Левое меню

Правое меню

 Дилэни Сэмюэль - Падение Башен 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Сташеф Кристофер

Wing Commander - 2. Расплата


 

На этой странице сайта выложена бесплатная книга Wing Commander - 2. Расплата автора, которого зовут Сташеф Кристофер. На сайте strmas.ru вы можете или скачать бесплатно книгу Wing Commander - 2. Расплата в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB, или же читать онлайн электронную книгу Сташеф Кристофер - Wing Commander - 2. Расплата, причем без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Wing Commander - 2. Расплата равен 225.56 KB

Сташеф Кристофер - Wing Commander - 2. Расплата - скачать бесплатно электронную книгу



Wing Commander – 2

«Расплата»: АСТ; М.; 1997
ISBN 0-671-72200-x
Аннотация
Сюжет книги основан на событиях, произошедших в системе Вукар Таг после окончания Wing Commander II. Первая часть новеллы, написанная Кристофером Сташеффом (Milk Run или Intruder) освещает перепитии разведывательного полёта корвета «Джонни Грин» в систему Вукар Таг. Вторая часть, собственно End Run описывает исторический рейд эскортного авианосца «Тарава» в самое сердце Империи и уничтожение судоверфей на второй луне планеты Килра. Мы вновь встретимся с Джейсоном «Медведем» Бондаревским, Спаркс, адмиралом Толвином и Думсдэем. В новелле отлично переданы атмосфера опасности и героизма, обречённости и надежды этого отчаянного рейда. Небольшая любовная линия также добавляет очарования этой новелле. Раскрываются некотороые стороны личности адмирала Джеффри Толвина, которые сложно разглядеть в играх WC2, WC3 и WC4.
Кристофер Сташеф, Уильям P. Форстчен
Расплата
Часть 1
ДЕТСКАЯ ПРОГУЛКА
— «Викинг» — на два часа!
Услышав этот возглас, дежурный включил сигнал тревоги боевым постам. Слабый, дребезжащий звук разнесся по кораблю, во всяком случае, по большей его части. По крайней мере, в кают-компании его услышали.
— О, есть, сэр! Сию минуту, сэр! — Флип вскочил, вытянулся в струнку и, нарочито высоко задирая колени, побежал к своей орудийной башне. Джоли проводила его взглядом, растаптывая окурок. По привычке они курили здесь, в специально предназначенном для этого месте, хотя фильтровальная лампа уже плохо очищала воздух. Вздохнув, Джоли покачала головой.
— Флипу все шуточки… Давай, Гарри, всыпь им хорошенько.
— Да уж постараюсь. Ты же знаешь, я с ними не церемонюсь — я их просто расстреливаю. — Гарри, сидевший напротив нее, поднялся со своего места.
«Надеюсь, так и будет», — про себя добавил он, чувствуя холодок давнишнего, уже ставшего привычным страха.
— Ну что, пошли? Надеюсь, скучать нам не придется.
Затянувшись в последний раз, он аккуратно загасил сигарету, спрятал окурок (на черный день) и потрусил к своей орудийной башне.
На капитанском мостике командир корабля Харкорт спросил:
— Ну что там, Билли?
— Похоже, вольный стрелок, капитан, — последовал ответ с наблюдательного пункта.
Харкорт усмехнулся. У них был большой опыт стычек с легковооруженными рейдерами, принадлежащими частным лицам, которые раз за разом упорно появлялись в не нанесенных на карту точках прыжка, пытаясь совершать налеты на колонии Конфедерации, расположенные по всей границе военной зоны. По крайней мере, они так воображали — что их точки прыжка никому не известны. Однако два года в патруле многому научили экипаж «Джонни Грина», корвета класса «Вентур». Любой из них настолько хорошо знал, где находятся все эти три точки, что разбуди его посреди ночи — и он тут же по памяти перечислил бы их координаты.
Теперь уже «викинги» не вызывали у них особого волнения.
Со стороны могло показаться, что дисциплина в команде не на высоте — отношения были не слишком официальными, а поведение некоторых членов экипажа производило впечатление легкомысленности и даже разболтанности. Однако никаких конфликтов между ними не возникало, работу свою они выполняли слаженно, а страдали, главным образом, от скуки. Ее они ощущали почти всегда, за исключением тех случаев, когда в погоне за легкой добычей появлялся один из частных рейдеров. Rогда скука становилась всего лишь маской, скрывающей то, что таилось в глубине души каждого из них, — страх смерти. Кто знал, что именно появилось на этот раз из точки прыжка? «Викинг» вполне мог оказаться под пару «Джонни Грину» или даже более мощным.
— Боевые посты готовы, капитан, — доложила старший лейтенант Дженис Граундер.
Билли отключил сигнал тревоги, и звук, хотя и еле слышный, но достаточно назойливый, смолк.
— Отлично, старпом. Курс на перехват.
— Уже сделано, капитан, — ответил Морлок Барнс, астронавигатор.
Харкорт откинулся на спинку кресла, с удовлетворением оглядывая капитанский мостик. В помещении было почти темно, лишь отдельные островки света выхватывали из мрака человеческие фигуры, каждая из которых склонилась над своим пультом. Атмосфера казалась спокойной, и все это чем-то напоминало библиотеку, если не считать подспудного напряжения, вызванного ожиданием предстоящего боя не на жизнь, а на смерть. Это было славное, уютное местечко для четырех человек.
К сожалению, их тут находилось пятеро.
Взгляд Харкорта непроизвольно начал искать несоответствия — их тут было великое множество. Помещение могло служить памятником человеческой изобретательности. Чего стоили хотя бы одни экраны, каждый из которых освещался укрепленной в зажиме лампой, поскольку их задняя подсветка выгорела несколько месяцев назад! Перед Граундер, которая, кроме всего прочего, исполняла обязанности рулевого, размещались два гироскопа с удлиненными осями, явно не в лучшем состоянии: поверхности их были испещрены вмятинами, царапинами и металлическими заплатами. Установленные под прямыми углами в кардановых подвесах, они заменяли собой измерительные приборы, сгоревшие даже раньше, чем подсветка экранов. Сам штурвал все еще слушался управления, но лишь благодаря тому, что Кориандер, ведавшая контрольно-восстановительными работами, вышла в космос и заменила дюзу, разнесенную вдребезги одним из «викингов» полгода назад. Она использовала обшивку их собственной неразорвавшейся ракеты, которую, по счастью, удалось извлечь из обломков рейдера.
