Левое меню

Правое меню

 Ченина Анжела 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Брукс Хелен

Удовлетворение гарантировано


 

На этой странице сайта выложена бесплатная книга Удовлетворение гарантировано автора, которого зовут Брукс Хелен. На сайте strmas.ru вы можете или скачать бесплатно книгу Удовлетворение гарантировано в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB, или же читать онлайн электронную книгу Брукс Хелен - Удовлетворение гарантировано, причем без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Удовлетворение гарантировано равен 96.64 KB

Брукс Хелен - Удовлетворение гарантировано - скачать бесплатно электронную книгу



OCR Anita, вычитка ReZeDa
«Удовлетворение гарантировано»: Радуга; Москва; 2000
ISBN 5-05-004915-6
Аннотация
После несостоявшейся свадьбы Джессика Тейлор решает полностью посвятить себя карьере. Потеряна вера в любовь, в искренность человеческих взаимоотношений. Но случайное знакомство с богатым бизнесменом Кольтом Айронсом переворачивает всю ее жизнь…
Хелен Брукс
Удовлетворение гарантируется
ГЛАВА ПЕРВАЯ
– Ох, Кэрол, лучше бы ты не втягивала меня в это дело, – с озабоченным видом произнесла Джессика, устремив на кузину свои проницательные темно-карие глаза. – Нас ожидает полный провал. Я смутно представляю себе, что вообще тут будет происходить.
– Не ворчи, тебе это не идет. – Кэрол взглянула на хмурое, но от этого не менее красивое лицо Джессики и лучезарно улыбнулась. – Подумай, сколько мы получим денег за один день.
– Плевать на деньги! – Джессика еще больше насупилась.
– Джесс…
– Да-да! Если ты в таком восторге от этой идеи, почему не можешь проделать все сама? По крайней мере ты всех тут знаешь.
– Вот именно. – От улыбки голубые глаза Кэрол превратились в щелочки. – Я для них не настолько интересна. К тому же разве можно представить себе, чтобы мужчины ломились ко мне в дверь? А ты – совсем другое дело. – Она посмотрела на кузину: безупречная фигура, светлые волосы до плеч, большие темные глаза, бархатная кожа!
– Ты нисколько не хуже меня. Напрасно ты себя недооцениваешь. – И голос, и лицо Джессики смягчились. – Во всяком случае, Робби считает тебя совершенством.
– Может быть.
По лицу Кэрол пробежала тень, что не укрылось от Джессики, и она решила, что по окончании праздника надо будет серьезно поговорить с двоюродной сестрой. С самого утра, когда они сели в поезд, она чувствовала, что что-то стряслось, но Кэрол была не из тех, кто плачется в жилетку. Однако, если этот ее доктор что-то ей сделал… Джессика снова нахмурилась. Тогда ему придется держать ответ перед ней. Кэрол – прелесть, это все знают. Ему вообще здорово повезло. Такая девушка!
– В общем, думай лучше про церковную крышу и про ее ремонт, – спокойно добавила Кэрол.
– Кэрол, даже ради церковной крыши я не буду кривляться, – терпеливо вздохнула Джессика. – Я делаю это только ради тебя! Черт, до сих пор не понимаю – как тебе удалось меня уговорить? Продавать поцелуи! По фунту за штуку! Уж и не знаю, что хуже: то ли не найдется желающих и я буду сидеть как дура, то ли каждый мужчина посчитает себя обязанным истратить фунт. А этот плакат! – Она посмотрела на холст, натянутый прямо над ними. – Чья это блестящая идея?
– Моя, – просияла Кэрол. – Неужели тебе не нравится?
Джессика закрыла глаза и устало покачала головой.
– Я не знаю, почему ты в таких хороших отношениях с викарием, разве что даешь ему достаточно поводов помолиться за тебя.
– А мне кажется, это великолепно! «Удовлетворение гарантируется» – это заинтересует даже самых добропорядочных граждан. – Кэрол уже откровенно хохотала.
– Только стой поблизости с дубинкой, а то как бы этот самый интерес не привел к беде. – Джессика уже сама с трудом сдерживала улыбку.
– В Брингейле-то? Не смеши меня, Джесс! У нас тут такая маленькая тихая заводь. Все связаны друг с другом каким-нибудь родством. Никто не посмеет и пальцем тебя тронуть, иначе я бы и не просила. Ведь это в Лондоне женщине нужно быть бдительной, здесь же – совсем другое дело. Все здесь такое тихое, медленное, а люди очень дружелюбные.
– Кэрол, насколько мне известно, мужчины везде одинаковы. – Джессика уже не улыбалась. – И я повторяю: будь рядом!
– Ладно, ладно, – торопливо сказала Кэрол, коря себя за беспечность. Ей все еще не верилось, что Вильям и Джо – Боже мой, Джо! – так низко поступили с Джессикой, но реакция кузины еще раз напомнила ей об этом.
Джессика улыбнулась, заметив огорченный вид Кэрол.
– Не смотри так трагически. Я забыла Вильяма. В сущности, он оказал мне услугу. Преподнес хороший урок на всю жизнь.
Кэрол предпочла бы, чтобы Джессика упомянула также и Джо, но тут громкоговоритель на другом конце школьного двора возвестил о начале праздника.
– Началось! – Кэрол недовольно скривилась, заметив, как Джессика нервно поправила платье на крутых бедрах, поворчала, но все-таки села в заранее приготовленное кресло.
И сразу же появился первый «покупатель»: маленький круглый человечек, похожий на бочонок пива, с таким же бочонком-женой; он чмокнул Джессику в щечку, дал щедрый взнос в церковный фонд и, улыбаясь, исчез в толпе.
– Вот видишь? – сказала Кэрол с удовлетворением и некоторым облегчением. – Я же говорила, что все будет хорошо. Это тебе не Лондон, здесь люди гораздо вежливее. Никто не воспользуется своим преимуществом. Здесь так не принято.
И действительно – следующий час показал, что Кэрол была права. Чередой шли молодые, не очень молодые и пожилые мужчины, под руку с женами и девушками, сдержанно и чинно целовали Джессику в щеку и опускали деньги в церковную кружку.
Голубое, безоблачное небо, ласковые лучи солнца, теплый воздух, насыщенный ароматом цветов, – все вокруг источало спокойствие и умиротворение. Сознание того, что она помогает в достойном деле, позволило Джессике расслабиться и даже насладиться происходящим. Все было так не похоже на привычный темп ее жизни. Работая в маркетинговой фирме личным помощником директора-миллионера, она вкалывала с утра до вечера. Здесь же все было так по-деревенски, так неспешно, так просто. И когда через час с четвертью произошло событие, – подобное грому среди ясного неба, оно застало ее врасплох.
– Не каждый день встречаешь такое обещание, – раздался низкий, с хрипотцой голос, заставивший Джессику оторвать взгляд от Кэрол, пробирающейся сквозь толпу детей с подносом, уставленным тарелками с пирожными и бутылками лимонада.
