Левое меню

Правое меню

 Грибанов Борис Тимофеевич - Жизнь замечательных людей - 507. Хемингуэй 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Войскунский Евгений

Черный столб


 

На этой странице сайта выложена бесплатная книга Черный столб автора, которого зовут Войскунский Евгений. На сайте strmas.ru вы можете или скачать бесплатно книгу Черный столб в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB, или же читать онлайн электронную книгу Войскунский Евгений - Черный столб, причем без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Черный столб равен 89.23 KB

Войскунский Евгений - Черный столб - скачать бесплатно электронную книгу


И.ЛУКОДЬЯНОВ
ЧЕРНЫЙ СТОЛБ

Что такое в нас тяжесть? Разве тело наше
тянет? Тело наше, милый человек, на весу ничего
не значит: сила наша, сила тянет, не тело!
Н.С.Лесков.

ПРОЛОГ
Не об имени, а о человеке, потому что он вовсе не был героем. Он был
самым обыкновенным парнем. Просто на него можно было во всем положиться.
Газеты того времени печатались на бумаге - непрочном, быстро
портящемся пластике из древесно-целлюлозной массы. Но есть снятые с них
микро. К счастью, сохранился прекрасный очерк о Кравцове (микро
N_кммА2рк2681438974), написанный Оловянниковым.
Рассказывать об этом нелегко. Дело в том, что на фоне гигантского
события всепланетного масштаба - а Великое Замыкание было именно таким
событием - любая попытка рассказать об индивидуальной человеческой судьбе
выглядит несколько претенциозной. Вольно или невольно приходится вести
речь не о человеке, а о человечестве, ибо одному ему - человечеству - под
силу укрощение мировых катастроф.
А человечество в то время было разделено на два лагеря -
социалистический и капиталистический. И капиталистический лагерь тогда был
еще очень силен, собственнические, расовые, религиозные и тому подобные
интересы в нем ставились выше элементарных требований здравого смысла,
выше интересов человечества.
Поэтому объединение сил в борьбе с Черным Столбом было трудным не
только с точки зрения техники...
И все же мы попытались, насколько это возможно, проследить личную
удивительную судьбу Александра Кравцова - активного участника описываемых
событий.
Словом, судите сами.

Вы, наверное, видели портрет Александра Кравцова: его помещают во
всех учебниках геофизики, в том разделе, где идет речь о Кольце Кравцова.
А когда-то этот портрет из номера в номер печатали все газеты мира.
С портрета смотрит молодой парень в распахнутой на груди белой
одежде, какую тогда называли "тенниска". В глазах его, прищуренных, должно
быть, от яркого солнца, есть что-то детское и в то же время непреклонное.
Портрет, в общем-то, не из блестящих: чувствуется, что он получен путем
воздействия сфокусированного светового пучка на бромистое серебро, как
было принято во второй половине XX века. Такие аппараты можно увидеть в
Центральном музее истории техники.
Этот снимок сделал на борту "Фукуока-мару" корреспондент "Известий"
Оловянников, и, конечно, он никак не мог предположить, что запечатлел лицо
человека, имени которого было суждено остаться в веках.
Но, как это часто бывает, имя заслонило человека.
Спросите первого попавшегося школьника, знает ли он, кто такой
Александр Кравцов.
- Кравцов? Ну как же! - ответит мальчишка. - Кольцо Кравцова!
- Я спрашиваю тебя не о Кольце, а о самом Кравцове.
Он наморщит лоб и скажет:
- Ну, это было очень давно. Он сделал что-то героическое во время
Великого Замыкания.
"Сделал что-то героическое..."
Так вот. Нужно рассказать этому всезнающему школьнику нашего времени
о самом Кравцове.

