Левое меню

Правое меню

 Анорин Павел - Железный воин 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Сташеф Кристофер

Волшебник-Бродяга - 2. В отсутствие чародея


 

На этой странице сайта выложена бесплатная книга Волшебник-Бродяга - 2. В отсутствие чародея автора, которого зовут Сташеф Кристофер. На сайте strmas.ru вы можете или скачать бесплатно книгу Волшебник-Бродяга - 2. В отсутствие чародея в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB, или же читать онлайн электронную книгу Сташеф Кристофер - Волшебник-Бродяга - 2. В отсутствие чародея, причем без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Волшебник-Бродяга - 2. В отсутствие чародея равен 174.67 KB

Сташеф Кристофер - Волшебник-Бродяга - 2. В отсутствие чародея - скачать бесплатно электронную книгу



Волшебник-Бродяга – 2

«Леди ведьма. Рыцарь Ртуть. В отсутствие чародея»: АСТ; Москва; 2003
ISBN 5-17-018647-9
Оригинал: Christopher Stasheff, “A Wizard in Absentia”
Перевод: К. Фенлар
Аннотация
Кристофер Сташеф — человек который сумел сказать собственное — бесконечно оригинальное — слово там где сделать это казалось бы было уже практически невозможно. То есть — в жанре ироническом фэнтези. В «сагах» о высоких замках сильно нуждающихся в ремонте и прекрасных принцессах из последних сил правящих разваливающимися по швам королевствами о веселых обольстительных ведьмочках гнусных до не правдоподобия монстрах — и конечно о благородных героях чье единственное оружие в мире «меча и магии» — юмор, юмор и еще раз юмор! Вы — поклонник обаятельных приключении «чародея поневоле» Рода Гэллоугласа? Когда вам вне всякого сомнения понравятся и подвиги его сыновей — Магнуса самого талантливого из чародеев на сотни парсеков и Джеффри — «мага романтика» обладателя талантов НЕСКОЛЬКО НЕОБЫЧНЫХ даже в семье Гэллоуглас. Итак перед вами — приключения Магнуса и Джеффри! Приключения увлекательные озорные — и БЕСКОНЕЧНО СМЕШНЫЕ!
Кристофер Сташеф
В отсутствие чародея
Глава первая
К тому времени как взошло солнце, Ян успел пробежать около трех миль и, едва первые лучи коснулись верхушек деревьев, огляделся в поисках укрытия. Внимание мальчика привлекла густая роща молодых лиственниц. Ветви деревьев опускались до самой земли и могли надежно скрыть его от глаз преследователей. Ян рысью припустил к ним и уже начал пробираться между ветвями к усыпанному коричневыми иголками кругу у самого ствола, когда увидел человека в зеленой куртке и бежевых обтягивающих брюках.
Мужчина стоял под деревом, облокотившись на копье, и задумчиво хмурился.
Ян затаил дыхание и застыл. «Загонщик!», — подумал он.
Вероятно, один из тех, кто ищет сбежавшего мальчишку.
Загонщик вздохнул, поднял голову — и увидел Яна. Мгновение они стояли неподвижно и смотрели друг на друга. Потом лицо мужчины словно окаменело и он шагнул к Яну, протягивая руки, чтобы схватить.
Ян повернулся и побежал.
Сзади послышался топот и крики, но мальчик уже несся изо всех сил в другую сторону. Перед ним выросла стена зелени. Не замедляясь, паренек уперся концом шеста в землю перед кустом и прыгнул, отталкиваясь ногами. Птицей взлетев над ветвями, он по инерции перелетел через куст, как перевернутый маятник. Из-за того, что он сильно оттолкнулся, приземление состоялось как раз по другую строну колючего рубежа. Споткнувшись, он побежал дальше так быстро, как только мог. Сквозь бешеный стук сердца он слышал проклятия загонщика, который прорывался через кусты далеко сзади. Ян выиграл немного времени. Он бежал, петляя между стволами, как заяц, или, пользуясь примером гномов, выбирал деревья только с низко нависающими ветвями. Ребенок или гном легко могли пробежать под ними, а загонщику придется продираться сквозь.
К удаче бегуна на пути у него оказались два ствола, да так близко друг к другу, что он едва сумел проскользнуть между ними. Но Ян-то протиснулся, а загонщику придется изрядно повозиться. Это еще чуть-чуть его задержит. Сердце мальчика бешено колотилось, а легким не хватало воздуха. Тяжело дыша, он из последних сил заставлял себя бежать дальше, пока неожиданно лес не оборвался поляной, окруженной мелким кустарником. Спрятаться было негде.
В самом центре поляны оказался здоровый круглый камень с непонятным металлическим отблеском. Каменное Яйцо! Ян запнулся, собираясь уже бежать назад, но сзади донесся треск валежника. Выигранное время истекало: к мальчику приближался загонщик. Раздумывать было некогда, и Ян подскочил к большому каменному яйцу, забежал за него и присел, шумно вдыхая воздух открытым ртом. Может быть, повезет, и загонщик его не заметит… Решит, что беглец убежал дальше в лес, к деревьям по другую сторону, проскочив поляну насквозь. Может, он и сам побежит по поляне и не поглядит…
Но загонщик что-то крикнул, и с дальней стороны поляны ему ответили. Еще один преследователь!
Ян сжался в комок и прислонился к изгибу валуна. Больше всего на свете ему хотелось сейчас самому превратиться в камень…
Прозвучал щелчок:
Поверхность камня под Яном подалась, и мальчик почувствовал, что падает. Неожиданно вспыхнул свет, потом вновь погас, и наступила тьма.
На расстоянии в два месяца пути, что составляло около двадцати световых лет в пространстве, через пояс астероидов Солнечной системы пролетал один весьма необычный астероид. Хотя с первого взгляда он совсем не казался таким уж необычным: обыкновенный кусок космического мусора, угловатый, не правильной формы, с несколькими кратерами и сплошь покрытый голым камнем. Не больше других астероидов, если сравнивать, и в целом ничего особенного. Сравнивать было с чем, поблизости болталось превеликое множество других космических обломков всевозможных размеров и расцветок. Вообще-то, и этот был бы совершенно незаметен, если бы не его необычная траектория, явно искусственного происхождения. Астероиды вокруг него спокойно двигались по привычным орбитам, проплывая своими вечными неизменными путями, а этот двигался прямо к одному из самых больших астероидов Пояса, ловко уклоняясь от встреч с другими. Говоря серьезно, от мелких камешков не очень-то и увернешься, но последовательному сближению с Максимой это не мешало.
Такое прямолинейное движение просто невозможно не заметить. Особенно, если вы находитесь в башне контроля космических путей, расположенной на большом астероиде.