Она почувствовала укол в сердце, встретившись с парой проницательных серых глаз, но, по счастью, за годы работы в большом городе Джессика научилась скрывать мысли и чувства, и мгновенная паника никак не отразилась на лице.
Не мешало бы иметь наготове легкий остроумный ответ, выражавший не более чем удовольствие от теплого июньского дня. Оказалось, что с речью труднее совладать, чем с выражением лица.
– Это… это не обещание.
– Нет? – Мужчина поднял глаза на плакат, дав ей возможность рассмотреть себя. Высокий, худой, мускулистый, весь в черном, а лицо… Жесткое, грубое и чувственное одновременно. Черные волосы ниспадали на плечи и открывали лоб. Полное пренебрежение к моде – это уже немало говорит о мужчине.
Джессика сразу поняла, что он ей не нравится. Более того – он ее пугает.
– Тогда что же? – Серые глаза пронзили ее, подобно вспышке молнии. – Если не обещание, то как вы это назовете? Утверждение? А может… искушение?
Небольшая пауза перед последним словом должна была показать, что именно так он и воспринимает этот плакат. Джессика готова была придушить Кэрол за то, что та поставила ее в такое дурацкое положение. В следующую минуту он небрежно засунул в банку 20 фунтов. Он что, не собирается ее целовать? Или все-таки собирается?
– Я никак это не называю, – собралась с духом Джессика, не догадываясь, что весь ее вид выражает тревогу. – Это просто праздник… Собираем на церковную крышу.
– Ах, на церковную крышу. – В хрипловатом голосе послышалась злая насмешка, и она поняла, что мужчина наслаждается ее замешательством. Джессика вскинула голову, приготовившись отражать нападение.
Она смутно видела, как Кэрол подошла с подносом и еще какой-то мужчина остановился рядом с ее мучителем, но глаза ее были прикованы только к нему.
– Должна ли я понимать это так, что вы купили поцелуй?
– Должны. – Его взгляд переместился на ее губы. С ужасом почувствовав, что краснеет, Джессика послушно встала. Он сделал шаг вперед – и она оказалась в его руках.
Она и не надеялась, что он осторожно, как все остальные, приложится губами к щеке, – он был слишком непохож на других мужчин, подходивших к ней. Нет, она ожидала демонстрации силы и собиралась ее стоически перенести. Но, когда он нежно привлек ее к себе и еле коснулся губами в дразнящем поцелуе, скорее даже намеке на поцелуй, она от удивления широко раскрыла глаза.
– Закройте глаза.
– Что? – выдохнув, переспросила она.
– Я сказал, закройте глаза.
– Зачем? – Он все еще держал ее, и она не стала вырываться из его объятий из опасения, что ноги ее не удержат. Джессика как будто попала в плен его чувственности и с ужасом поняла, что в ней проснулось желание.
– Мне причитается еще девятнадцать поцелуев, вот зачем, – сказал он тихим, мягким голосом.
– Но вы же… вы хотите… Я думала, что вы уже сделали пожертвование…
– Сделал. – Глаза сузились, длинные черные ресницы на столь близком расстоянии казались слишком роскошными для мужчины. – Но я не был бы тем, кем являюсь, если бы не получал за свои деньги сполна, мисс…
– Тейлор. Джессика Тейлор.
Не станет же он пожимать ей руку? – в истерике подумала она.
– Что ж, мисс Джессика Тейлор, я покупаю только то, что мне нравится, очень нравится. Итак, если вы готовы…
Сдержав постыдное возбуждение, она произнесла со всей возможной холодностью:
– Большинство мужчин довольствуются одним поцелуем, учитывая цель мероприятия.
– Я не из большинства.
Кэрол, скажи что-нибудь, сделай что-нибудь! – мысленно взмолилась Джессика. Но какой-то мужчина вовлек Кэрол в разговор, и ждать от нее помощи не приходилось.
На этот раз поцелуй длился вечность, и, несмотря на испытанное наслаждение, где-то на самом дне сознания промелькнула мысль, что он лишь демонстрирует ей свою опытность в подобных вещах. Нет, возразила она сама себе, он слишком, слишком хорош, чтобы стремиться что-то кому-то доказать. Ему ничего никому не надо доказывать, и, Джессика была уверена, он и сам это прекрасно знает.
Да, целоваться он умеет. Такого еще в ее жизни не было – и все это в разгар дня, посреди толпы! Опомнившись, она отпрянула от него, будто обожглась.
– Довольно. – Это был шепот, но он расслышал.
– Пожалуй, вы правы. – Его рот скривился в легкой, ироничной улыбке. – Все-таки надо учитывать цель мероприятия. Надеюсь, мы не шокировали викария и всех этих добрых селян? Вы обязаны думать о них, мисс Джессика Тейлор. – Он произнес ее имя с такой издевкой, что она вспыхнула. – Не знаю, в чем тут дело, но я еще никогда в жизни не испытывал такого неудовлетворения. Остается только надеяться на холодный душ.
– Вряд ли это моя вина, не так ли? – напряженно сказала она, желая провалиться сквозь землю от смущения.
– Ну, я действовал не один, если вы это имеете в виду.
– Вы прекрасно знаете, что я имею в виду. Вам полагалось поцеловать в щеку, а не… а не мучить меня.
– Мучить вас?! Мисс Тейлор, я вас едва поцеловал, откуда вдруг такая враждебность?
– Едва поцеловали? О, послушайте…
– Нет, это вы послушайте. Вы считаете, что это был поцелуй, настоящий поцелуй? Если так, ваше образование было поставлено из рук вон плохо. Когда я по-настоящему поцелую вас, моя милая селянка, вам не захочется отодвигаться от меня, это я обещаю. В следующий раз это будет не на школьном дворе, посреди смущенных детишек с грязными носами, а там, где это получится более… удачно.
– В следующий раз? – Она гордо подняла голову. Да как он смеет? Как смеет он вести себя так, будто она только и ждет следующей встречи? – Почему вы думаете, что будет следующий раз?
– Поверьте мне. – Он улыбнулся одними губами.
– Я лично думаю, что это нелепая мысль, как, впрочем, и предположение, что мы когда-либо встретимся.
– Джессика, почему вы воюете со мной?
– Воюю? – Она выдавила смешок. – Я вас, слава Богу, знать не знаю. Я просто не желаю, чтобы меня третировали.
– Я этого не слышал. – Он, не отрывая от нее взгляда, цинично скривил рот и резко сказал: – До свиданья, Джессика Тейлор.
ГЛАВА ВТОРАЯ
– Мисс Джессика Тейлор. – Низкий голос с хрипловатыми обертонами прозвучал у нее прямо над ухом, когда они с Кэрол с бокалами в руках стояли в роскошном зале Брингейл-Хауса.