Некоторая доля юмора состояла в том, что, поскольку ракета не взорвалась, рейдер пострадал не очень сильно и был благополучно захвачен в плен, но только после того, как Флип и Гарри разнесли вдребезги его собственные дюзы. Килратхи тогда пытались ускользнуть в спасательных капсулах, но были пойманы и теперь во вполне сносных условиях содержались на той самой планете, на которую пытались напасть. Конечно, сейчас они не даром ели казенный хлеб — им приходилось изрядно вкалывать, укрепляя обороноспособность планеты, но таковы уж превратности войны. Очень кстати оказалось то, что их рейдер нес на борту поразительное количество запасных частей. Они помогли поддерживать «Джонни Грин» на ходу и даже улучшить его оснащение. К примеру, другие сторожевики класса «Вентур» не имели кормовых орудий.
Пригодился и блок наведения той же самой неразорвавшейся ракеты. Кориандер установила его вместо прицела пушки Гарри — его собственный расплавился во время одной особо жаркой схватки. На пушке Флипа красовался блок наведения, снятый с килратхской ракеты, которую их собственный снаряд буквально разрубил надвое на борту пирата.
Они не обращали внимания на вонь в воздухе и запах своих давно не мытых тел — водоочиститель еще кое-как работал, но с очень большими перебоями. В системе очистки воздуха там и тут появлялась странная зеленая поросль, к тому же фильтры почти полностью засорились.
Появление случайного рейдера килратхов, по крайней мере, разгоняло скуку. Никто не задумывался о том, что каждый из них мог погибнуть — впрочем, это казалось маловероятным. Корабли килратхов, как правило, были вооружены хуже, чем «Джонни Грин», и все же… Сами килратхи сражались как черти, и вряд ли кто-нибудь на свете смог бы предсказать, чем окончится сражение. Никто не задумывался об этом — и Харкорт тоже постарался выкинуть эти мысли из головы. Выполнение привычных, заученных действий, со временем ставших просто рутиной, позволяло не думать об опасности — что некоторым удавалось даже слишком хорошо — или, по крайней мере, делать вид, что это так.
— Пристегнуть ремни, — приказал Харкорт. — Полный вперед!
— Есть полный вперед, — послышалось из интеркома.
В самом центре корабля, склонившись над своим пультом, старшина Лорейн Хэскер следила за состоянием двигателей. Она их называла «Мои маленькие детки», несмотря даже на то, что двое из них были в ее гнезде кукушатами.
Скорость корабля нарастала, и притом гораздо быстрее, чем можно было ожидать от сторожевика такого класса. Объяснялось это тем, что Кориандер проявила немало изобретательности, внеся кое-какие изменения в устройство корабля, и это явно пошло ему на пользу. Если бы пришлось мчаться на столь высокой скорости долго, двигатели могли бы сгореть или, что даже более вероятно, разнести корабль на части. Два двигателя, установленные на нем первоначально, уже устарели, а два других, которые были сняты с килратхских кораблей, недостаточно хорошо отрегулированы. По счастью, им вовсе не требовалось мчаться с такой скоростью слишком долго.
Очевидно, килратхи не рассчитывали на появление «Джонни Грина», и уж тем более на то, что он способен развить такую скорость. Они развернулись и на предельной скорости пустились наутек.
— Он удирает, — сообщил Билли.
— Разве они не всегда так делают? «Все лучше, чем день за днем томиться от скуки, — подумал Харкорт, — какое никакое, а все же развлечение. Жаль только, что каждый рейдер ведет себя точно так же, как все предыдущие».
— Почему бы этим подонкам не рассказать друг другу о том, что удирать от нас бесполезно?
— Интересно, как они могут это сделать? — возразила Граундер. — Ведь никто из них не возвращается, по крайней мере, после встречи с нами.
— Это точно, — согласился Харкорт. — Но повсюду тысячи их применяют подобную тактику. Хотя некоторые из них, надо думать, Возвращаются.
— Может быть, как раз эти «некоторые» и не пробовали удирать? — высказала предположение Граундер. — Вроде того, самого первого, с которым мы дрались, помните? Тогда они атаковали нас.
— Да, и спасибо им, их двигатели пришлись нам очень кстати. Отличная работа, старшина. — Харкорт посмотрел на Кориандер. — Ума не приложу, как ты ухитрилась соединить их с нашей системой управления?
— В общем-то, они с ней не очень и соединены, — ответила Кориандер, — по крайней мере, не совсем.
— А по-моему, у тебя это неплохо получилось, — заметила Граундер. — Я выжимаю газ — они ревут.
— Спасибо, старший лейтенант. И все же мы должны беречь каждый болт, — сказала Кориандер. — При любой стычке эти мерзавцы хоть что-нибудь да портят нам.
— Мы идем на максимальной скорости, — сообщила Граундер. — Примерно через пару минут будем в зоне досягаемости.
— Наверно, они уже подсчитали, какие у них преимущества перед сторожевиком класса «Вентур», — вздохнула Кориандер.
— Надо думать, — отозвался Билли. — Но они наверняка не учли, что у нас на борту такой старшина, как ты.
«То, что сказала Кориандер о преимуществах, — голая правда», — с горечью подумал Харкорт. Сторожевой корабль представлял собой не самый удачный компромисс. Пожертвовав быстротой истребителя-бомбардировщика, конструкторы не дали ему всей огневой мощи разрушителя. Но если вы не можете позволить себе поставить на боевое дежурство разрушитель, то сторожевик лучше, чем ничего. И если вы проигрываете войну и у вас не хватает ни кораблей, ни людей, то вам приходится держать этот сторожевик на боевом посту два года подряд, без отпуска для экипажа и без ремонта.
Лучше, чем ничего? Может быть, но не намного. По крайней мере, недостаточно для того, чтобы экипаж чувствовал себя уверенно.
В подобных обстоятельствах люди либо сходят с ума и готовы перерезать друг другу глотки, либо становятся очень близки. Все члены экипажа «Джонни Грина» были целы и невредимы… По крайней мере, пока.
Харкорту даже в страшном сне не снилось, что он может столкнуться с чем-нибудь вроде этого.
— «Викинг» поворачивает, — доложил Билли.
Харкорт кивнул, пристально, но безрезультатно вглядываясь в светящуюся сетку боевого дисплея. Он видел зеленоватый фон, видел линии сетки, но светящееся пятно, соответствующее изображению объекта, отсутствовало. Удар, полученный кораблем восемнадцать месяцев назад, повредил релейную цепь боевого компьютера, и с тех пор только Билли мог видеть, где находится противник; на остальных экранах «зайчик» не появлялся. Приходилось полностью полагаться на Билли.
А что еще оставалось делать?
Хорошо хоть, что дисплей боевого компьютера отчасти разгонял мрак на капитанском мостике.
— Посмотрим, способен ли этот «викинг» придумать хоть что— нибудь новенькое, — сказал Харкорт, чувствуя нарастающее напряжение.
— Лучше бы не был способен, наши возможности в бою не так уж велики, — возразила Граундер.
