, чем полиция. Ведите дело сами. Вы понимаете, что у нас возникнут проблемы, если агента Скалли арестуют, да ещё применяя силу. Я попробую сгладить все острые углы. — Скиннер развернулся и ушёл. Благодарно посмотрев ему вслед, Фокс словно не заметил своего одиночества… Долго раздумывать он не стал — ему действительно была нужна помощь. Он выхватил телефон и набрал номер «стрелков». Идя по тротуару, он услышал сонный голос Лэнгли.
— Бюро слушает…
— Кончай дурачиться, это я, Малдер.
Голос на другом конце провода оживился.
— А-а-а, привет! Ну что?
— Боюсь, приятель, мне экстренно нужна ваша помощь. Началось.
— Конечно, о чём речь?
— Послушай, я опоздал. Реакция, о которой мы говорили, оказалась очень сильной… Я так понял, Скалли боится, что я связался с Курильщиком и знал про все эти дела с плёнкой.
— Кто ж этого не боится… — вздохнул он.
— Ну слушай — она исчезла из гостиничного номера, попутно едва не убрав с дороги пьяного хозяина гостиницы. Просто испарилась, понимаешь? Полиция хочет найти её и взять по обвинению в покушении и т. п. и т. д.
— О Господи, это её-то… — испуганно выдохнул Лэнгли.
— Её. — он криво усмехнулся. — Тут вряд ли даже Скиннер управится, хотя и обещал. Знаешь, я даже не представляю, что с ней, бедной, сейчас творится… O'K, к делу. Я сейчас тут поверчусь, заберу её вещи, пособираю оперативной информации… Знаю я на данный момент немного — ближайшие 2 километра «копы» прочесали — слава Богу, её не нашли. Но я знаю, что она не могла уйти очень далеко — видишь ли, этот пси-фактор оказывает определённое воздействие на организм, и не в лучшую сторону. Короче говоря, вырабатываются токсины, и человек может просто свалиться на дороге или где ещё от истощения. Полного. Так что Скалли, я думаю, где-то в районе 10-ти километров. Послушай, попроси Фрохайка и Байерса переслать мне на факс в машине увеличенную карту этого района, O'K? Прямо сейчас…
— Понял. Айн момент… — Лэнгли прикрыл трубку ладонью и, видимо, что-то сказал.

Соколов Алекс - Секретные материалы. Больше не одиноки => читать книгу далее


Надеемся, что книга Секретные материалы. Больше не одиноки автора Соколов Алекс вам понравится!
Если это произойдет, то можете порекомендовать книгу Секретные материалы. Больше не одиноки своим друзьям, проставив ссылку на страницу с произведением Соколов Алекс - Секретные материалы. Больше не одиноки.
Ключевые слова страницы: Секретные материалы. Больше не одиноки; Соколов Алекс, скачать, читать, книга и бесплатно