Они подъехали всего несколько минут назад; внушительного вида страж пропустил их такси в ворота только после того, как нашел их имена в длиннющем списке приглашенных.
– Хорошо еще, твой дружок Гарри догадался внести наши фамилии в список, – шепнула Джессика. – В какой-то момент я решила, что придется возвращаться восвояси.
Как только слуга в золотой ливрее провел их в дом и вручил по бокалу шампанского, возле Кэрол возник Гарри.
– Я очень рад, что вы пришли.
Только Джессика собралась облегченно вздохнуть и оглядеться вокруг, как этот ненавистный тягучий голос сбил ее дыхание.
Она выждала несколько секунд, обернулась, изобразив на лице вежливую официальную улыбку, – и наткнулась на насмешливый взгляд.
– Я и не предполагал, что наше знакомство возобновится так скоро, мисс Тейлор. Прежде всего позвольте представиться. Кольт Айронс, к вашим услугам.
Едва ли он будет к чьим-то услугам: он рожден повелевать, а не служить, мелькнула глупая мысль, которая отнюдь не смягчила выражение лица Джессики.
– Как ваши дела? – сухо произнесла Джессика.
Его пронзительный взгляд указывал на то, что он уловил ее враждебность. Может быть, его это даже забавляет?
– Замечательно, мисс Тейлор. – (Это и видно! В смокинге его высокая, мускулистая фигура казалась еще более подавляющей.) – И я принял холодный душ. Даже два раза.
– Вот как? – обронила она с намеренной скукой в голосе.
– В самом деле. – Его рот скривился в циничной усмешке, но голос звучал мягко. – Мне давным-давно не приходилось этого делать.
– Извините, мистер Айронс, но что заставляет вас считать, что меня интересуют ваши… банные привычки? – негромко сказала Джессика, тщательно следя за выражением своего лица. Он сделал оригинальное вступление, надо отдать ему должное, но, если то, что говорил ей дядя о мужском коварстве, хоть наполовину правда, эта манера у него давно отработана. И сейчас он видит перед собой потенциальную жертву, у которой нет ни малейшего шанса ускользнуть.
– Джессика, Джессика, – насмешливо сказал он. По крайней мере оставил свое «мисс Тейлор», которое действовало ей на нервы. – Какая же вы колючка.
– Послушайте…
– Кольт, душка, глазам своим не верю, неужели это ты? – Женский голос ворвался в их разговор, и лицо Кольта окаменело. Благословляя случай, Джессика пробралась к Кэрол и оттащила ее от удивленного Гарри Брингейла.
– Джессика, ты что? Это же невежливо!
– Я понимаю, – она продолжала проталкиваться сквозь толпу, – извини, пожалуйста, Кэрол. Но ты еще сумеешь поговорить с Гарри, а мне надо было сбежать от этого ужасного типа. Он… он просто невыносим.
– Кольт Айронс? – Кэрол оглянулась через плечо. – Да, вообще-то он забавный, – с удовольствием согласилась она.
– Я не это имела в виду, ты прекрасно знаешь. – Они остановились возле двух пожилых женщин, увешанных бриллиантами, как новогодние елки мишурой.
– Да, дорогая, конечно, но может быть, это как раз то, что тебе надо: легкий флирт без всяких последствий и возможность развлечься.
Джессика в изумлении уставилась на кузину: она что, с ума сошла?
– Развлечься? Кэрол, в том, что касается женщин, этот человек – бомба с часовым механизмом. Ему на спине надо написать: «Оставь надежду всяк сюда входящий!»
– Оригинальное суждение, – раздался холодный размеренный голос. – Но в настоящее время я не могу с ним согласиться.
О Господи! Джессика вздохнула. В последние секунды она видела, как глаза Кэрол округлились, но не догадалась, по какой причине. Она и не предполагала, что Кольт Айронс стоял у нее за спиной!
– Извините. – Она не смогла сразу взглянуть ему в лицо. – Я не знала, что вы здесь.
– Поверьте, я ничего не подстраивал. – Он был зол, но держал себя в руках. – Однако бомба с часовым механизмом не глухая и тем более не тупая. Будь я джентльменом на все сто, я бы пожелал вам всего доброго и с достоинством удалился. Но я не безупречен и временами не джентльмен. Сейчас как раз этот случай.
Итак, он все слышал! Сердце у Джессики так билось, что казалось, выпрыгнет сейчас из груди.
– Вне всякого сомнения, вы самая агрессивная, дурно воспитанная, ядовитая женщина, которую я когда-либо встречал. Уверен, что не первый вам об этом говорю. К сожалению, вы очаровательны, но, как я сразу и подумал, вас невозможно любить. Теперь, облегчив свою душу, я могу честно сказать: желаю вам всего самого наилучшего!
«Ты это заслужила», – шепнул ей тихий голос. Но все равно слова «невозможно любить» ранят слишком больно. Джессика застыла – не могла ни говорить, ни двигаться. Все время, пока он говорил, – она смотрела на него глазами раненого животного, ощущая свою беспомощность. Потом резко повернулась и, выскочив через балконную дверь в слабо освещенный сад, бежала и бежала, пока позади не исчезли все звуки и огни.
Да, она знает – ее нельзя любить! Иначе Вильям и не устроил бы этот спектакль, воспоминание о котором кровоточит в душе незарубцевавшейся раной, вопреки ее бравым уверениям. Она не забыла Вильяма… и никогда не забудет того, что он с ней сделал. И Джо… О Джо, как ты могла так поступить со мной? Планировала, предвкушала…
Она упала на траву, и рыдания сотрясли все ее тело. Она страдает безвинно, так почему же Вильям и Джо остаются безнаказанными? Живут вместе, наслаждаются жизнью, а она раздавлена и уничтожена. Это так несправедливо!..
Кто-то тронул ее за плечо. Наверное, это Кэрол – нежная, преданная Кэрол – разыскала ее. Но Джессика ей не ответила. Она и злилась на себя, такую слабую, что даже не может справиться с рыданиями, и одновременно негодовала – хотелось рвать и метать, вопить от предательства, от боли, мучившей ее день и ночь.
– Ну, ну. – Она не узнала мягкий мужской голос, но, когда сильные руки подняли ее с земли, почувствовала: это Кольт Айронс. О Боже, только не он! Когда она в таком виде… – Извините, Джессика, я не знал про вашего жениха, – произнес он тем же тихим, мягким голосом.
Неужели Кэрол сболтнула ему? Рассказала, как Вильям сбежал из-под венца? Не может быть! Как она могла…
Джессика на мгновение уткнула голову ему в грудь, пытаясь успокоиться, затем медленно подняла залитое слезами лицо.
– Что вы имеете в виду? – прошептала она, чувствуя, как ускоряется пульс при одном только виде Кольта Айронса.
– Кэрол сказала, что несколько месяцев назад ваша свадьба в последний момент расстроилась, поскольку ваш жених нашел другую…
Она попыталась собрать остатки чувства собственного достоинства.