— Будет вам, старший лейтенант, — укорил ее Харкорт. — У вас явно отсутствует воображение. Если бы я был на его месте, я бы…
— Он пикирует! — закричал Билли. Как бы хотелось сейчас Харкорту видеть то, что доступно взгляду Билли, но его дисплею, похоже, на это было наплевать. Харкорт перевел взгляд на обзорный экран и вглядывался в него до рези в глазах, но видел лишь равнодушные звезды.
Одна из них двигалась, но была еще слишком далеко, чтобы он мог разглядеть силуэт килратха.
— Он знает, мерзавец, что снизу мы беззащитны, — сказал Харкорт. — Наверняка попробует поднырнуть и Продырявить нам брюхо.
— По крайней мере, это уж точно что-то новенькое, — ответила Граундер, но против воли голос ее дрогнул. Харкорт включил сигнал «Всем постам».
— Всем внимание! Приготовиться к бою!
— Уже готов, — ответил Флип.
— Прекрасно. Нам, как всегда, остается только следовать твоему примеру. А теперь ухватись за что-нибудь покрепче — очень скоро ты окажешься вниз головой.
— Скоро? — Голос Джоли прозвучал сдавленно. — По-моему, мы уже висим вниз головой, и того гляди перевернемся обратно.
Искусственная тяжесть вдавила их в кресла, но даже если бы она отсутствовала, другие, хорошо знакомые и весьма неприятные ощущения, вызываемые переворотом, не оставляли сомнений в происходящем. Сила Кориолиса — это сила Кориолиса, а жидкость — это жидкость, в особенности если она находится в среднем ухе и явно говорит о том, что вы делаете сальто. Тут уж просто не замечаешь, давит на тебя кресло или нет. Харкорт не сводил глаз с гироскопов Граундер. Голубые полюса в них повернулись на сто восемьдесят градусов и были направлены теперь в сторону пола. Голубые всегда показывали, где находится «верх», красные — где «низ». Теперь «верх» и «низ» поменялись местами.
— «Викинг» над нами! — крикнул Билли.
— Расстояние?
— Пятьсот километров, но приближается, правда, не очень быстро, — ответил Билли. — Ха, он не ожидал, что окажется над нами!
— Ну, хватит, сближение, я думаю, достаточное, — решил Харкорт. — Огонь!
Корабль вздрогнул, когда обе пушки выстрелили с четвертьсекундным интервалом одна за другой — и обе, увы, промахнулись. Ничего удивительного: на самом деле им следовало находиться на свалке.
— Мы у него на хвосте, — сообщил Билли, прильнув к своему экрану.
— Ну, и какой нам от этого толк? — донес интерком ворчание Джоли.
— От этого, может, и никакого, но он разворачивается, — ответил Билли. — Явно все еще не оставил надежду добраться до нас снизу. Так что…
— Так что все в твоих руках, Джоли, — сказал Харкорт. — Поджарь его хорошенько!
Раздался мощный залп, корпус корабля издал глухой звук «Бам-м-м!», а в голосе Джоли ясно слышалось отвращение:
— Проклятье! Промазала!
— Ошибаешься, — возразил Билли. — Ты зацепила ему крыло… Ракеты! Он стреляет!
— Повторить огонь! — рявкнул Харкорт.
— Но он вне пределов досягаемости! Мы только зря потратим ракеты!
— Тогда, черт возьми, и мы вне пределов досягаемости! Старпом! Разворот!
— Есть, есть! — ухмыльнулась Граундер.
Гироскопы жалобно взвыли, причудливо раскачиваясь во все стороны.
Маневр, однако, не дал желаемого результата,
— Их ракета взяла цель, то есть нас, — сообщил Билли. — Мы летим прямо на нее.
— Может, нам зайти ей в хвост? — предложила Граундер.
— Не успеем — даже при максимальном ускорении! — крикнула Кориандер. — Сколько раз вам повторять? Ракеты летают быстрее кораблей!
— Даже с двумя двигателями экстра-класса?
— Даже с десятью двигателями экстракласса! Просто увернись от нее, Граундер! Дай Джоли шанс!
Граундер вопросительно взглянула на командира корабля, но Харкорт покачал головой.
— Не время для экспериментов, старший лейтенант.
— Как прикажете, — фыркнула Граундер.
— Сближаемся! — крикнул Билли; — Триста километров! Двести пятьдесят! Двести!
— Огонь, Джоли! — приказал Харкорт. По корпусу снова прокатилось «Бам-м-м!», и тут же оранжевая вспышка на экране Билли осветила его лицо.
— Попали! — восторженно заорал он. — Отличный выстрел, Джоли! Теперь у него вообще нет никакого хвоста!
— Все еще скучаешь? — спросил Харкорт у Граундер.
— Сейчас — нет, — ответила она.
— Он пытается развернуться, — сказала Кориандер. — Хочет врубить уцелевшие носовые дюзы и удрать.
— Удрать? Нет, вряд ли, — сказал Харкорт. — Это же килратхи.
— Уже возвращается, — взволнованно сообщил Билли. — Виляет из стороны в сторону, но возвращается.
— Он сумасшедший! Джоли разнесет его на мелкие кусочки!
— Он знает, что ему не выкарабкаться, просто хочет и нас прихватить с собой, — сказал Харкорт. — Сейчас мы угостим его нашей ракетой.
— Сейчас?! — крикнул Билли. — Он летит прямо на нас, капитан!
— Ну что же, тем хуже для него.
— У нас осталось всего две ракеты! — крикнула Кориандер.
— Что ж нам теперь, любоваться на них? Пускай первую!
— Первая пошла, — доложила Граундер.
— Вы про его ракету не забыли? Она совсем рядом, — напомнил Билли.
— Разворот! — рявкнул Харкорт. Гироскопы снова заскулили, их полюса принялись выписывать сумасшедшие петли, когда корабль взмыл вверх, а потом ринулся обратно к рейдеру. Ракета килратхов резво продолжала нестись… прямо навстречу ракете «Джонни Грина»!
— Они столкнутся! — закричала Кориандер.
— Встань на курс рейдера и пускай последнюю ракету, — приказал Харкорт.
— Ракеты разминулись, — сообщил Билли. — Их ракета совсем рядом!
— Да? Ну, что же поделаешь, — вздохнул Харкорт. — Значит, у нашей есть шанс добраться до них… Флип! Гарри! — крикнул он. — Серебряный флорин тому, кто первый достанет их ракету!
— Чур, мой! — тут же отозвался Флип.
— Что такое флорин? — одновременно с ним спросил Гарри.
Корабль содрогнулся от последовавших почти сразу же друг за другом выстрелов. Лицо Билли снова озарилось оранжевым всполохом.
— Получай!
— Мой флорин! — крикнул Флип.
— С какой стати? — возмутился Гарри. — Это я в него попал! Любой тупица мог бы сообразить это!