— Неизвестный космический корабль! Немедленно отзовитесь и назовите себя! — повторял контроль Максимы неизвестному космическому кораблю! — Назовитесь!
— У нас нет никаких причин не отозваться, Магнус, — подсказал пилоту спокойный голос корабельного компьютера. Впрочем, к человеку, сидящему в рубке, более правильно подходило обращение «пассажир». Функции пилота выполнял сам компьютер.
— Не возражаю, — отозвался высокий молодой человек с худощавым вытянутым лицом. Он оторвался от экрана, на котором отражался мир его предков. Точнее сказать, приближался.
Астероид уже вырос до размеров небольшого диска, закрывая собой все остальные. — Сообщи им наши данные, Фесс, и передай, что мы хотим высадиться на Максиме.
Робот тактично воздержался от замечания своему хозяину, молодому аристократу, что нельзя просто так сообщить контролю о своем желании приземлиться. Он отметил, что при первой же возможности ему просто необходимо познакомить своего юного подопечного с некоторыми особенностями местных обычаев. В конце концов даже дворянин не может отдавать приказы на астероиде, где все жители сами дворяне.
— Космический корабль ФСС 651919, приписанный к Обществу Трансформации Олигархий ТОПОР, вызывает контроль Максимы.
На другом конце связи некоторое время хранили пораженное молчание. Затем в громкоговорителе послышалось:
— Говорит контроль Максимы. Чем мы можем быть полезны, ФСС 651919?
— Мы просим разрешения на посадку.
— Разрешение… очень хорошо, ФСС 651919. Подыскиваем для вас посадочное место. Каков ваш груз?
— Груз отсутствует, есть суперкарго, — передал Фесс. — Сэр Магнус д'Арманд, лорд Гэллоуглас.
Магнус неловко поежился.
— Я еще не лорд, Фесс.
— Ты наследник лорда Верховного Чародея Грамария, Магнус, — строго напомнил ему Фесс.
— Но у меня еще нет своего титула.
— Несомненно, лишь по случайному недосмотру, — небрежно бросил Фесс. — Я уверен, его величество король Туан при первом же упоминании наградил бы тебя официальным титулом.
Магнус улыбнулся.
— Лорд без земель?
— Явная аналогия с министром без портфеля, — согласился с ним Фесс. — Но поскольку титул твоего отца равен герцогу, ты должен быть, по меньшей мере, маркизом. И в любом случае ты должен обладать каким-нибудь титулом, если хочешь, чтобы жители Максимы, мира твоих предков, относились к тебе с приличествующим уважением.
Наконец контроль Максимы пришел в себя от шока и сообщил:
— Посадка в 10.30 земного стандартного времени, полоса 29, гнездо 7-а. Приближение с галактического северо-запада, склонение 38 градусов 22 минуты, правое восхождение 21 градус 17 минут. — Потом послышался другой голос — женский, зрелый:
— Прошу разрешения поговорить с главным лицом.
Молодой человек отметил, что женщина не уверена в статусе Магнуса относительно Фесса: владелец ли он корабля, пассажир или даже просто пленник. Пока юноша наклонялся к микрофону, Фесс успел быстро шепнуть ему:
— Помни, Магнус, говорить нужно на современном английском и избегать обращения на «ты».
— Да знаю я, — раздраженно буркнул Магнус, хотя ему, конечно, трудно будет обходиться без привычных «ты» и «твой».
Он постарался успокоить голос, нажал кнопку передачи и, сказал в микрофон:
— Говорит Магнус д'Арманд, — было довольно странно произносить это имя. Всю свою сознательную жизнь он был просто Магнусом Гэллоугласом и пользовался фамилией, которую принял его отец, впервые высадившись на планете Грамарий. Но Фесс напомнил Магнусу о необходимости соблюдения приличий. — Добрый день, контроль Максимы.
— И вам, милорд, — голос сохранял подчеркнутую вежливость, но Магнус довольно легко уловил изумление говорившей. — Разрешите поинтересоваться вашими отношениями с семейством Арманд?
Магнус нахмурился.
— Родственные отношения чрезвычайно важны для жителей Максимы, Магнус, — вклинился Фесс, приглушив на мгновение прием. — Им требуется знать твой титул и место в обществе, чтобы понимать, как с тобой следует обращаться.
Слова робота несказанно поразили юношу, привыкшего относиться с уважением и вежливостью к любому человеку, но, в конце концов, он вырос в средневековом обществе и вполне мог понять подобные нравы и оценить совет старого слуги дома.
— Я Магнус д'Арманд, старший сын Родни д'Арманда, внука графа Рори д'Арманда и племянника нынешнего графа. — Он очень надеялся, что его двоюродный дед еще жив.
Так оно и оказалось.
— Мы сообщим его светлости о прилете внука, — с легким упреком в голосе передал контроль Максимы.
Магнус легко преодолел эту трудность.
— Я был бы весьма благодарен вам за эту любезность.
Неделю назад я послал уведомление о приезде по гиперрадио.
Правда, тогда я еще не мог точно указать время своего прибытия.
— Понятно, — голос, казалось, слегка оттаял. — А как Родни Гэллоуглас оказался обладателем титула?
Магнус напрягся.
— В качестве признания его заслуг перед Короной одной закрытой для посещений планеты, на которой он высадился как агент ТОПОРа. Как вы понимаете, любая более подробная информация по этому вопросу может поставить под угрозу безопасность планеты и потому ее нельзя разглашать.
— Понятно, — но, судя по тону, обладательница голоса Ничего не поняла. — Но вы, вероятно, сможете сообщить главе семейства о настоящем местонахождении Родни… прошу прощения, лорда Родни…
«Она, похоже, не очень уверена в законности титула», — подумал Магнус.
— Ну, разумеется, — ответил он. — Как глава большой корпорации, он должен быть допущен к самым высоким тайнам.
— Естественно. Прошу разрешения на визуальный контакт.
— О, конечно! Прошу прощения… Фесс…
Он даже не успел добавить «пожалуйста», как перед ним осветился меньший экран и на нем появилось изображение импозантной женщины, стройной, величественной, с очень сложной прической из стального цвета волос. Лицо ее можно было бы посчитать торжеством косметологического искусства.
— Я ваша двоюродная бабушка Матильда, внучатый племянник Магнус. Добро пожаловать на Максиму.
Пока они приземлялись, Фесс разъяснял Магнусу обстановку:
"…роботы здесь занимаются всеми рутинными делами, такими, например, как контроль за посадкой, но если возникает необычная ситуация и требуется решение человека, компьютер обращается к дежурному. Все граждане Максимы — аристократы, и даже графине приходится иногда выполнять обязанности дежурной.
Но вряд ли она возражает — это помогает разогнать скуку".