– Да, но вам не стоило беспокоиться.
– Если бы я знал, я не вел бы себя… так жестоко.
Слова прозвучали по-доброму, даже ласково. Но Джессика чувствовала, что Кольт не из тех, кто просто так извиняется, и раз он это делает, значит, жалеет ее. Как раз жалость она не могла вынести. В последнее время ее многие жалели. Не стоило им это делать. Не стоит и ему жалеть ее. Она, Джессика, еще найдет в себе силы, чтобы пережить весь ужас своего положения брошенной невесты. Она выживет и всем докажет, что ей не нужна ничья жалость и сочувствие.
– Значит, вы берете свои слова назад? – с вызовом спросила она, отступая на шаг и поправляя прическу. Она не отдавала себе отчета в том, как гордо поднята ее голова, как сверкают глаза, но от мужчины, стоящего перед ней, ничего не укрылось. Да, в ней есть характер!
– Нет. – Он сощурился. – Этого я не обещал. Вы по-прежнему агрессивны, невоспитанны и ядовиты. Я просто говорю, что вашему поведению есть оправдание, вот и все.
– Помнится, вы говорили, что не бываете галантны, – саркастически заметила Джессика; прилив адреналина в крови прочистил мозги и отбил охоту плакать.
– Я сказал, что я не безупречен и временами не джентльмен, – мягко поправил он. – Но это не значит, что при случае я не могу быть галантным.
Она покраснела, но не из-за насмешки, а из-за исходившего от него какого-то животного магнетизма. Джессика почувствовала это еще днем, в толпе разряженных людей, а в ночной темноте, при свете луны, Кольт казался убийственно опасным. Мужчиной – завоевателем, покорителем.
– Мне не нужна ваша галантность, – сказала она, гордо вскинув голову. – Я признаю, что была не права, мне не следовало говорить так при вас.
– Да, но вы же не знали, что я слышу! Значит, все в порядке? По крайней мере смысл ваших речей вы находите справедливым?
– А вы хотите сказать, что я не права? Что у вас не было множества женщин? – произнесла она, тщательно подбирая слова.
– Я и не знал, что должен отчитываться о своей личной жизни перед абсолютно незнакомым человеком, – сказал он бархатным голосом, в котором отчетливо прозвучали стальные нотки. – Не знаю, от кого и что вы узнали, и, честно говоря, мне плевать на это. Но сколько у меня женщин совершенно не ваше дело.
Что ж! Он высказался вполне ясно. Она продолжала приглаживать растрепавшиеся волосы, и на фоне темно-синего неба, в лунном свете они, подобно золотому ореолу, светились вокруг головы.
– Значит, я не ошиблась.
Он выругался, и она вздрогнула. И потому еще больше поразилась, когда он тихо спросил: – Вы все еще его любите?
– Что?!
– Вы еще любите этого подонка, который бросил вас? – настойчиво повторил Кольт.
– Как вы смеете спрашивать? Вы не имеете права!
– Если бы я каждый раз ждал, когда получу права, то упустил бы большую часть возможностей, предоставляемых жизнью. – Он убрал прядь волос с ее лица, и у Джессики по спине пробежали мурашки. – Не много я знаю женщин, которые ревели бы, как вы, а потом столь прекрасно выглядели, – непростительно будничным тоном заметил он. – Разве он этого стоит? Спросите себя, стоит ли он ваших страданий?
– Послушайте…
– Или вы так переполнены жалостью к себе, что не в состоянии рассуждать логически? Можно испытывать горе, – (ей показалось, что по его суровому лицу промелькнула тень), – но нельзя, чтобы оно затягивалось. Вам пора вернуться в реальный мир.
– Да что вы говорите? – Она рассвирепела – оттого, что он вот так разговаривает с ней после двух встреч, и еще больше оттого, что он прав. – Это так просто, не правда ли?
– Я не сказал, что это просто, но не надо сознательно заточать себя в неприступную башню.
– Никуда я себя не заточаю! Я же пришла на вечеринку? – сказала она так лихо, будто вынула кролика из шляпы, и его твердое лицо дрогнуло в улыбке.
– Чтобы плакать в саду? – Он покачал головой. – Это не считается.
– А что же считается?
– Вот что. – Он крепко сжал девушку в объятии и прильнул к ее лицу губами.
– Не надо. – Легкие, невесомые поцелуи продвигались к глазам, ушам; она сумела прошептать «пожалуйста», но он только крепче прижал ее к своему сильному телу.
И опять его умение потрясло ее. Джессика пыталась сопротивляться, но по жилам огнем бежало странное ощущение жара, неудержимого желания. Такого еще никогда не было – ни с Вильямом, ни с кем…
Его губы снова оказались на ее губах; раздвинув их, он завладел ее ртом с такой легкостью, что она ни о чем больше не могла думать, растворившись в охвативших ее сладостных ощущениях.
Это не может продолжаться! Она не должна позволять… Но вокруг было так темно, так сладко веял душистый ночной ветер, что она только слегка вздохнула, всецело отдаваясь власти Кольта, его магнетическим чарам. Поцелуи становились все более настойчивыми, требовательными; он и не делал попытки отстраниться. Этот сильный, уверенный в себе человек не скрывал того, что хотел ее, а ведь ему стоило только щелкнуть пальцами, как сбежались бы десятки самых красивых женщин. В тот же миг она поняла, что ее душа и тело уже не принадлежат полностью ей, они отчаянно стремятся к этому мужчине. Он добился своего безо всяких усилий. Нет, нет!..
– Нет! – Она отшатнулась, и он не сделал попытки ее удержать. Что с ней происходит? Откуда такое возбуждение, такое желание, испытываемое к человеку, которого она не знает и не любит? Может, так и начинается падение, когда переходишь из одной постели в другую. Но она не была даже в постели Вильяма, не то что кого-то другого, хотя у Кольта Айронса, кажется, сложилось другое мнение…
Вздернутая бровь говорила о том, что он забавляется ее паникой. Он спокойно сказал, как бы продолжая разговор:
– Избавьтесь от него, Джессика. Начните жить сначала.
– Послушайте, вы ничего не знаете, так что оставьте свой психоанализ. – Лицо его окаменело, и она быстро добавила: – Я лучше пойду. Кэрол будет беспокоиться.
– К черту Кэрол! – Он отошел к ближайшему дереву, прислонился к стволу и скрестил руки на груди. – Да, я ничего не знаю. Расскажите мне.
– Не хочу.
– Почему? Потому что решили до конца дней похоронить себя в этой дыре?
– Я здесь не живу. – Он удивленно поднял брови, и она отругала себя за промах. Не хотела ничего говорить ему о себе – и вот призналась, что живет вовсе не в этой деревеньке.
– Нет?