— Я тебе не любой тупица…
— Ладно, ладно, хватит, — прервал их Харкорт. — По флорину каждому. Ну, что там с нашей второй ракетой, Бил…
Не докончив фразы, он увидел оранжевый отблеск на лице Билли и облегченно вздохнул:
— Конец!
— Точно! — подтвердил Билли. — С рейдером покончено. Готов.
Внезапно Харкорту стало тошно. Подумать только! Один миг — и не стало дюжины жизней, может быть, даже больше. Они, конечно, не люди, но в смелости им не откажешь.
Корабль судорожно дернулся, эхо взрыва прокатилось по корпусу.
— Черт! Простите, капитан, я не заметил ракету, — воскликнул Билли. — Вспышка от рейдера такая плотная…
— Они успели запустить еще одну, прежде чем погибли, — сказал Харкорт. — Проверка постов!
— Дежурный здесь! — отозвался Билли.
— Астронавигатор здесь!
— Стармех в порядке!
— Старпом тут!
— Орудийная башня один здесь!
— Орудийная башня два!
— Стрелок кормового орудия здесь!
— Инженер жив и здоров!
Харкорт вздохнул с облегчением.
— По крайней мере, все целы. Как корабль, старшина? — с надеждой в голосе спросил он. — Есть что-нибудь серьезное?
— Да, похоже на то, — ответила Кориандер, внимательно изучая показания своих приборов. — Кислородный генератор расплавился.
Все взволнованно заговорили разом.
— Вот это влипли так влипли! — воскликнула Граундер.
— Кислородный генератор! — присвистнул Флип.
— Конец нашей патрульной службе! — В голосе Лорейн зазвенели радостные нотки.
— Да, теперь уж точно придется отправиться на базу для ремонта, — подтвердила Кориандер. — Причем немедленно,,, капитан. На том кислороде, который есть в запасе, мы продержимся недели две, может быть месяц, но потом нам конец. Нет, я не сомневаюсь — нужно срочно возвращаться.
— Жаль, — притворно вздохнул Харкорт, — всего-то два года на боевом посту! А я надеялся, что мы поставим новый рекорд. Ну, ладно, давайте утешаться тем, что нас ожидают отдых и развлечения.
Перед его внутренним взором замелькали туманные образы: гибкие тела, неяркие огни, мягкая музыка, вино, настоящая еда…и свежий воздух!
Звезды на обзорном экране изменили расположение, и Харкорт понял, что последний прыжок перед Ксанаду завершен. Он улыбнулся в предвкушении того, что его ожидало, — песчаный пляж, безоблачное небо и прочие радости.
— Старпом, свяжись с ними и сообщи, что мы на подходе.
— Есть, сэр. — Граундер включила связь. — Корабль Конфедерации «Джонни Грин» — базе Ксанаду. Ответьте нам, Ксанаду.
Харкорт включил сигнал «Всем постам».
— Стрелки и инженер — на капитанский мостик.
Лишить их возможности бросить первый взгляд на долгожданный «рай» было выше его сил, хотя формально он мог этого и не делать. Отдавая себе отчет в том, что это не более чем слабость, он обратился к ним подчеркнуто официально. Пристально вглядываясь в панораму неба на обзорном экране, он тщетно пытался различить ту звездочку, которая была Ксанаду. Единственная расположенная рядом с этой планетой точка прыжка, в которой они сейчас находились, была в одной трети астрономической единицы от Ксанаду, лишь немного превышающей по размерам Землю. Вот почему планета выглядела на экране не как диск, а как звезда.
Свое название она получила из-за климата. Почти вся она была покрыта водой, остальную часть занимали немногочисленные архипелаги. На самом большом острове располагалась ремонтная база флота, второй по величине служил в основном местом отдыха. Если кто-то из отпускников искал уединения, в его распоряжении имелась масса укромных местечек на более мелких островах, где можно просто поваляться на солнышке и побездельничать. Для тех же, кого это не привлекало, на основном острове, предназначенном для отдыха, имелись казино, рестораны, роскошные отели, площадки для игры в гольф, теннисные корты и многое другое. Береговая линия представляла собой один бесконечный пляж, и волны мягко набегали на берег, лаская песок, и круглый год здесь было тепло — от 16 до 26 градусов по Цельсию. Одним словом — все условия для сибаритского отдыха, полного разнообразных удовольствий, прежде чем космические гончие должны будут вновь отправиться на охоту. Может быть, это был и не рай, но простым воякам — а здесь, в основном, отдыхали именно они — это место представлялось чем-то вроде него.
Стрелки по бокам, Лорейн между ними — теперь на капитанском мостике шагу некуда было ступить. Харкорт окинул взглядом свой экипаж. Все лица улыбались, все глаза радостно светились от ожидания.
— База Ксанаду — «Джонни Грину». Граундер подняла сверкающие от возбуждения глаза.
— Здесь «Джонни Грин». Укажите координаты места посадки.
— Боюсь, это невозможно, «Джонни Грин». У нас есть сообщение, более того — приказ. Вы не должны приземляться на Ксанаду. Повторяю: не приземляться на Ксанаду.
От удивления глаза Граундер округлились. Однако она тут же постаралась взять себя в руки.
— База флота, наш кислородный генератор выведен из строя во время боя. Оставшегося кислорода хватит на неделю, не больше.
— Мы в курсе, «Джонни Грин», но приказ есть приказ, и за неделю вы доберетесь до места.
— Позвольте переговорить с нашим стармехом, Ксанаду. — Граундер отключила связь и вопросительно взглянула на Кориандер: — Старшина?
— Если они говорят, что мы за неделю доберемся… — с досадой ответила Кориандер. — Надеюсь, у них есть чертовски веская причина, чтобы так поступать с нами.
— Для них же будет лучше, если она у них действительно есть, — с угрозой в голосе сказал Харкорт. — Вызови их, старпом.
Граундер, воспрянув духом, включила связь.
— У нас и в самом деле запаса кислорода хватит только на неделю, — решительно произнес Харкорт. — Говорит командир корабля Макмиллан Харкорт. Мы уже два года безвылазно проторчали в патруле, и мой экипаж просто с ума сойдет, если не получит возможности передохнуть, пока корабль будет ремонтироваться. В чем проблема, Ксанаду?
— Всего лишь приказ, капитан Харкорт, подписанный адмиралом Бэнбриджем.
У Харкорта отвисла челюсть. Какое дело человеку столь высокого ранга до скромного сторожевика?
— В приказе сказано, что вы должны проследовать на базу Хило.
— База Хило? — Харкорт повернулся к астронавигатору. — Где это, Барни?
Барни, внимательно изучая карту, которую он уже успел вызвать на экран, покачал головой.
— Никогда о такой не слышал, капитан. Сейчас еще поищу.
Он ввел в компьютер название.
— Пожалуйста, Ксанаду, координаты базы Хило. — Харкорт решил помочь своему астронавигатору.