Магнус очень быстро понял, что на Максиме скучно. Все считают себя аристократами и оттого не работают. На самом деле предки нынешних жителей Максимы были людьми незнатными, хотя и выдающимися учеными, промышленниками и бизнесменами, причем большинство совмещало в себе все эти качества. Они основали колонию на Максиме, для того чтобы без помех заниматься исследованиями в области искусственного разума и кибернетики, применяя свои исследования на практике, создавая все более совершенных роботов в большом количестве. А может, еще и для того, чтобы избежать присмотра со стороны правительства Земли (этот присмотр становился все более пристальным по мере того, как все более деспотичным становился КЛОПП — Классовая Латифундия, Основанная Пролетарскими Партиями). Чтобы обеспечить финансирование своих исследований, основатели Максимы обратились к промышленному производству и очень быстро заслужили репутацию производителей лучших роботов в Земной Сфере. Сыновья, родившиеся уже на Максиме, проявили себя незаурядными бизнесменами, и уже во втором поколении все семейства необыкновенно разбогатели. Третье поколение жило ничуть не хуже аристократов древности и посему решило, что они и есть аристократы. Законодательное собрание Максимы .принялось раздавать титулы с космической скоростью. А так как Максима считалась суверенным государством, даже земная геральдическая коллегия не смогла отказать им в этом праве, хотя, безусловно, скептически относилась к титулам максимян.
С другой стороны, у многих знатных родов Земли были не менее сомнительные предки.
По истечении пятисот лет аристократической жизни жители Максимы настолько пропитались представлением о собственной знатности, что практически не отличались от старинных земных кланов, по крайней мере, в поведении и традициях. Наиболее энергичные представители семейств занимались фамильным бизнесом, поддерживая аристократический статус всего семейства.
Внешне они старались делать вид, что все дела ведут роботы, а они просто развлекаются, принимая стратегические решения, но такая деятельность обеспечивала занятие весьма и весьма немногим, и поэтому самые умные и энергичные потихоньку эмигрировали на другие планеты. Проходили столетия, руководство предприятиями астероида неизменно переходило в руки старших сыновей, а интеллектуальный уровень руководителей неизменно понижался. Ко всему прочему максимяне предпочитали жениться только на максимянках, даже после того, как практически все стали родственниками и начался инбридинг — кровосмешение.
Отец Магнуса Родни был одним из самых энергичных и умных представителей своего поколения. Такие люди иногда рождались на астероиде, несмотря на инбридинг. А если он и не отличался особой выдержкой, то кто из родственников мог похвастать спокойным характером? Во всяком случае. Родни тоже послужил ярким примером утечки мозгов, оставив Максиму ради жизни, полной приключений и малого дохода. Разумеется, такое решение отчасти объяснялось тем, что Род был вторым сыном второго сына, но главной причиной была все же скука.
До некоторой степени Магнус чувствовал себя канарейкой, приглашенной на кошачью вечеринку, когда покинул шлюз, ведущий в имение своих предков, и оказался среди толпы богато одетых людей, которые громко и возбужденно переговаривались.
При виде гостя все разговоры разом прекратились, и взгляды устремились к нему. Магнусу захотелось убежать назад в шлюз, но он вспомнил, что его отец — маг и воин, и сразу выпрямился во весь немалый рост. А вымахал Магнус намного выше среднего. Он был уверен, что способен произвести впечатление, и поэтому слегка улыбнулся, заметив реакцию публики.
Вперед выступила тетя Матильда — графиня д'Арманд, напомнил себе Магнус, — и торжественно объявила:
— Добро пожаловать в замок Арманд, племянник Магнус.
Магнус едва подавил удивленный возглас, услышав слово «замок», потому что сверкающая мешанина башен стилей рококо и барокко могла бы называться дворцом, но никак не замком. Тем не менее юноша вежливо склонил голову:
— Благодарю вас, графиня.
Решение было принято правильное, и женщина довольно улыбнулась, поправляя его:
— Тетя Матильда, племянник, здесь у нас только члены семьи.
«Пожалуй, это справедливо, не только для замка Арманд, но и для всего астероида», — с усмешкой подумал Магнус.
— Ваши родственники… — Матильда указала на собравшихся у себя за спиной, и вперед вышла полногрудая блондинка, с глазами, горящими от любопытства и возбуждения.
Магнус подумал, что его прилет, возможно, самое большое событие в семье за последние годы, а здесь умеют ценить все, что нарушает однообразие и скуку. Графиня с недовольным видом попыталась остановить девушку, но та уже вышла вперед, и Матильда вынуждена была представить ее:
— Моя младшая правнучка Пелисса.
Девушка протянула ему руку. Магнус склонился к руке и на мгновение прижал к губам пальчики Пелиссы, пытаясь смириться с мыслью о том, что эта племянница почти его ровесница.
Хотя дядя Ричард был старше Рода больше чем на десять лет, он, несомненно, обзавелся семьей в более юном возрасте.
Магнус поднял голову и встретил взгляд огромных голубых глаз — таких больших ему еще не приходилось видеть. Лицо девушки было окружено ореолом светлых, почти белых волос.
Магнус остолбенел, чувствуя, как его тело переполняет необыкновенная энергия, а разум внезапно запросился на свободу. Отчаявшись обрести равновесие, юноша напомнил себе, что перед ним его близкая родственница, племянница, и это помогло, но по коже еще какое-то время ползли мурашки возбуждения.
— Я с нетерпением жду более близкого знакомства, кузен, — проворковала девушка, прикрыв глаза длинными ресницами. Графиня кашлянула. Пелисса недовольно надула губки и отступила. А тетя Матильда продолжила:
— Ваша кузина Руфь.
К ним подошла высокая тонкая женщина, чуть поклонилась и почему-то враждебно взглянула на Магнуса.
Это помогло юноше вернуться к реальности. Он вежливо ответил на поклон, а тетя Матильда уже представляла следующего родственника:
— Ваш кузен Роберт…
Магнус вздохнул про себя и приготовился к долгой череде поклонов и поцелуев рук.
Примерно через полчаса он распрямился после поклона последнему представителю семейства и, нахмурившись, повернулся к тете Матильде, но тут, опомнившись, постарался придать лицу нейтральное выражение.
«Фесс, я не встретился с графом!»
«Было бы невежливо спрашивать почему, — ответил Фесс на частоте человеческой мысли кодом, принятым в семье Гэллоугласов. — Но ты вполне можешь попросить разрешения увидеться с ним», — Я получил необыкновенное удовольствие, миледи, от знакомства с родственниками, — проговорил Магнус. — Однако я бы хотел увидеться и со своим двоюродным дедушкой, если это возможно.
— Разумеется, мой дорогой мальчик. Но сначала вам нужно немного подкрепиться. — Матильда подплыла к гостю, взяла его под руку и повела через толпу кузенов.