– Нет. – В ней опять поднимались раздражение и враждебность – то, в чем он ее обвинил. Как она попала в такое дурацкое положение? Вот он стоит тут – в полном согласии с самим собой, хозяин всему, что его окружает, с чем соприкасается…
– Зачем вы все усложняете? – Он нетерпеливым жестом отбросил волосы со лба.
– Это мое право. – Она попробовала придать лицу выражение холодной насмешки, но по его виду поняла, что ей это не удалось.
– Что ж, поступайте как знаете. Только помните, что вы не первая женщина, которую бросил сладкоречивый негодяй, из тех, что обещают луну с неба, но не могут дать простейших вещей. Сколько вам лет? Девятнадцать, двадцать?
– Двадцать четыре. Но это совершенно не ваше дело. – Джессике решительно не нравилось умозаключение, будто бы она переполнена жалостью к себе. Как не нравился и человек, сказавший это.
– У вас впереди целая жизнь, вы еще успеете наплакаться, – бодро сказал Кольт. – Но должен заметить, вы слишком много рыдаете над ерундой.
– О, неужели? – Вот нахал! – Вообразите, не все люди могут включать и выключать чувства, как по команде. Я собиралась прожить с Вильямом целую жизнь, и все рухнуло в один момент. Наверное, вы смогли бы после такого скакать и прыгать, а я – нет!
– Вот, значит, как вы думаете? Бедняжка Джессика Тейлор, ее любви помешали…
– Я вас больше не слушаю, – свирепо сказала она, – я возвращаюсь в дом.
– Потому что знаете, что я прав.
– Нет, не правы! Совершенно не правы! Вы думаете, я просто потеряла Вильяма и единственное, что мне надо, – это забыть его, но все было гораздо, гораздо хуже! Он не разрывал помолвку, ничего подобного! Он сделал так, чтобы я пришла в церковь и там узнала, что в это утро он сбежал с другой.
– Джессика…
– Нет, черт возьми, хотели знать, так слушайте! Хотите узнать, с кем? Конечно, хотите. Всем было интересно. Весь город сплетничал об этом. Он сбежал с моей сестрой. К тому же моей свидетельницей на свадьбе. Вы не находите, что это очень забавно, мистер Всезнайка Кольт Айронс? Это добавило пикантности скандалу. К тому же она оказалась на четвертом месяце беременности. Одно к одному, есть что вспомнить про мою свадьбу, которой не было!
Кольт молчал, и она удовлетворенно усмехнулась, заметив, как широко он раскрыл глаза.
– Так что, когда вы сказали, что моей любви помешали, то да, вы были правы. Только помешали они, Вильям и сестра, по наущению матери, которая так и не смогла мне простить, что я осталась не с ней, а с отцом, когда они развелись десять лет назад.
После долгого, напряженного молчания он спросил:
– Вы это точно знаете? Про мать?
– Да.
– Понятно.
Опять воцарилась напряженная тишина. Надо было что-то сказать, прежде чем он заговорит. Как много слов она слышала за эти пять месяцев! От отца, чья боль была не меньше ее, от матери, от друзей, знакомых, сослуживцев. Слова, слова, слова, одни слова, от которых она готова была кричать и ломать руки. И только те двое молчали. Да и что они могли сказать?
– Я возвращаюсь в дом, и предпочла бы сделать это одна, – четко и холодно сказала Джессика. Только так можно было сохранить хоть какую-то гордость после откровений о пережитом унижении.
Кольт ничего не произнес и не стал удерживать ее, только коротко кивнул, за что она была ему даже благодарна.
В доме, сославшись на головную боль, она сразу же ушла, попросив, к радости Гарри, Кэрол остаться. Больше всего на свете ей хотелось побыть одной. Опять одной! А ведь одиночество темным облаком окружало ее все эти дни и ночи.
Но сейчас ей надо было успокоиться, все обдумать, проиграть в уме события вечера и, главное, понять, почему ее так влечет к человеку, который ей несимпатичен и которого она едва знает.
В темном такси только отраженные в зеркальце глаза водителя удерживали ее от рыданий. Днем Кольт Айронс позабавился с ней, как лорд с крестьяночкой, вечером захотел продолжить, а в результате добился исповеди израненной души.
Этот человек явно богат сверх всякой меры. Бесспорно, в нем есть сила, красота, но какого-то особого, властного свойства, и нечто еще: двойная, даже тройная доза всего того, что делает мужчину мужчиной, – в каждой линии его мускулистого тела, в каждой черточке сурового лица. Так зачем же он возился с ней весь вечер, хотя мог бы без всяких забот иметь самую красивую женщину? Если бы знать…
«Удовлетворение гарантируется». Он видел эту дурацкую надпись. Кэрол считала, что это смешно. Но винить ее не за что: то было днем, а вечером она, Джессика, сама в ответе за все происшедшее. Что он о ней только подумал? Что она нечто среднее между нимфоманкой и кандидаткой в психушку?
Дядя и тетя несказанно удивились, что Джессика так рано вернулась; пришлось соврать про внезапную головную боль. Сказав, что ляжет спать пораньше, Джессика прошла в отведенную ей комнатку.
Она приняла душ и села на кровать, чтобы высушить волосы. Какой ужасный уикенд! Нужно еще как-то протянуть время до завтрашнего пятичасового поезда. Не станет же он искать с ней встречи! Кольт Айронс не безумец. Даже с его непомерным самомнением он вынужден будет признать свое поражение.
Кэрол вернулась после полуночи, Джессика еще не спала; похоже, ее привез Гарри: машина стояла у дома слишком долго. Потом мотор взревел, Кэрол на цыпочках прошла по коридору, замерла возле двери и пошла дальше, к себе.
Ну, хватит! Хватит думать о Кольте Айронсе, это же нелепо! Джессика свирепо взбила подушки. Он ушел в прошлое вместе с этим изнурительным вечером.
И только несколько дней спустя она осознала, что то была первая ночь после проклятого январского дня, когда ее не мучили видения этой парочки: вот Джо обнимается с Вильямом, вот она гуляет, разговаривает с ним – словом, делает все то, что было предназначено для Джессики.
ГЛАВА ТРЕТЬЯ
– Джессика? – Она сразу узнала низкий, с хрипотцой голос и вцепилась в телефонную трубку. – Я потратил массу времени, разыскивая вас, и теперь хочу спросить: вы свободны вечером?
– Я… – Она пыталась заговорить, но членораздельная речь ей не давалась.
– Это Кольт Айронс, – не дождавшись ответа, сказал он.
Ей это отлично известно! Она закусила губу до боли, чтобы выйти из состояния ступора. Помогло.
– Кольт Айронс? О да, конечно, помню, мы встречались на вечеринке несколько недель назад.