— Тридцать два градуса на север, семьдесят два на восток, — ответили с Ксанаду. — Шестнадцать световых лет отсюда.
— Тридцать два, семьдесят два, шестнадцать, — повторил Барни, вводя данные в компьютер.
Теперь напряжение на капитанском мостике ощущалось просто физически. Все взгляды были прикованы к астронавигатору.
— Да, нашел. Я бы не назвал это большим миром, капитан. — Барни сокрушенно покачал головой. — Тут сказано, что у них имеется несколько озер и внутреннее море, плюс жалкая пара куполов для отдыха и развлечений.
Ответом ему был всеобщий вздох разочарования.
— Ничего себе! — воскликнула Граундер. — Мы должны проводить свой долгожданный отпуск в такой дыре!
— Они не имеют права так поступать с нами! — вырвалось у Флипа. — Два года в патруле, два года!
Граундер поспешно отключила связь.
— Два года! — взволнованно повторил Флип. — Мы никогда не жаловались, никогда не говорили: «К черту все, с нас хватит, мы отправляемся по домам!» Два года! Пятьдесят три боя, и в каждом из них корабль получал повреждения! Мы терпели вонь и дым, без конца латали и перелатывали, но дело свое делали несмотря ни на что! Мы заслужили этот отпуск, черт побери!
Все застыли, потрясение слушая его. За два года это был всего второй случай, когда Флип вышел из себя. Прошлый раз это произошло после первого столкновения с килратхским рейдером, когда вражеский снаряд прошел совсем рядом с корпусом корабля и выжег свежий слой краски на его обшивке. Флип был влюблен в свой корабль и просто трясся от злости. В остальное время он был неизменно весел, неизменно шутил, неизменно смеялся, так что иногда это даже раздражало. Вспышка его негодования поразила их даже больше, чем приказ Бэнбриджа.
— Ладно, пусть купола готовятся к встрече, — вздохнул Харкорт. Он кивнул Граундер, и она снова включила связь. — Есть там что-нибудь в смысле отдыха и развлечений, Ксанаду?
— Черт меня побери, если я знаю, — ответили ему. — Сам впервые слышу о таком месте.
Казалось, Флип уже успокоился. Во всяком случае, голос его прозвучал безучастно, когда он сказал:
— Мятеж, капитан. Я предлагаю дезертировать.
Граундер поспешно отключила связь.
— Не соблазняй меня, — тяжело вздохнул Харкорт. — У меня на Земле жена и дети.
На капитанском мостике воцарилось молчание. Все знали, что Флип женился незадолго до начала этого двухлетнего похода. Жена вместе с его родителями и остальными членами семьи жила на планете, расположенной у самой линии фронта.
Флип грустно посмотрел на Харкорта.
— Ладно, капитан. Мы люди маленькие и должны делать, что нам приказывают.
— Мы все-таки присягали, — ответил Харкорт.
В глубине души, однако, он сомневался, что присяга, которую они в свое время давали, имела в виду эти бессмысленные и никому не нужные лишения… Если, конечно, для них и в самом деле не существовало очень веской причины.
Он кивнул Граундер, и та снова включила связь.
— Приказ ясен, Ксанаду, — сказал он. — «Джонни Грин» отбывает на Хило. Конец связи.
— Счастливого пути, — сочувственно ответили с Ксанаду. — Конец связи.
На обзорном экране, занимая всю его центральную часть, неясно вырисовывались очертания Хило — рыжевато-коричневого, практически лишенного растительности шара с редкими точками голубого на поверхности, края которого таяли в ореоле сияющей небесной лазури.
И снова стрелки и Лорейн теснились на капитанском мостике со всеми остальными, и снова Харкорт окинул взглядом свой экипаж, но теперь, увы, выражения их лиц были совсем другими, чем в прошлый раз.
— Я прямо кожей чувствую знойный пустынный ветер, — проворчал Флип.
— Ну уж никак не знойный, — вздохнула Кориандер. — Здесь температура не поднимается выше десяти градусов.
— И это называется отпуск? — буркнул Билли.
— Хватит об этом, ребята, — оборвал их Харкорт. — Давай буди их, старпом.
— Корабль Конфедерации «Джонни Грин» — базе Хило, — сухо произнесла Граундер. .
— База Хило — «Джонни Грину», — ответило ей хрипловатое мягкое контральто.
Все мужские головы на капитанском мостике разом повернулись в одну сторону, все взоры устремились на экран перед Граундер. Они увидели очаровательное загорелое лицо, водопад черных волос, темно-красные губы и сногсшибательные ресницы. Большие темные глаза приветливо смотрели на них.
— Рада видеть вас, «Джонни Грин». Мы ждем вас.
Граундер мгновенно ощетинилась:
— О, так это была ваша идея?
— Старший лейтенант! — одернул ее Харкорт.
Послышался смех, низкий, теплый, волнующий.
— Это была не моя идея, старший лейтенант, но у нас тут найдется немало очень даже приятных мужчин, которые наперебой будут утверждать, что это их идея, стоит им хотя бы разок взглянуть на вас.
Граундер вытаращила глаза, утратив на мгновение дар речи. Она никогда не считала себя такой уж неотразимой, но мысли об «очень даже приятных мужчинах» были ей отнюдь не чужды. По крайней мере, до тех пор, пока на Ксанаду не нанесли им предательский удар.
Гарри вытянул шею, пытаясь разглядеть экран из-за плеча Граундер, Джоли навалилась на него сзади, пожирая красавицу глазами.
— Ну и киска! — присвистнула она.
— Эй, ребята, как она, ничего? — Барни никак не удавалось разглядеть обладательницу звучного контральто, и он протиснулся вперед, загородив экран от Граундер.
Лорейн тяжело вздохнула:
— Только конкуренции нам в отпуске и не хватало! — Граундер наконец снова обрела дар речи:
— Какая у вас там внизу погода, Хило?
—Вне купола, — отозвалось контральто, — градуса четыре по Цельсию, ветер три балла, небольшая песчаная буря;
Кориандер с трудом подавила стон.
— Внутри купола, — жизнерадостно продолжала красавица, — двадцать два градуса, вода — двадцать. Игральные автоматы только что заряжены, так что внакладе вы не останетесь; крупье жаждут научить вас новым играм;
у банкометов нежные, чувственные руки, а их внешности Дон Жуан просто позавидовал бы.
Джоли, Лорейн и Граундер воспряли духом, в глазах у них вспыхнул огонек интереса. То же самое произошло и с Кориандер, однако она еще не совсем потеряла голову, сохраняя привычную настороженность.
— Кроме того, — соловьем заливалась красотка, — совсем недавно мы закончили монтаж второго купола, где температура около нуля по Цельсию, три отличных горных склона разной степени сложности, три подъемника и каждое утро к вашим услугам свежевыпавший снег. Лыжи, конечно, выдаются. Каждый жилой домик имеет бар, где можно перекусить, выпить и потанцевать — хоть до утра.