— Вы, должно быть, очень устали после столь длительного путешествия, если не от прибытия. Бокал вина, может быть, и легкая закуска? Вам просто необходимо восстановить силы.
Магнус последовал за хозяйкой, размышляя, зачем она откладывает встречу. Неужели ему действительно лучше подкрепиться перед встречей с графом?
Графиня на самом деле была права.
Граф Руперт сидел в постели, опираясь на полтора десятка подушек. Седые волосы обрамляли его изможденное, морщинистое лицо. Магнус поражение посмотрел на деда, но потом уверенно скрыл свою оплошность низким поклоном. Не может быть! Этот древний старец, вероятно, его прапрадед, а не двоюродный дед.
«Фесс, он необыкновенно состарился и настолько хрупок, что может рассыпаться от неловкого вздоха!»
— Вежливо, мой друг, но слишком импульсивно, — прохрипел старик голосом, в котором слышалась прежняя властность. — Я не король, мальчик, и мне не нужно кланяться от самой двери.
Подойди поближе.
Магнус молча повиновался. Он прислушивался к совету Фесса.
«Не расспрашивай его о природе болезни, Магнус. Мы, несомненно, услышим об этом позже».
Магнус приблизился к кровати, и граф осмотрел его сверху вниз слезящимися глазами.
— Ты как-то необычно одет. Мне сказали, что ты прилетел с далекой планеты.
— Да, сэр, с той самой, на которой поселился мой отец, ваш племянник.
— И ты его покинул? — с легким оттенком сарказма осведомился старик. — Ну, к этому я привык. — Он пристально посмотрел на Магнуса, который изо всех сил старался подавить удивление от этих слов. — Ты хорошо выглядишь, молодой человек, у тебя высокий рост и широкие плечи. И что-то в твоем лице напоминает твоего отца. Наверное, лицо такое же сильное, но, пожалуй, более широкое и крепкое.
Магнус опять удивился, он никогда не слышал, чтобы ему говорили о сходстве с отцом. С матерью, кстати, тоже, — с тех пор, как он из подростка стал молодым человеком. А что касается размеров…
— Размеры — это наследие матери, милорд.
Замечание было верным во всем, что касалось пропорций и вовсе незачем было упоминать здесь о деде с материнской стороны Броме О'Берине, который едва достигал трех футов роста, но был силен, как бык.
— Да, твоя мать, — старик поморщился — почти болезненно, как будто даже эта легкая гримаса стоила ему колоссальных усилий. — А кто она? Как женился мой племянник? — и прежде чем Магнус смог ответить, отмахнулся от его ответа. — Да-да, конечно, я знаю, сыну мать всегда кажется ангелом. И она, должно быть, действительно необычная женщина, если сумела удержать Родни. Аж до тех пор, пока ты не вырос. Кто она?
Расскажи мне поподробнее.
— Ну… — Магнус собрался с мыслями. Несколько неожиданный взгляд на отца, впрочем, Магнус был в состоянии его понять. — Она дочь короля, милорд.
Он решил не объяснять, что Бром О'Берин — король эльфов и что Гвендолен так до сих пор и не знает, кто ее отец.
— Принцесса! — Граф смотрел округлившимися от удивления глазами. — Значит, мой племянник — король… или будет им?
— Нет, милорд…
Как бы это объяснить, не вдаваясь в подробности?
«Эта линия родства не обладает правом наследования короны, Магнус».
— Нет, — облегченно продолжил Магнус, — эта линия родства не наследует корону.
— Боковая ветвь, — граф кивнул. — Значит, он герцог.
— Ив самом деле, его титул соответствует именно герцогу, милорд, но он получил его от правящего монарха за услуги, оказанные Короне.
— И каков этот титул? — поинтересовалась графиня.
Магнус глубоко вздохнул и наконец решился:
— Лорд Верховный Чародей.
— Довольно странный, — граф принял это, не моргнув глазом. — Иные времена, иные обычаи. У каждой культуры свое собственное мировоззрение, свой собственный взгляд на мир и собственные титулы. Если он Верховный Чародей, то ты, несомненно, всего лишь лорд Чародей.
Магнус удивленно посмотрел на графа.
«Скажи да», Магнус".
— Гм… совершенно верно! Как вы проницательны, милорд.
— Ну, это всего лишь… хм… разумно, — старика явно обрадовала лесть. — И как поживает мой племянник?
— Он в добром здравии, милорд. — На лицо графа упала тень, и Магнус торопливо добавил:
— По крайней мере, в данный момент.
" — Так-так, — граф кивнул. — А его старая болезнь?
— Н… не могу ответить, — Магнус запнулся. — Он никогда о ней не говорил.
— Его разум, мальчик, его разум! — нетерпеливо подсказал старик. — Все наше семейство эмоционально нестабильно! Впрочем, у него это проявлялось в небольшой степени — всего лишь легкая паранойя и плюс страстное желание покинуть планетоид.
Последнее Магнус уже вполне понимал и не думал, что это желание имеет какую-либо связь с душевной болезнью. Что касается паранойи…
— К сожалению, вынужден констатировать, милорд, что его паранойя в последнее время немного усилилась.
— Ага, — граф снова довольно кивнул. — Но у него бывают и хорошие дни?
— Конечно, милорд, и в один из таких дней он послал вам, своему дяде, наилучшие пожелания и просил меня привезти домой известия о вас.
— Он их получит, юноша, я напишу ему письмо! И в нем обязательно отмечу, как я рад его удаче и достижениям! Я был уверен, что он принесет честь семейству! Но эта планета, на которой он поселился, какова она, молодой человек? — Магнус нерешительно замялся, и граф тут же добавил:
— Можешь мне сказать, я допущен к высочайшим уровням секретности. — Он нетерпеливо позвал ожидавшего поблизости дворецкого:
— Покажи ему документ, Хирам!
— Нет-нет, не нужно, милорд, в этом нет никакой необходимости! — торопливо вставил Магнус. — Он поселился… на заброшенной планете, в колонии под названием Грамарий. Вы… вы знаете о его… службе?
— О том, что он агент ТОПОРа? Естественно, — нетерпеливо заговорил старик. — И эта планета их тревожит?
— Да, милорд. Она регрессировала до уровня средневековой культуры. — На самом деле Магнус не был так уж уверен, что термин «регресс» можно применять к тому, что сделано сознательно. — Там царит монархический строй. Мой отец намерен провести такие социальные и экономические преобразования, которые приведут к постепенному, но неминуемому переходу на демократический способ управления.
— Большое дело. И не быстрое. Наверное, трудно осуществлять проект, зная, что ты не доживешь до его завершения и что даже твои дети, возможно, не увидят его окончательных результатов! Но достиг ли он успеха, молодой человек?