– Правильно. – Насмешка в бархатном голосе показала, что ей не удалось его провести. – Я приезжал к Брингейлам на уикенд. – Он рассказывал, как будто она ничего не помнила, и ей все яснее становилось, что это просто насмешка. – Но впервые мы встретились днем на празднике. Вы еще отвечали там за одно мероприятие…
– Да-да, – торопливо оборвала она, проклиная себя за то, что попалась на удочку. Уже медленнее она сказала: – Да, конечно, но там было много народу…
– Мне так не показалось. – (Какой у него тягучий голос!) – Надеюсь, вы не против, что я позвонил вам, Джессика?
Конечно, против!
– Нисколько. – Официальный, прохладно-вежливый ответ, не больше. – Откуда вы узнали мой номер? Кэрол дала?
– Нет… – Последовала многозначительная пауза. – Видите ли, в отношении телефонных номеров у вашей кузины наблюдается некая амнезия.
Добрая старушка Кэрол! Джессика почувствовала легкий укол раскаяния, что заподозрила ее.
– Пришлось провести небольшое детективное расследование – и пожалуйста, ваш номер у меня в руках. Его было нелегко найти, но я люблю трудные задачи. Кэрол упомянула как-то Гарри о человеке, с которым вы работаете в Лондоне. А мне как раз нужен был специалист по маркетингу. Я надеюсь, ваш босс – специалист?
– Что? О да… да, конечно. – Она не верила своим ушам.
– Пока мы с ним обсуждали дела, я догадался спросить ваш домашний телефон, и Рассел с удовольствием его предоставил. Кажется, он удивился, что мы знакомы.
Джессика отодвинула трубку от уха и хмуро уставилась на нее. Во что он ее втягивает? Может, и правда у него дела с Расселом? Нелепо думать, что он изобретает уловки, чтобы с ней встретиться. Судя по тому, что говорят и пишут, Кольт Айронс не станет гоняться за женщиной. Она взяла себя в руки.
– Итак, вы свободны сегодня вечером? – настаивал он.
– Я…
– Вам представляется возможность за ужином ознакомиться с проектом. Как я понимаю, почти во всех случаях вы работаете в тесном контакте с Расселом?
– Да, но…
– Что может быть лучше, чем прояснить все детали при личной встрече? К сожалению, в следующие дни я буду очень занят, а в четверг улетаю во Францию.
– А-а. – Она беспомощно оглянулась. Когда ее позвали к телефону, она ожидала чего угодно, но только не приглашения на ужин с Кольтом Айронсом. – Что ж, раз это бизнес…
На этот раз ей удалось задеть Кольта, его голос резко изменился.
– Благодарю вас, Джессика, вы очень великодушны, – сухо поблагодарил он. – Восемь часов подходит? Рассел дал мне ваш адрес.
Он хочет за ней заехать? Сюда? Она посмотрела на старые выцветшие обои и угрюмо сказала:
– Я могу подъехать, вам вовсе не нужно…
– В восемь часов, Джессика. – И линия разъединилась.
– Черт побери! – Она свирепо посмотрела на ни в чем не повинную трубку и осторожно повесила ее. – Не может быть.
Она продолжала бормотать, пока одевалась, пила кофе, чтобы успокоить нервы, а потом позвонила Расселу. Тот подтвердил рассказ Кольта и выразил явное удовольствие, что его помощница знакома с таким влиятельным человеком.
– Почему вы не говорили мне? – с упреком спросил он.
– Я забыла. – Объяснение весьма неубедительно, конечно, но больше ей ничего не пришло в голову.
– Забыли? Джесс, можно забыть про прачечную, про кошку или про сотню других дел, но нельзя забыть, что вы знакомы с Кольтом Айронсом!
Говори, говори, мрачно думала она, скрипя зубами.
– И все-таки я забыла, извините.
Из трубки донесся голос Моники, жены Рассела, которая была на последнем месяце беременности, и он извиняющимся тоном добавил:
– Джессика, от вас многое зависит. Вы можете оказать большую услугу нашей фирме.
– Это Кольт сказал?
– Я так его понял, а что?
– Ничего. Завтра увидимся, Рассел, и все обговорим.
– Ладно. Будьте осторожны.
О, она будет очень осторожна, раздраженно думала Джессика, закалывая волосы в тугой пучок. Закрытое вечернее платье с длинными рукавами подчеркивало облик строгой деловой женщины.
Правильно, что Рассел не поверил ей, услышав, что она якобы забыла о встрече с Кольтом Айронсом. Этого действительно нельзя забыть. Если честно, последнее время она только о нем и думала. Как она боялась в то воскресенье у дяди с тетей! Каждый раз, когда звонил телефон, она подпрыгивала; когда стучали в дверь – кидалась в свою комнату.
Но он не позвонил. И Джессика уехала, браня себя за фантазию: разве он станет связываться с такой мелкой сошкой, как она. Она и сама не хочет его видеть! Не хочет, не хочет, повторяла она в сотый раз. Ей отвратительны безжалостные, агрессивные люди. Она мечтает, чтобы мужчина относился к ней как к равной, чтобы видел в ней прежде всего человека, а романтическую сторону отношений ставил на второе место после дружбы. Таким был Вильям – ласковым, добрым и… слабым? Нет, он не был слабым. Он был… он был…
Звонок заставил ее вскочить, и, схватив сумочку, она ринулась к двери, опережая соседей по дому. Чтобы Кольт Айронс вошел в ее каморку?! Ни за что.
– Джессика…
Она порадовалась, что интуиция ее не подвела и что успела заготовить строгое выражение лица. Он выглядел потрясающе. Смокинг отлично сидел на широких плечах и груди, белая рубашка и галстук-бабочка оттеняли мужественное, суровое лицо, а серые глаза смотрели на нее так пристально… В эту минуту Джессика пожалела, что не оделась повеселее, не распустила волосы, не позволила себе макияж. Но она тут же одернула себя: не стоит создавать у него ошибочное впечатление, особенно после Брингейла.
– Вы выглядите очаровательно и очень по-деловому.
Он догадался? Понял то, что она старается доказать? Она глубоко вздохнула и с вежливой улыбкой сказала:
– Добрый вечер, мистер Айронс.
– Пожалуйста – Кольт.
– О, но я же буду на вас работать.
– Кольт. – Он улыбался, но мгновенно сузившиеся глаза напомнили ей об отношениях босс – работник, и она их признала. Какое бы впечатление ни оставила она тем июньским днем, а тем более вечером, но, если он думает, что она доступна и на все готова, его ждет разочарование.
Довольная принятым решением, она чуть-чуть улыбнулась:
– Кольт, – и тут же удивленно уставилась на него: он достал из-за спины коробочку с корсажным украшением – маленькой белой орхидеей и бутонами белых роз. – О, как красиво!..
– Позвольте. – Опытной рукой он приколол букет к левой стороне груди, и ей пришлось призвать на помощь все свое самообладание, чтобы стоять смирно, когда ее касались его тонкие пальцы. – Идем?
Джессика не знала, как надо идти с ним под руку по улице, и изо всех сил напрягала и так прямую спину, пока они не подошли к роскошной «феррари». Кольт Айронс – единственный мужчина, в присутствии которого у нее подгибаются коленки и чьи флюиды так гипнотически на нее действуют. Подозревает ли он, какой сильный эффект производит на женщин?