— В конце концов… Может, у нас получится… не такой уж плохой отпуск, — задумчиво произнес Билли.
Черноволосая девица ослепительно улыбнулась и снова подмигнула.
— Имейте в виду, мы гарантируем только танцы, остальное — ваша забота.
Гарри мельком взглянул на Кориандер, думая об упущенных за последние два года возможностях — эмоциональные перегрузки в боевой обстановке никому из них не были нужны. Кориандер тоже бросила на него взгляд, заметила, что он смотрит на нее, и тут же отвернулась, покраснев от смущения.
— Ну что же, я начинаю думать, что все не так уж плохо, — с облегчением сказал Харкорт. — Где нам высадиться, Хило?
Свершилось! По прошествии двух лет они отдраили главный люк «Джонни Грина». Скафандров они не снимали — из-за небольшой силы тяжести на Хило и из-за того, что трудно было предугадать, как разреженный воздух подействует на легкие. Один за другим они выбрались из корабля, с интересом оглядываясь по сторонам. Солнце сияло в темно-голубом небе. И влево, и вправо, повсюду, куда только хватало глаз, тянулись бесконечные пески.
Однако аэробус уже ждал, и офицер в плотно облегающем гермокостюме спешил им навстречу, протягивая затянутую в перчатку руку.
— Капитан Харкорт? Капитан Тор Рипли. Добро пожаловать на Хило.
— Благодарю вас, капитан. — Харкорт пожал протянутую руку, не зная, чему больше удивляться — тому ли, что встречающий был одного с ним ранга, или рукопожатию вместо привычного салюта.
— Позвольте представить… Мой первый помощник, старший лейтенант Граундер… Мой астронавигатор, младший лейтенант Барнс…
Каждый, кого он представлял, отдавал честь, Рипли отвечал тем же. Когда с формальностями было покончено, Рипли сказал, обращаясь теперь уже ко всем:
— Добро пожаловать на Хило! — и повел их к аэробусу.
Дверь закрылась, в салон с шипением ворвался воздух, вспыхнул зеленый индикатор.
— Все в порядке, можно расстегнуть шлемы, — сказал Рипли. — Теперь, капитан, мне хотелось бы обсудить с вами один вопрос. Как вы отнесетесь к тому, чтобы на время оставить службу патрулирования?
Все взгляды как один изумленно обратились на него.
— Это… конечно… можно обдумать, — ошеломленный Харкорт инстинктивно пытался сообразить, где тут кроется подвох. — И чем вы предлагаете нам заняться?
Рипли объяснил им.
Усмешка мелькнула на лицах, все дружно закивали головами.
— Я согласен, капитан.
— Я тоже!
— И я!
— И я!
— Считайте, что я тоже согласен, — медленно сказал Харкорт. — Мы принимаем предложение.
В тот момент им казалось, что идея не так уж плоха.
На первый взгляд, по крайней мере, идея казалась замечательной — развлекательная прогулка, да и только; во всяком случае, по сравнению с тем, чем они занимались до сих пор.
Все, что от них требовалось, это несколько раз — не больше трех — облететь вокруг маленькой, ничего особенного собой не представляющей планеты килратхов под названием Вукар Таг, затерянной на задворках их Империи. Конечно, это была территория врага, но располагалась она гораздо ближе к районам, контролируемым флотом Конфедерации, чем к Килраху. Совершенно случайно удалось засечь и нанести на карту соответствующую точку прыжка.
— Один из наших разрушителей увязался за рейдером килратхов, надеясь добраться до их базы, — объяснил Рипли. — Идя вплотную за котами, он проскочил следом за ним через точку прыжка. Однако, поскольку он не ожидал этого, в пространственном завихрении что-то оказалось искажено. Во всяком случае, когда он вынырнул из подпространства и звезды перестали перемещаться, то с удивлением обнаружил, что преследуемый им рейдер исчез. Зато он увидел сторожевой корабль килратхов, направляющийся к Вукар Таг.
Они сидели за одним из столиков рядом с бассейном, глядя на тo, как остальные члены экипажа вместе с хозяевами резвятся в воде. Некоторые поднимали фонтаны брызг, как киты, другие больше походили на дельфинов в брачный период.
— Знаете, — лениво сказал Билли, — я как-то никогда не замечал, что у Джоли такая фигура…
— Ничего удивительного, до этого ли нам было? Постоянное напряжение… Да и форма все прелести скрывает… — согласился Харкорт.
— И вообще нас с тобой должно интересовать только то, что касается нашего задания.
Самому ему, однако, было не так-то легко оторвать взгляд от старшего лейтенанта Граундер. Ее купальник нельзя было назвать нескромным, но и совсем пуританским тоже.
Харкорт с трудом заставил себя вернуться к теме разговора.
— Интересно, как нашим удалось узнать название планеты?
— Законный вопрос. Тем более, что никто на корабле толком кошачьего языка не знал и понять их болтовню не мог. Просто у командира корабля сработала интуиция, он в нужный момент включил магнитофон, а когда они вернулись на базу, наши специалисты расшифровали запись.
Билли быстро взглянул на Харкорта, в ответ тот еле заметно кивнул. Билли повернулся к Рипли.
— Если не возражаете, сэр, чисто профессиональный интерес. Что же выяснили ваши специалисты?
— Профессиональный интерес — дело святое, — ответил Рипли. — Ничего особенного — обычные приветствия и инструкции по приземлению. Однако стало ясно, что планета называется Вукар Таг. Как выяснилось, — он пожал плечами, — никто не знает, что это означает. Но самое странное то, что на орбите вокруг этого песчаного шарика постоянно дежурит крейсер.
— Крейсер? — У Харкорта засосало под ложечкой. — Сколько там лун?
— Одна, и маленькая, но в то же время достаточно большая, чтобы там могло разместиться по крайней мере крыло истребителей, если я правильно понял смысл вашего вопроса, — подтвердил догадку Харкорта Рипли. — У меня сразу мелькнула та же мысль.
— Полагаю, у нас есть основания сказать, что планета неплохо охраняется, — нахмурился Харкорт. — Что они там прячут?
— Ну, надеюсь, я достаточно возбудил ваше любопытство, чтобы вам захотелось разобраться, в чем тут дело, Мак, — сказал Рипли. — Я очень рассчитываю на это.
— Может быть, полезные ископаемые? Рипли покачал головой.
— Это в основном пустыня, и ни малейшего признака каких— либо разработок. Хотя наши ребята разглядели шаттлы, направляющиеся к транспортному кораблю. Не исключено, что они что-то оттуда вывозят, однако спектроанализ не показывает ничего, кроме высококачественного кремния.
— Кремний — не такая уж редкость, — напомнил ему Харкорт. — Его полным-полно на всех планетах килратхов.