— Некоторого, милорд. Несколько раз предпринимались попытки заместить власть монарха правлением баронов или, диктаторов, но отец уберег его величество….
— Как и положено благородному человеку! Но ведь тем самым он способствовал монархической тирании?
— Отнюдь, милорд, потому что он создал систему, при которой монарх не принимает важных решений в одиночку. Король обязательно советуется со своими лордами, — Магнус улыбнулся. — Отец умело использовал каждую попытку государственного переворота для усиления перемен в правительстве, ведущих ко все более демократическому устройству.
Старик согласно кивнул.
— Неудивительно, что ваш монарх даровал ему высокий титул! Значит, молодой человек, ты унаследуешь не только титул, но и дело отца! Ты наследник вдвойне, — старик нахмурился. — Непонятно тогда, почему ты здесь? Твое место рядом с отцом! — Граф снова отмахнулся от ответа, прежде чем Магнус начал говорить. — Ах, да, я понимаю, ты должен прежде завершить свое образование, но после этого тебе обязательно нужно будет вернуться к отцу! Ты должен это сделать!
Магнус ощетинился было, но даже в половодье эмоций продолжал анализировать. Интересно, почему графа так занимает эта проблема?
— Как вы сами сказали, милорд, мне нужно получить современное образование. Для того чтобы быть достойным помощником отцу, я должен усвоить современное состояние научных знаний в Земной Сфере. Мне нужно научиться вести дела с влиятельными людьми.
Старый лорд немедленно кивнул, и глаза его сузились.
— Совершенно верно, совершенно верно! Родни, конечно, знает, как организуются такие дела. Он вырос на Максиме и прошел огонь, воду и медные трубы правительственной службы, и ты, разумеется, тоже должен все это узнать, прежде чем представлять свою планету в Сфере. Безусловно, мальчик мой, твои отец знал, что делал, посылая тебя сюда!
Магнус был рад, что старик сам ответил на свой собственный вопрос.
— Нам следует позаботиться, чтобы его приняли в Оксфорд, — заметила графиня.
— Или в Гарвард или Гейдельберг? Да, конечно… Моя жена познакомит тебя с этими университетами, молодой человек, и ты сможешь выбрать подходящий для себя. А в каникулы ты сможешь набраться опыта в коммерции и на правительственной службе! Как тебе такое развитие ситуации?
— Ваша светлость… вы так добры ко мне.
Проще говоря, Магнуса ошарашила такая готовность малознакомых родственников помочь ему, и он сразу насторожился, хотя, быть может, только потому, что совершенно не собирался провести несколько лет в университете. Фесс убедил его, что знания, полученные под руководством робота, вполне отвечают объему знаний университетского курса. Правда, возможно, это был бы и неплохой способ познакомиться с инопланетной культурой.
— Не стоит благодарности! — граф почти небрежно отмахнулся от него, но казался очень довольным.
Судить, естественно было довольно трудно, старик говорил энергично, но глаза его уже начали смыкаться, и руку он поднимал так, словно она была налита свинцом, а плечи его уже совсем обвисли. Магнус изо всех сил пытался найти приличный повод окончить это свидание, чтобы дать старому графу отдохнуть, но так ничего и не придумал.
Спасла положение графиня.
— Мы начнем подбирать ему место немедленно, дорогой мой супруг. К тому же молодому человеку следует переодеться для обеда.
— Для обеда? — Граф нахмурился. — Да-да! Я тоже должен… — Он попытался сесть, но это оказалось уже слишком.
Жена мягко положила руку старику на плечо, и он снова опустился на подушки. — Ну, может, чуть погодя. Хорошо? Немного отдохну… а потом… переоденусь…
— Совершенно верно, супруг мой. А теперь мы вас на время оставим. — Графиня направилась к двери, бросив красноречивый взгляд на Магнуса.
Магнус поклонился.
— Благодарю за беседу, милорд, и за ваше гостеприимство.
— Не стоит, мой мальчик! Приятно побывать дома, верно?
Но ненадолго, Родни, ненадолго. Скоро опять улетишь? — Граф словно уменьшился, он откинулся на подушки, закрыв глаза, — Увидимся за ужином, племянник.
— Конечно, милорд.
Магнус неслышно направился к выходу. Тетя улыбнулась ему чуть более искренне и поманила за собой. Роботы-медсестры окружили графа, и дверь закрылась. Магнус задумался. Можно ли ему упоминать о хрупкости графа или вообще проявлять удивление?
Матильда, казалось, поняла его затруднительное положение и сказала:
— Он не будет с нами обедать. Ему нельзя покидать постель, кроме как для коротких прогулок под присмотром сестер..
— Разумеется, он должен беречь энергию, — согласился Магнус. — Он… производит сильное впечатление, — и едва не добавил «все еще», но вовремя спохватился.
— В очень редкие моменты, — вздохнула графиня. — Мы стараемся не нагружать его принятием важных решений.
Магнус уловил намек, граф по-прежнему возглавлял семейство, но только формально. Юный чародей тактично сменил тему:
— Для меня было великой честью увидеться с графом, но мне нужно проявить уважение также и к брату моего отца. Могу ли я увидеть своего дядю?
Графиня явно колебалась, лицо ее словно омрачилось, и она, закусив губу, опустила глаза. Магнус почувствовал неладное.
— Дядя… он еще жив?
— Да, можно сказать и так, — неохотно отозвалась графиня.
— И я могу увидеться с ним?
— Да, милый мальчик, если он в достаточно приличной форме.
Несколько часов спустя, окончательно смущенный следующей встречей, Магнус вернулся в роскошную гостевую комнату, в которую его отвел робот-мажордом. Упав в мягкое кресло, юноша позволил себе наконец расслабиться. Вежливо подождав немного, пока юный чародей придет в себя от пережитого и приведет в порядок свои мысли, Фесс окликнул его:
«Магнус?»
«Да, Фесс», — рассеянно отозвался Магнус.
«Ты здоров?»
Магнус пошевелился.
«Вполне. Ты должен понимать, что я испытал шок, узнав, что мой дядя Ричард безумен».
«Мне очень жаль, Магнус» — передал робот-конь мысль, оттененную чем-то, напоминающим вздох.
«Нет, — попенял себе Магнус, — теперь Фесс только робот, компьютерный мозг космического корабля». Но все равно, в сознании Магнуса по-прежнему сохранилось представление о Фессе как о мощном коне, каким юноша всегда его знал.
«Жаль? Чего?»
«Мне казалось, я подготовил тебя к восприятию умственной нестабильности, которая уже много поколений поражала семейство д'Арманд, как, впрочем, и вообще всех жителей Максимы».
Магнус махнул рукой, останавливая робота, хотя Фесс и не мог этого видеть.
«Ты сделал все, что смог, Фесс, но невозможно подготовить к зрелищу родственника, полностью потерявшего разум».