О Господи, Джессика, зачем спрашивать, когда знаешь ответ, сердито подумала она, и тут он остановил машину. Она удивленно повернулась к нему:
– В чем дело?
– В вас. – Это было сказано небрежно, но в голосе отчетливо угадывалась стальная пружинка.
– А что я не так сделала? – ощетинилась она.
– Оделись так, чтобы не было видно ни дюйма тела, скрутили волосы так, что к концу вечера у вас разболится голова. Подпрыгиваете как кошка на раскаленной крыше, стоит мне до вас дотронуться, смотрите огромными глазами, обвиняя в стольких преступлениях, что мне не хватит жизни все их совершить.
– Не смешите меня…
– Хмуритесь, тело напряжено, лицо свирепое, как у чудовища. – Он замолчал, густые черные ресницы, которые она так хорошо помнила, на миг прикрыли пронзительные глаза, затем рот скривился в полуулыбке. – Разве этого мало?
– Я… я не…
– Джессика, я вам не сделаю ничего плохого. – Он взял ее за руку, и ей стоило больших усилий сдержать дрожь. – Что такого вы обо мне наслушались? Даже маркиз де Сад не вызывал у женщин такой реакции.
У женщин? Конечно, в отношении Кольта Айронса надо употреблять множественное число.
– Мы всего лишь поужинаем, обсудим работу, а затем я отвезу вас домой в целости и сохранности, не посягая на вашу честь, – успокаивающим тоном сказал он. – Если бы я хотел женщину на ночь, мне стоило бы только набрать один из множества номеров, и я бы получил все, что пожелал бы. Так что не лучше ли вам расслабиться и просто наслаждаться ужином? Если вы весь вечер будете изображать непреклонность, это подорвет мою репутацию страшного серого волка – соблазнителя невинности.
Он насмехается над ней! В зеркале Джессика увидела, что Кольт улыбается. Неужели она настолько смешна?
Айронс включил мотор, и, глядя на его твердый профиль, она постаралась придать лицу более подходящее выражение. Больше она не даст ему повода к циничным комментариям, на которые он мастер. С этой минуты она будет вежливой, обаятельной и деловитой, как положено помощнику Рассела. Хоть это и нелегко.
В маленьком элитном ресторанчике обедали только солидные люди и еда и обслуживание были на высшем уровне. В меню, которое само по себе уже являлось произведением искусства, не значились цены. Старший официант чуть не распластался перед Кольтом и провел их к столику на двоих в нише, откуда они могли наблюдать за всеми, а их самих никто не видел.
– Коктейль с шампанским? – Она с улыбкой кивнула, и Кольт обернулся к официанту, который маячил у него за спиной: – Клод, для мисс Тейлор, пожалуйста, ваш фирменный коктейль, а мне минеральную воду. Я, к сожалению, за рулем.
– Конечно, конечно. – Клод, улыбаясь, попятился.
– Может, не будем сразу заказывать, а сначала выпьем? – вежливо спросил Кольт.
– Честно говоря, я умираю от голода. – Пока они шли к столику, Джессика не могла не обратить внимание на изысканность блюд на столах, и только тогда осознала, до чего голодна.
– Да что вы? – Он был приятно удивлен. – Я боялся, что при вашей фигуре вы довольствуетесь листиком салата.
– Что вы, я ужасно много ем, видимо, такой организм, что все сгорает. Да и работа помогает: ношусь как угорелая весь день.
– Ах да, работа. – Он указал на меню: – Выбирайте что хотите, а потом поговорим о моей новой авантюре, идет?
– Хорошо. – Она ответила на его улыбку и поскорее уткнулась в меню, чтобы спрятать покрасневшие щеки. Это надо прекратить! Теперь следует разговаривать и не краснеть как рак. Она не девчонка, ей надо произвести должное впечатление на этого проницательного человека из сильных мира сего.
Но он был просто сногсшибательным. Пока он холодно насмехался, она еще могла кое-как противостоять его могучему магнетизму, но теперь пошла совсем другая игра. Надо собраться, она сможет, он просто мужчина, такой же, как все…
К тому времени как Клод принес напитки, она уже владела собой и спокойно выбрала блюда так, как будто каждый день бывала в подобных заведениях. Вот как надо себя вести, твердо сказала себе Джессика. Судьба распорядилась так, что в ближайшие годы она будет заниматься исключительно карьерой. Деловые контакты с Кольтом Айронсом послужат на пользу маленькой компании Рассела, а что полезно ему, то полезно и ей. В качестве личного помощника главы компании она должна проявить компетентность, так она и сделает, даже если это ее погубит.
– Начнем сначала. Что такое пришло вам на ум, отчего лицо у вас опять стало свирепым?
– Что? О, ничего. – Она справилась с выражением лица, но было уже поздно. – Я подумала – мы постараемся сделать все для вас наилучшим образом, – тихо сказала она, решив, что честность – лучший вид дипломатии. Пусть не думает, что она насупилась из-за него. – Я не знала, что выглядела свирепой, – виновато добавила она.
Некоторое время он изучал ее, что-то обдумывая, затем наклонился, и обезоруживающая улыбка опять заиграла у него на лице.
– Я уверен, что вы все сделаете наилучшим образом, Джессика, но может, сначала выслушаете, в чем дело?
Она отпила коктейль и серьезно кивнула:
– Конечно.
– Возможно, вы знаете, а может, и нет, но я хочу испечь сразу несколько пирогов.
Она кивнула; сейчас она видела его с совсем другой стороны: по-деловому серьезен, он был полностью поглощен тем, о чем говорил, в серых глазах светились пугающе острый ум и смекалка.
– Мой партнер и друг из Шотландии предлагает общее дело, я нахожу его интересным. Что вы знаете о бетонном наполнителе?
– Не так уж много, – честно призналась она, – но Рассел сказал… – Она остановилась, поймав на себе его цепкий взгляд.
– Вы говорили с Расселом? – бесцветным голосом спросил он.
– Да, я ему звонила. – Она с вызовом посмотрела на него. – А почему бы и нет?
– Наводили обо мне справки? Что ж, это хорошо. Такая дотошность мне нравится. (Она чувствовала, что это не совсем так.) – И что же сказал Рассел?
– Очень немногое. Что ваш проект связан с перевозкой миллионов тонн камня… что вы сами все объясните.
– Значит, так. Миру требуется бетонный наполнитель. Твердый камень, гранит или гравий, измельчают в порошок и используют при строительстве дорог и зданий. Следите за моей мыслью?
Джессика кивнула.