— Верно, — согласился Билли. — Может, у них на этой Вукар Таг песок какой-то особенный?
— Вот именно, еще из чего-нибудь… — У Харкорта вдруг возникли какие-то неясные мистические ассоциации.
— Ладно, в конце концов, это всего лишь пустыня, тихая заводь, и все, что от нас требуется, — раз-другой облететь вокруг планеты и получить по возможности полную картину. — Он взглянул на Рипли. — Так, Тор?
— В двух словах ваша задача состоит именно в этом, — кивнул тот. — Конечно, Мак, поскольку это разведывательный полет, мы предоставим в ваше распоряжение соответствующего специалиста.
«Может, это и есть тот самый подвох? — насторожился Харкорт. — Если, конечно, не считать крейсера и крыла истребителей».
— Это специалист в области съемки?
— Да, и можете мне поверить, вам изрядно повезло, что она будет с вами, когда вы доберетесь до планеты.
Брови Харкорта сошлись к переносице, когда до него дошло, что Рипли сказал «она».
— Она знакома с навигацией?
— Она прошла ту же самую подготовку, что и мы с вами, у нее пятьдесят часов боевых полетов на «Сэйбре"*.
— О, да это просто ас, — усмехнулся Билли.
— Билли, не забывайся, — одернул его Харкорт.
В душе, однако, он был согласен со своим наблюдателем, хотя и не мог, в отличие от него, позволить себе высказать это вслух. У нее, конечно, достаточно подготовки и опыта, чтобы вообразить, будто она все знает, — но явно недостаточно, чтобы на самом деле знать.
— Только пусть она не забывает, кто командует кораблем,
— О, конечно, Мак! Какой может быть разговор? — Вопрос, казалось, был закрыт, и Рипли, заговорил о другом. — Теперь о вашем маршруте в…
«Маршрут», похоже, вообще никаких проблем собой не представлял. Разведка точно установила координаты соответствующей точки прыжка, и не было никаких оснований предполагать, что именно в момент их появления там какой-либо корабль килратхов окажется рядом. Рейдерам тут делать было нечего, потому что это место находилось далеко от границ Империи, равно как и патрулям — боевой флот находился в других районах и готовился к битве с Конфедерацией. Конечно, не исключалась случайная встреча с транспортным фрахтером, но это не могло создать серьезной проблемы.
— Я не понимаю, Тор, — сказал Харкорт. — Если эта планета — всего лишь жалкий песчаный шарик, почему она заслуживает такого внимания?
— Потому, — ответил Рипли, — что этот «жалкий песчаный шарик» подозрительно хорошо охраняется.
— Ах да, я совсем забыл. — Внешне Харкорт по-прежнему выглядел расслабленным и беспечным, однако с каждым мгновением тугая пружина нехорошего предчувствия внутри него закручивалась все сильнее. — Что же это может быть? Ремонтная база? Запасная верфь?
— Может, и так, хотя для всего этого там слишком мало суеты, только транспорт и охрана, — покачал головой Рипли. — Издалека не много разглядишь, но такое впечатление, что там просто ничего нет.
— Но ведь что-то они охраняют? Что?
— А вот это, — ответил Рипли, — нам бы и хотелось узнать.
Конечно, Харкорту следовало бы отвергнуть это предложение прямо тогда или хотя бы обсудить его с экипажем, предоставив сделать это им. Но две недели под воздействием солнечного света, алкоголя и маячивших перед глазами бикини сделали свое дело, приведя его в совершенно добродушное состояние. Сейчас даже килратхи казались ему не такими уж страшными. Сыграло свою роль и то, что, конечно, не было случайностью, — отсутствие контакта с другими экипажами, с которыми можно было бы обсудить сделанное предложение.
Их внимание отвлекали самыми разными способами — и сделано это было чертовски умело!
x x x
Рамоне Чеховой было тридцать два года. Она была достаточно молодой, чтобы время от времени поддаваться страстным порывам и совершать опрометчивые поступки, и достаточно зрелой, чтобы отдавать себе в этом отчет.
Прибыв к «Джонни Грину», она поставила сумку с вещами и вытянулась по стойке «смирно», вглядываясь в лица членов экипажа, выстроившихся полукругом в ожидании ее. Они отсалютовали, она ответила тем же и перевела требовательный взгляд на Харкорта.
— Капитан третьего ранга Рамона Чехова? — спросил он.
— Так точно, — сухо ответила она, все так же настойчиво не спуская с него глаз. — Я жду, капитан.
Лицо Харкорта окаменело.
— Боюсь, вы слегка подзабыли устав, капитан третьего ранга. Я командую «Джонни Грином» — и это я жду, чтобы вы приветствовали меня по всей форме.
Конечно, капитан третьего ранга — более высокое звание, чем капитан, но не на борту его собственного корабля. Здесь хозяин он.
И Рамона тоже поняла это, хотя и не сразу. В конце концов она, внутренне кипя от возмущения, вскинула руку движением, весьма приблизительно напоминающим салют.
Харкорт четко отсалютовал в ответ. На лицах членов экипажа отразилось заметное облегчение: они решили, что он выиграл первый раунд.
Сам Харкорт, однако, вовсе не был в этом уверен.
— Капитан третьего ранга Чехова… Мой старший помощник, старший лейтенант Дженис Граундер… Мой астронавигатор, младший лейтенант Морлок Барнс… Мой старший механик, старшина Дарлен Кориандер…
Чехова коротко кивала каждый раз, когда он заканчивал представление очередного члена экипажа. Потом она повернулась к Харкорту.
— Разрешите подняться на борт, капитан.
Произнося эти слова, она стояла не то чтобы вольно, но уж, во всяком случае, не «смирно». Харкорт решил не заострять внимание на этом нарушении субординации и ответил:
— Добро пожаловать. — Он шагнул в сторону и сделал жест, указывая ей на трап, ведущий на борт корабля.
Рамона заколебалась на мгновение: если уж он такой поборник устава, то ему следовало подниматься первым. В конце концов она решила, что учтивость капитана ей на руку: если женщина хочет, чтобы с ней обходились как с женщиной, она должна всячески поощрять подобное отношение к себе, иначе рискует утратить одно из своих самых сильных преимуществ. Поэтому она ступила на трап и с независимым видом поднялась на борт корабля.
Харкорт с облегчением отметил, что она с готовностью и безо всякого напоминания отсалютовала знамени — и на этот раз ее приветствие было достаточно четким, безупречно соответствующим требованиям формы. Все-таки, значит, было что— то, к чему она испытывала уважение.
Собираясь отдать приказ начать отсчет, обычный при взлете, Харкорт краем глаза уловил движение на капитанском мостике и обернулся, чтобы выяснить, в чем дело. У входа стояла Рамона, посматривая вокруг с выражением настороженного интереса.
Харкорт пережил короткую схватку с самим собой. Возможно, это было не очень умно, но джентльмен в нем победил.