«Неужели он действительно настолько плох?»
«О, вовсе не плох — по-своему, конечно. Он кажется вполне довольным, даже счастливым. Просто он знает, что он и есть возрожденный король Генрих Шестой, и преспокойно ждет в келье монастыря, пока К; нему присоединится его супруга, возрожденная же королева Маргарита».
Фесс немного помолчал, потом прошептал:
«Как печально это слышать».
Магнус со вздохом откинулся на спинку кресла.
«Ну, он, по крайней мере, ни о чем не беспокоится и совсем не расстраивается».
«Да, хвала небу за это».
«О, он тоже непрерывно благодарит небо! Благодарит за свою жизнь, за еду, за крышу над головой, за то, что кровь все еще течет в его венах и за каждого маленького червячка в почве Земли. Он проводит долгие часы в молитвах и уверен, что станет святым!»
«Должно быть, это очень утешительно: быть таким уверенным в жизни после смерти», — расстроенно прошелестел Фесс.
Магнус пожал плечами.
"Если такова его религия, то я не имею с ней ничего общего.
Не удивительно, что его сын сбежал на Землю".
«Сбежал?» — переспросил Фесс.
Магнус снова пожал плечами.
«Можно сказать и так. Он отправился учиться в университет, а потом стал ученым, занял профессорскую кафедру и сообщил, что больше не вернется на Максиму».
«И у него только одна дочь?»
«Да, моя кузина Пелисса, которая из всех сил кокетничает со мной. — Магнус улыбнулся приятным воспоминаниям. — Как думаешь, Фесс, мне стоит быть довольным?»
«Ты производишь довольно приятное впечатление, — осторожно отметил Фесс, — и у тебя красивое, хотя и чуть грубоватое лицо».
«Гораздо важнее то, что я в ее жизни представляю что-то новое, — с улыбкой подумал Магнус. — Всякий, кто прилетает издалека, гораздо интересней того, кто с самого детства под рукой, верно?»
«Несомненно, врожденный рефлекс для предотвращения последствий инбридинга, — добавил Фесс. — Тем не менее в случае с тобой инбридинг все равно возникнет».
«Не полный, я ведь только наполовину с Максимы», — думал Магнус, вспоминая прекрасную девушку со светлыми локонами И пушистыми ресницами. Он чувствовал свой интерес, одновременно сознавая и его поверхностность. В этом интересе было слишком мало подлинного чувства. Может быть, это ведьмы Грамария лишили его сердца?
Потом он вспомнил золотой ящичек, в котором отныне хранится его сердце. Такую картину нарисовал ему викторианский старьевщик. Конечно, и ящичек, и старьевщик — все это были только иллюзии, проекция его собственного подсознания, которую может породить только такой проективный телепат, как сам Магнус. Он принял этот дар, закрыл сердце в золотом ларце и теперь оставалось только гадать, сумеет ли он когда-нибудь подобрать к нему ключ.
«Флирт, — достаточно невинная игра, — не возражал Фесс, — пока ты помнишь, что это игра, и уверен, что и леди об этом тоже не забывает».
«Вот именно, игра, и к тому ж очень милая и невинная. — Магнус привстал, ощущая приятный прилив энергии. — Что ж, тогда возобновим состязание».
И он повернулся к шкафу и начал переодеваться к обеду.
Глава вторая
Крик ужаса уже почти готов был сорваться с губ Яна, но мальчик быстро подавил его. Загонщики пугали его куда больше, чем это падение в неизвестность.
Почти сразу мальчишку окружил мягкий свет, и он шлепнулся на какую-то упругую поверхность. Перекувырнувшись через голову, он откатился в сторону и, вскочив, как учил его отец, начал оглядываться кругом, преодолевая охвативший его ужас. Он оказался внутри Каменного Яйца!
Снаружи его наверняка ищут загонщики, перекликаются, бегают, но он ничего не слышал, кроме шороха слабого ветерка и негромкого гудения, такого невнятного, что Яну, скорее, казалось, будто он его слышит.
Мальчик подумал, что это убежище, должно быть, построено гномами, но, присмотревшись внимательней к обстановке, нашел его совершенно незнакомым и чуждым. Гномы не могли вырастить такой дивный золотой мох, какой расстилался сейчас у него под ногами, не могли смастерить такое необычное кожаное кресло с рядом квадратных окошечек перед ним и с еще большим по размеру окном сверху. Все эти окна были пустые, в них виднелась только мутная серая поверхность, похожая на скалу. Ян попытался понять, какой смысл в окне, которое показывает только внутренний слой оболочки.
— База Безопасности сорок три готова к функционированию по вашему приказу.
Ян свернулся клубком за креслом и поднял дубинку, готовый защититься, но так и не увидел заговорившего.
Мужской голос прозвучал снова, глубокий и спокойный, хотя и странно равнодушный:
— Установка действует автоматически. Еда и питье приготовлены из криогенных запасов. Вооружение активировано. Средства связи функционируют нормально. База Безопасности сорок три в вашем распоряжении.
Голос неожиданно стих. Ян ждал, тревожно осматриваясь. Ему хотелось снова услышать этот голос. Он ждал, когда его спросят, что ему здесь нужно. Голос богатый, голос лорда, и, само собой, сейчас он спросит, что простой серф делает в этом убежище…
Но в помещении царила тишина, и голос не возникал снова.
Никто не говорил, ничего не шевелилось.
Ян медленно развернулся и еще медленнее встал, разглядывая богатую обстановку. Сердце его постепенно успокаивалось. Должно быть, этот голос принадлежит духу-хранителю. Внутри яйца слишком мало места для двух взрослых мужчин. Никто не может спрятаться здесь от Яна.
Конечно, кроме духа-хранителя.
По спине мальчика пробежали мурашки. Ян оглянулся, потом второй раз обвел взглядом все помещение. Защититься от духа невозможно… Но дух не нападал на него и не стремился отомстить.
Он сказал, что приготовил еду и питье. Если он захочет помочь… Ян облегченно вздохнул и решил еще раз осмотреться.
Кажется, пока он в безопасности. О лучшем убежище до наступления темноты он и мечтать не смел. Но что это за странное место?
Его окружала атмосфера спокойной упорядоченности, безопасности и надежности. Расслабившись, Ян решился все-таки осмотреть таинственное убежище, в котором оказался. В дальнем углу прямо в полу чернела круглая дыра с невысоким ограждением. Ян подошел и заглянул в нее. Вниз вела спиральная лестница. Свет внутри падал из ниоткуда, источника не было видно! Мальчик опасливо отошел от дыры: может, там-то и живет дух-хранитель. Позже он спустится и посмотрит, но только когда убедится, что это безопасно. А пока лучше туда не соваться.