– Мы собираемся свернуть гору в прямом смысле этого слова, к которой можно подобраться только на вертолете или по морю. Мы будем подвозить камень к причалу и грузить на специально оборудованный корабль. На нем имеются насыпные воронки, ведущие в трюм. Под каждой воронкой проходит гигантский конвейер. Когда корабль достигнет пункта назначения, конвейер вынесет камень на причал. Просто? – Насмешка в голосе показывала, что за всем этим стоят сложнейшие инженерные расчеты. – Это место, где ничего не растет и не пасется, – спокойно продолжал он, – удаленное и бесплодное, так что экология не пострадает. Конвейер герметичен, пыль не будет попадать в море, что тоже было бы непопулярно.
– Понимаю. Очень хорошее дело.
– Да. – Он лениво улыбнулся, откинулся в кресле, провел рукой по волосам и отпил из бокала. – И, надеюсь, очень прибыльное; вот к чему приступаете вы с Расселом. Я хотел бы получить от вас список потенциальных покупателей в Англии и особенно в Европе. От Рассела я слышал, что вы бегло говорите на французском и немецком, владеете испанским и итальянским. Это целый арсенал. Откуда такие обширные лингвистические познания?
– Что? – Переход на личную тему застал ее врасплох. Она торопливо заговорила: – Мой отец был биологом, занимался жизнью моря. Сейчас он тоже работает над чем-то в Карибском море. В связи с его работой нам приходилось ездить по всему свету, так что я меняла школы бесчисленное множество раз.
– Это, должно быть, нелегко.
– Не особенно. Языки мне легко давались. Маме и сестре приходилось хуже. Им не нравилось разъезжать.
– А вам? – Он подался вперед и впился в нее глазами.
– Пожалуй, да; во всяком случае, мне это никогда не надоедало. Я очень люблю отца… – Она осеклась, поняв, что наговорила лишнего. Ей не нужны личные отношения с этим человеком, и чем меньше он будет знать о ней, тем лучше.
– Продолжайте, – попросил Кольт.
– Да больше нечего сказать, – весело ответила Джессика. – Вот так я выучила языки.
– Ваши родители разошлись, когда вам было четырнадцать лет? – мягко настаивал он.
– Да. – Она опустила глаза, надеясь, что он вернется к разговору о работе. Не тут-то было.
– Почему?
– Почему? Мама… нашла другого. – Его не обманул беспечный тон. – Они вернулись в Англию, вместе с сестрой. А я осталась с отцом в Штатах. Они… Развод был тяжелым, я не хочу больше о нем говорить.
Он не обратил внимания на последние слова.
– Вы думаете, ваша мать была возмущена тем, что вы выбрали отца? – Я не думаю, я это знаю, – тихо и внятно сказала Джессика. – Будь ее воля, она отобрала бы у него все, чем он дорожил, и ей, конечно, не понравилось, что я не стала играть в ее игры.
– А ваш отец… он считает, что мать поощряла… альянс между сестрой и вашим женихом? – тихо спросил он.
Джессика покачала головой.
– Отец всегда очень хорошо думает о людях; он не знает мать так, как я.
– Хотя прожил с ней четырнадцать лет?
– Шестнадцать, и даже несмотря на это. – Джессика не на шутку разозлилась. Почему он защищает мать? Какое ему вообще до этого дело? Он не смеет судить. Пусть он предлагает ей перспективную работу, но такое она не намерена терпеть. – Мне не нравится ваш тон, мистер Айронс, – храбро добавила Джессика, хотя внутри вся сжалась в ожидании ответного удара, которого так и не последовало.
После долгого молчания он сказал:
– Все так говорят.
Ее выручил официант, принесший первое блюдо, – никому в жизни она так не радовалась. Она заказывала салат, Кольт – суфле из грибов с ветчиной. Ужасный момент миновал, оба занялись едой.
К тому времени как принесли мясо в сметанном соусе, Кольт превратился в превосходного собеседника с обворожительными манерами. Хотя Джессику не обманула эта метаморфоза, все же застольную беседу стало поддерживать легче.
Хоть бы он не был таким привлекательным, мечтала она, подцепив вилкой морковку в лимонном соусе. Божественно вкусно! Привлекательный – это еще слабо сказано. Из-под ресниц она украдкой посматривала на него. Гипнотизирующий, безжалостный, опустошающий, пугающий… С ним нелегко иметь дело.
И тут же в голову пришла мысль: с Вильямом было легко – и вот к чему это привело. Она отбросила дальнейшие раздумья и энергично принялась за оставшийся кусочек мяса.
Когда принесли шоколадное мороженое, покрытое карамелью, есть уже не хотелось, но Джессика была не в силах отказаться от заманчивого десерта.
– Все было великолепно, спасибо, Кольт, – вздохнула она, отправив в рот последнюю ложечку лакомства.
– На здоровье, – ответил он с легкой усмешкой. – Приятно смотреть, как женщина наслаждается едой. Освежающий контраст.
Контраст чему? Или кому? А, Джессика, это тебя не касается. Ей совершенно не нужен тот легкий флирт, о котором говорила Кэрол, даже если Кольт не прочь поразвле-каться с ней некоторое время, в чем она сомневается. Он отыскал ее ради шотландского проекта, вот и все, остальное – только плод слишком богатого воображения. Кольту Ай-ронсу нравятся такие женщины, как его машина, – быстрые, эффектные, без проблем.
– И что вы об этом думаете?
Она испугалась было, что он прочел ее мысли, но с облегчением сообразила, что речь идет о проекте.
– По-моему, все отлично, и мы в состоянии справиться со своей частью работы. Когда вы хотели бы начать?
– Вчера. Не знаю, над чем вы еще работаете, но, если возьметесь за это, все остальное придется отодвинуть на второй план.
Еще бы, конечно, ядовито подумала Джессика, но на лице ее появилась лишь улыбка.
– Нет проблем. Я проделаю основную начальную работу, поскольку знаю языки, а Рассел пока закончит то, чем мы сейчас занимаемся.
Когда подошел официант, Кольт предложил:
– Кофе с ликером? Клод делает его лучше всех в Лондоне.
– Просто черный, пожалуйста. И так всего слишком много. – За коктейлем уже был бокал красного вина к мясу, и, хотя она не опьянела, рядом с Кольтом Айронсом следовало держаться настороже.
– Два черных кофе, пожалуйста, – приветливо сказал Кольт официанту, и ее не первый раз за вечер поразило, как уважительно он относится к обслуживающему персоналу. Ей попадались другие мужчины, не столь богатые и могущественные, но которые тем не менее третировали официантов, словно те не больше чем пыль под ногами.

Брукс Хелен - Удовлетворение гарантировано => читать книгу далее


Надеемся, что книга Удовлетворение гарантировано автора Брукс Хелен вам понравится!
Если это произойдет, то можете порекомендовать книгу Удовлетворение гарантировано своим друзьям, проставив ссылку на страницу с произведением Брукс Хелен - Удовлетворение гарантировано.
Ключевые слова страницы: Удовлетворение гарантировано; Брукс Хелен, скачать, читать, книга и бесплатно