— Не хотите ли войти и взглянуть поближе, капитан третьего ранга?
— Нет, благодарю вас, — ответила Рамона, не двинувшись, однако, с места.
— Ну что же, воля ваша, — нахмурился Харкорт. — В таком случае я должен просить вас вернуться к себе.
— Это написано в уставе, капитан? — Она холодно взглянула на него.
— Нет, всего лишь здравый смысл, капитан третьего ранга. — Харкорт постарался сдержать нарастающее раздражение. — Вы могли бы побыть тут с нами несколько минут, но потом я все равно попросил бы вас удалиться. Как видите, нас пятеро на капитанском мостике, и столько же противоперегрузочных кресел. Когда мы взлетим, милости прошу. А пока вам следует вернуться к себе и пристегнуться ремнем в противоперегрузочном кресле. В соответствии с инструкцией.
Выслушав его, она круто развернулась и удалилась с гордо поднятой головой.
Харкорт уставился на то место, где она только что стояла. Вообще-то он должен был потребовать, чтобы она ответила: «Есть, сэр», вновь напомнив ей тем самым, что на борту корабля нет никого главнее его командира. Лейтенант, пилотирующий истребитель, на борту своего корабля имел право отдавать приказы даже адмиралу, будучи уверен, что он не превысил своих полномочий и что адмирал подчинится. Конечно, позднее адмирал мог разжаловать его даже в рядовые. Однако, если в свое время у лейтенанта имелись достаточно веские основания для того, чтобы отдавать такие приказы, он мог в соответствующих инстанциях добиваться отмены несправедливого наказания. И все же ни один лейтенант, находящийся в здравом уме, не стал бы отдавать приказания адмиралу — если, конечно, речь не шла о жизни или смерти.
Харкорт решил, что он поступил правильно.
Он повернулся к тем, кто находился на капитанском мостике, — как раз вовремя, чтобы увидеть, как все с глубоким вниманием прильнули к своим экранам. Он понимающе усмехнулся.
— Начинайте отсчет, старпом.
— Есть, сэр, — ответила Граундер. — Всем постам доложить о готовности.
— Готов, — сказал Билли.
— Готов, — повторила за ним Кориандер.
— Готов, — послышался голос Лорейн из интеркома.
— Готов, — сообщил Барни.
— Начало отсчета. Десять… девять… восемь… семь…
Ворвавшись в каюту, Рамона упала в кресло и пристегнула ремни, кипя от негодования. Как смеет этот идиот Харкорт приказывать ей, точно младенцу! Нет, это немыслимо! Зная, что во время взлета напряженное состояние может плохо отразиться на ней, она задышала глубже и попыталась расслабиться, но это ей плохо удалось.
Она должна утвердить свой авторитет на борту корабля! Иначе ей не удастся выполнить задание. Ведь только она знает, как произвести съемку планеты, сколько раз для этого нужно облететь вокруг нее и как близко подойти. А если Харкорт и тогда начнет выкаблучиваться? Все может полететь к черту, а этого она допустить не только не могла, но даже не имела права. И уж конечно, она не собиралась ставить под удар свою карьеру из-за того, что какой-то идиот средних лет не желает с ней считаться. Дожить до такого возраста — и все еще довольствоваться ролью командира захудалого сторожевика, когда подобные посты уже доверяют лейтенантам!
Он не смеет обращаться с ней как со своей подчиненной! Она заслужила свое звание в боях, терпела лишения, не раз рисковала жизнью под огнем врага, добывая ценную информацию, — и никто не помешает ей на этот раз справиться со своей задачей!
Рамона успокоилась только тогда,» когда приняла окончательное решение: во что бы то ни стало, как можно скорее, показать Харкорту и всем остальным, что она не пешка и с ней необходимо считаться. Оставалось лишь выбрать нужный момент.
Дождавшись ночной смены, когда не спали только дежурные, Рамона поднялась на капитанский мостик. На мгновение она заколебалась, увидев Граундер. Та выглядела странно: все время оглядывалась по сторонам с дурацкой счастливой улыбкой на лице, точно наркоманка под кайфом.
Граундер и вправду находилась в состоянии эйфории, но совсем по другой причине. Все оборудование было новенькое, сверкающее и, главное, работало, вот почему взгляд ее восторженно перебегал с одного прибора на другой.
Однако Рамоне, конечно, об этом не было известно. Потом Граундер заметила Рамону. Вздрогнув от неожиданности, она подняла на нее взгляд.
— Добрый вечер, капитан третьего ранга.
— Добрый вечер.
Рамона принялась расхаживать по капитанскому мостику, не обращая внимание на Граундер и Билли.
— Ох! Прошу прощения, но… — не выдержала Граундер. — Не думаю, что капитан одобрил бы то, что вы находитесь здесь.
— Почему это? Разве вы не помните, что перед стартом он сам приглашал меня сюда, — сказала Рамона, глядя ей прямо в лицо, —после того как мы выйдем из состояния перегрузок?
И, не дождавшись ответа, она повернулась к ней спиной, внимательно изучая показания приборов. Внезапно взгляд ее остановился на указателе скорости: это было именно то, что требовалось! Ни малейшего ущерба для корабля — и в то же время будет выполнено ее приказание, а не капитана.
— С какой стати мы ползем всего лишь с крейсерской скоростью?
Граундер недоуменно уставилась на нее.
— Ну, в общем… Такова стандартная процедура при движении к точке прыжка.
— У нас нет на это времени, — отрезала Рамона. — Полное ускорение! Немедленно!
— Ox… — Граундер и Билли обменялись быстрыми взглядами. — Не уверена, что двигатели потянут это.
— Как это — не потянут? — Рамона начала закипать от гнева. — Не морочьте мне голову! Я не хуже вас знаю, на что способен сторожевик. Эта лоханка может мчаться с полным ускорением десять часов кряду без малейшего вреда для себя.
Граундер ужасно разозлилась, услышав, что ее любимый «Джонни Грин» обозвали «лоханкой».
— Этот корабль может двигаться с полным ускорением без вреда для себя не более часа, капитан третьего ранга. Что будет потом, предсказать трудно. Все зависит от того, насколько хорошо были отремонтированы двигатели.
— Отремонтированы? А что с ними такого случилось?
— Все дело в ракете килратхов.

Сташеф Кристофер - Wing Commander - 2. Расплата => читать книгу далее


Надеемся, что книга Wing Commander - 2. Расплата автора Сташеф Кристофер вам понравится!
Если это произойдет, то можете порекомендовать книгу Wing Commander - 2. Расплата своим друзьям, проставив ссылку на страницу с произведением Сташеф Кристофер - Wing Commander - 2. Расплата.
Ключевые слова страницы: Wing Commander - 2. Расплата; Сташеф Кристофер, скачать, читать, книга и бесплатно