Ян посмотрел на большое кресло, подошел поближе, внимательно разглядывая его со всех сторон. Если он попал в убежище, которое защищает тех, кто в этом нуждается, значит, он может и в кресле посидеть. Мальчик забрался в кресло с ногами, уселся поудобнее и посмотрел на стол перед собой. Невысокий стол был сплошь усыпан какими-то маленькими кружками и палочками, все они светились, одни ярче, другие совсем тускло. Их мягкое свечение снова вызвало у мальчика приступ страха, но Ян, набравшись смелости, попробовал прикоснуться к одному из них пальцем. В самый последний момент храбрость его покинула, и он отдернул палец. Нет, с такими делами он связываться не станет! Но почему нет? Если эта «база» защищает его, он может Делать, что хочет. Хотя, вдруг, когда он коснется одного из светящихся кружков, дух рассердится и накажет его?
— Еда и питье готовятся.
Ян вздрогнул от неожиданности, ухватился рукой за стол, нечаянно нажал…
Что-то отчетливо щелкнуло.
Ян в ужасе посмотрел вниз, на свою руку. Медленно подняв ее, он увидел, что один из зеленых кружков по самую макушку ушел в крышку стола. Послышалось низкое гудение. Мальчик попятился от кресла, широко распахнув глаза. Неужели он рассердил духа?
Одно из квадратных окошек перед ним заполнилось светом.
Яну показалось, что он смотрит прямо в середину метели: в окне виднелись только черные и белые пятна, вихрем проносящиеся друг за другом. В то же время послышался свист и вновь заговорил дух-охранник:
— Система связи активирована. Маяк передает сигнал тревоги.
Голос стих. Мальчик напряженно ждал, но больше ничего не произошло. Он посмотрел на кружок: может, попытаться вытащить его из крышки?
Нет. Дух-хранитель, кажется, не рассердился — он же не угрожал, а просто сказал что-то, лучше оставить этот кружок в покое.
Дух повторил:
— Еда и питье поданы.
Ян поднял голову, сердце у него заколотилось, и он тут же отчетливо понял смысл слов. Еда и питье! Неожиданно мальчик ощутил страшный голод. А где же еда? Он осмотрел все помещение, стараясь ни до чего не дотрагиваться. Только проходя мимо отверстия со спиральной лестницей, он уловил запах свежего хлеба, яиц и — о чудеса дивные! — ветчины. У Яна аж слюнки побежали, он с трудом смог проглотить слюну, такую резкую боль в животе вызвал голод. Итак, еда где-то у подножия спиральной лестницы. Спускаться было страшно: не опасно ли это? Или дух-хранитель завлекает его вниз с какой-то целью?
Ян неподвижно стоял над лестницей и думал. Но голод победил страх, и мальчик стал осторожно спускаться.
Лестница была крутая и узкая, сделанная из какого-то загадочного материала, не то камня, не то металла, но и не из дерева, а из чего-то похожего на все это сразу: гладкая на ощупь, как металл, теплая, как дерево, и серая, как камень. Лестница поворачивалась, как штопор, и едва пропустила бы взрослого мужчину, такая она была крутая.
Голова Яна миновала уровень пола, и он остановился, удивленно оглядываясь.
В десяти футах под ним расстилалось кольцо все того же странного мха, больше и шире даже хижины, в которой он прожил всю свою жизнь. Стены были наклонены внутрь, напоминая внутреннюю поверхность шишки со срезанной верхушкой.
Получается, «яйцо» — только верхушка этой чудной шишки, а новое помещение находится под землей!
Странный теплый мох, покрывавший пол этого подземного зала, был ярко-голубого цвета. В самом центре стояли мягкие кресла и круглый стол с двумя стульями с высокими спинками.
Да ведь это место отдыха лорда! Яна снова охватил страх, он наверняка оказался во владениях какого-то могучего лорда, но голод оказался сильнее страха, и мальчик двинулся дальше. Два стула? Может быть, у него будет компания? Но здесь так мало места, чтобы прятать одновременно двух человек!
Убежище лорда для развлечений с крестьянками?
На столе стояла тарелка с ломтями мяса, рядом лежали серебряные приборы: вилка, ложка и нож! Ян замигал, пораженный подобной роскошью, и очень осторожно и неуверенно подошел к столу.
Ничего не произошло.
Ян сел на один из стульев лорда и, не обращая внимания на вилку и нож, начал есть руками. Если его здесь и поймают, то, по крайней мере, не смогут сказать, что он что-нибудь украл. Ведь если он похитит что-нибудь из этих сокровищ, его просто повесят!
Ел он как волк, быстро и жадно, и вся еда очень скоро исчезла. Ян откинулся на стуле, сожалея, что все так быстро кончилось. Он посмотрел на дымящуюся перед собой чашку.
Мясо было довольно соленое, и жажда при виде чашки с жидкостью усилилась. Мальчик протянул руку и поднял чашку за маленькую ручку. Она была налита доверху, и мальчик едва не пролил жидкость, но вовремя спохватился. Темно-коричневый напиток оказался очень горячим. Ян попробовал его и поморщился. Горько. Как может лорду нравиться такое? Ян поставил эту чашку на место и взял другую, полную оранжевой жидкости, "одул на всякий случай и только после этого осторожно попробовал. Напиток понравился, и мальчик опустошил ее. Насытившись, он удовлетворенно осмотрелся и нахмурился.
Странно, как это гномы еще не нашли это местечко… Он пожал плечами. Нет смысла гадать. Слезая со стула, он подумал, что снаружи наверняка еще светло, а до темноты отсюда лучше не выбираться. Как он выберется, другое дело, но пока дух был к нему так добр, что заботиться о новых трудностях время не наступило. Ян беззаботно лег на мох, вытянулся на мягкой подстилке и, подложив руку под голову, почти мгновенно уснул.
Едва Магнус появился в столовой в черном костюме, в рубашке с накрахмаленной манишкой и зеленовато-желтым галстуком, Пелисса захлопала в ладоши.
— О! Как вы чудесно выглядите!
Роберт сердито покосился на нее.
— Немного переигрываете, а, Пелисса?
— Ой, ну не будьте глупым, Роберт! Даже вы должны признать, что он выглядит очень элегантно! Очень!
— Вот именно, Роберт, вы должны, — добавила тетя Матильда и тоже сердито посмотрела на него.
— Ну… разумеется, так он выглядит получше, чем в том заморском наряде, в котором был днем, — пробормотал Роберт.
Магнус почувствовал, как у него вспыхнуло лицо, но постарался сохранить бесстрастное выражение.
— Понятно, что заморский и, вполне естественно, что средневековый. Именно такие одежды носят у меня на родине.
, — Само собой, старина, но не в цивилизованном обществе.
Магнус пропустил это «старина» мимо ушей.
— Наверное, вы имеете в виду современное общество, хотя я замечаю, что ваша одежда, скорее, характерна для начала одного, тоже весьма отдаленного века.
— Начало века? — Роберт нахмурился. — Какой вздор! В начале века лацканы были гораздо шире, а брюки просторней.
— Я говорю о конце восемнадцатого и начале девятнадцатого века на Земле, а конкретнее, о том самом десятилетии, которое началось с наступлением 1810 года.
Роберт тупо посмотрел на Магнуса, и юноша неожиданно понял, что молодой человек совершенно ничего не знает ни о восемнадцатом, ни о девятнадцатом веках, как, впрочем, и вообще не понимает, что его костюм поразительно напоминает одеяния времен Регентства.
Неловкую паузу заполнила тетя Матильда.
— Вы должны помнить, дети, что костюм вашего кузена, соответствует его культуре, и наши костюмы у него дома выглядели бы ничуть не менее странными.
— Как эти его «ты» и «твой», — пробормотал Роберт.
Магнус почувствовал, что снова краснеет, и строго наказал себе больше не допускать подобных ошибок.
— Совершенно верно. Роберт, может быть, вы завтра провидите Магнуса к семейному портному? И к шляпнику, разумеется.
Теперь настал черед Роберта покраснеть, он стиснул зубы, но ответил вежливо;
— Хорошо, тетя.
— Очень хорошо. — Матильда одарила всех ослепительной улыбкой. — Ну что же, приступим?
Роботы начали подавать блюда, и Магнус с тоской вспомнил свою любимую очаровательную семью.
Весь следующий день Роберт послушно водил Магнуса по магазинам, и это оказалось весьма утомительным занятием, как гость и ожидал. Очень скоро Роберт начал жаловаться и отпускать всякие саркастические замечания. Магнус отвечал, насколько мог вежливо, но тоже не смог удержаться от нескольких довольно язвительных реплик.
Так, едва Магнус увидел за дверьми шлюза убранство небольшого, но роскошного космического корабля, Роберт заносчиво выпалил:
— Ничего удивительного! Вы ведь должны знать, что на астероиде нельзя просто выйти из дома. Нет, воздуха.
— Разумеется, — и Магнус поудобнее устроился в кораблике…
Роберт последовал за ним, ворча:
— Не понимаю, почему мама выбрала именно меня для этого дела. Пелисса с гораздо большим удовольствием показала бы вам все.
— Но вы-то, конечно, тоже рады.
— Вовсе нет, — Роберт покосился на Магнуса. — Я собирался утром поиграть в поло. И откуда вам это только в голову пришло?
Магнус с удивлением подумал, интересно, знакомо ли Роберту значение слова «сарказм».
— Проклятые хлопоты! — упрямо жаловался Роберт. — И зачем вам вообще было прилетать?
Магнус стиснул зубы и пояснил:
— Чтобы познакомиться со своими корнями, кузен Роберт.
От каких людей я происхожу, в каком окружении они сформировались.
— А что, разве недостаточно было посмотреть на отца?
— Возможно, — согласился Магнус, — но один человек не обязательно представляет всю семью.
«Хвала небу», — добавил он про себя.
— И зачем нам тут всякие иностранцы? — продолжал Роберт, словно ничего не услышал. — Нам хорошо и без них.
Магнус подумал, что, скорее всего, Роберт не замечает, что говорит вслух.
— Достаточно хлопот со всем этим наследием, — тем временем бормотал Роберт. — Конечно, Пелисса разберется, но все равно — это такая помеха.
Магнус пристально взглянул на него.
— Наследие? А что это за проблема? Разве кто-нибудь недавно умер?
— Еще нет, тысяча ч… — Роберт проглотил бранное выражение.
И очень хорошо сделал, мрачно подумал Магнус, а его кузен тем временем закончил:
— Но смерть придет, само собой. Дядя ведь долго не протянет, а его сын очень ясно дал понять, что не собирается наследовать титул отца. Остается Пелисса, понятно?
— Нет, непонятно, — Магнус нахмурился. — Разве у вас наследие не передается по отцовской линии?
— Что? — Роберт раздраженно посмотрел на него. Не пользуйтесь всякими нелепыми терминами. Говорите прямо, так как думаете.
Магнус начал понимать, что переоценил интеллект Роберта и уровень его образованности.
— Разве не вы должны наследовать, как мужчина?
— Нет, не должен. У меня родство более далекое. Разве вы этого не знаете?
— Я знаю только то, что мне рассказали, — коротко ответил Магнус, — и был бы крайне благодарен за объяснение.
— Ну в общем, я третий кузен, — недовольно начал Роберт, — из ветви Орлина, мои родители умерли молодыми, и я так же близок к этой семье, как и к другой. Поэтому я не наследую, хотя, надеюсь, дядя оставит мне достаточно средств.
Ну а когда я достигну совершеннолетия, то унаследую имение своих биологических родителей.
— Совершеннолетия?
«Да ему же не меньше двадцати лет!» — Магнус решил не спрашивать, просто промолчал.
— Итак, Пелисса будет графиней, — подытожил он.
— Именно, — ответил Роберт и бросил на Магнуса подозрительный взгляд. И тот подумал, как именно Пелисса собирается решить проблемы, связанные с наследством. Естественно, Роберт не упоминал о существовании этих проблем. И Магнус решил, что сам тоже ничего не хочет о них знать.
Тем временем флаер сделал круг над большим, пастельного цвета зданием, похожим на огромный торт, и вошел в док. Магнус и Роберт выбрались в шлюз.
Шагая по туннелю, Магнус заметил:
— Но ведь вы можете заказать все необходимое у робота-портного через видеосистему.
— Ну конечно же, — фыркнул Роберт, — но тогда не было бы никаких походов по магазинам. Вообще не было бы нужды выходить из дома. Ну давайте заглянем кой-куда по-быстрому, а потом пойдем к портному.
Магнус с облегчением понял, что Роберт приглашает его выпить. Но его чувство облегчения тут же пропало, когда это «по-быстрому» сменилось второй порцией, а за ней и третьей.

Сташеф Кристофер - Волшебник-Бродяга - 2. В отсутствие чародея => читать книгу далее


Надеемся, что книга Волшебник-Бродяга - 2. В отсутствие чародея автора Сташеф Кристофер вам понравится!
Если это произойдет, то можете порекомендовать книгу Волшебник-Бродяга - 2. В отсутствие чародея своим друзьям, проставив ссылку на страницу с произведением Сташеф Кристофер - Волшебник-Бродяга - 2. В отсутствие чародея.
Ключевые слова страницы: Волшебник-Бродяга - 2. В отсутствие чародея; Сташеф Кристофер, скачать, читать, книга и бесплатно