1
Странное состояние - пробуждение от сна! Древние считали, что спящего
нельзя неожиданно будить: на время сна душа покидает тело, и пока она не
вернется сама, спящий мертв. Но древние ничего не знали об
электро-физико-химической деятельности клеток мозга и о свойствах
нуклеиновых кислот.
За несколько мгновений проснувшийся человек вспоминает все: кто он
такой, где находится, что ушло в прошлое и что предстоит...
Еще не открывая глаз, Кравцов представил себе, что над ним привычный
с детства беленый потолок с лепной розеткой в середине. Потом, все еще не
открывая глаз, он понял, что розетка находится за двенадцать тысяч
километров отсюда, а здесь над ним - узкие доски, крашенные белой эмалью,
а по ним бродят, переливаются отблески океанской зыби. Он вспомнил все и с
неудовольствием открыл глаза.
Будет жаркий день с неподвижным воздухом. Будут споры с Уиллом. Да,
сегодня у них русский день: они будут разговаривать только по-русски. Он,
Кравцов, будет готовить еду по своему усмотрению. Чем бы отплатить Уиллу
за вчерашний омлет, политый кислым вареньем из крыжовника?
Он надел защитные очки, вышел на палубу, взглянул на полуоткрытую
дверь каюты Уилла. Оттуда доносилось жужжание электробритвы: старый педант
скорее отдаст себя на завтрак акулам, чем появится утром с небритой
физиономией. Что до Кравцова, то он уже второй месяц ходит небритый. Все
равно на триста миль окрест ни одной живой души. Но дело даже не в этом.
Кравцов знал, что его реденькая коричневая бородка раздражает Уилла, а это
доставляло ему не то что радость, а... ну, развлекало его, что ли.
- Доброе утро, Уилл, - сказал Кравцов. - Чтобы вы хотели на завтрак?
- Доброе утро, - раздался за дверью ворчливый голос. - Вы очень
внимательны, благодарю вас:
Кравцов хмыкнул и пошел на камбуз. В раздумье постоял перед
холодильником, затем решительно направился к полкам и взял жестянку с
гречневой крупой. Гречневая каша на завтрак - как раз то, чего Уилл
терпеть не мог.
Пока поспевала каша, Кравцов обошел плот. Это заняло с полчаса:
круглый плот имел пятьсот метров в диаметре. Он был неподвижен, хотя и не
стоял на якорях: здесь, над глубочайшей океанской впадиной, якорная
стоянка была невозможна.
Шесть мощных гребных винтов удерживали плот на месте: три винта -
правого вращения, три - левого. Спущенные за борт датчики непрерывно
сообщали электронно-вычислительной машине все, что надо, о ветре, волне и
течении. Машина непрерывно обрабатывала эти сведения и давала команду на
приводы винтов.
Винты второй группы - тоже шесть - стояли вертикально под плотом. Они
противодействовали крену и качке. Как бы ни бесновался океан - Кравцов и
Уилл дважды убеждались в этом - плот оставался почти неподвижным; его
дрейф не превышал ста метров, и колонна труб, проходившая сквозь плот до
дна океанской впадины, отклонялась от вертикали меньше, чем на один
градус.
Самые высокие волны не достигали края палубы, поднятой на
тридцатиметровую высоту. Только ветер изредка швырял на нее клочья пены,
сорванной с гребней штормовых волн.
Сегодня, как всегда, все было в порядке. Атомный котел исправно грел
воду, опресненную ионообменными агрегатами, пар исправно вращал роторы
турбин. Генераторы электростанции работали на минимальном режиме, потому
что океан был тихим, оправдывая свое старинное название. Излишки энергии
шли на побочное дело - электролиз серебра, содержащегося в океанской воде,
что в какой-то степени оправдывало немалые расходы Международного
геофизического центра.
Автоматика работала безотказно, не требовала вмешательства людей.
Кравцов поглядел на синюю океанскую равнину, мягко освещенную утренним
солнцем. Первое время у него дух захватывало от этой величественной
картины. Теперь океан вызывал у него только скуку, больше ничего.
"Двадцать семь дней до конца вахты", - подумал он и поскреб бородку
под левым ухом - новая, благоприобретенная привычка.
Кравцов прошел к центру плота, где возвышалась стопятидесятиметровая
буровая вышка, посмотрел на ленту в окошке самописца. Взгляд его стал
внимательным: за минувший день слабина талевого каната увеличилась на
пятнадцать миллиметров. Еще вчера они с Уиллом заметили, что канат
чуть-чуть свободнее обычного, но не придали этому значения. Но пятнадцать
миллиметров за сутки?..
Уилл плескался в "бассейне" - небольшом участке океана, огороженном
противоакульей сеткой. Ровно в четверть восьмого он вылезет из лифта,
отфыркается и скажет: "Сегодня очень теплая вода". В сухопаром теле Уилла
сидела точная часовая пружина, заведенная раз навсегда.
Кравцов положил в кашу масло, посолил ее, заварил чай и вышел из
камбуза в тот самый момент, когда Уилл поднялся на палубу. Кравцов вяло
отсалютовал ему рукой, Уилл кивнул, стянул с головы белую резиновую
шапочку, согнал ладонями воду с загорелого тела и сказал:
- Сегодня очень теплая вода.
- Кто бы мог подумать, - буркнул Кравцов.
Они завтракали под навесом. Уилл словно бы и не заметил гречневой
каши. Он надрезал булку, зарядил ее толстым ломтем ветчины и налил себе в
стакан чаю и рома.
- Напрасно вы не едите кашу, - сказал Кравцов.
- Спасибо. В другой раз, - спокойно ответил Уилл. - Как вы спали?
- Плохо. Меня мучили кошмары.
- Не читайте на ночь журналов на испанском.
- Лучше заниматься испанским, чем лепить из пластилина отвратительных
гномов.
- Да, - сказал Уилл, отхлебывая чай с ромом. - Мне пока не удается
вылепить вас. Может быть, потому, что я не совсем ясно представляю себе
вашу духовную сущность.
- Духовная сущность? - Кравцов, ухмыльнувшись, посмотрел на короткий
седоватый ежик Уилла. - Хотите, расскажу сказку? Заяц спросил у оленя:
"Зачем ты носишь на голове такую тяжесть?" - "Как зачем? - отвечает олень.
- Для красоты, конечно. Терпеть не могу тех, кто ходит с пустой головой".
Заяц обиделся и говорит: "Зато у меня богатый внутренний мир".
- Теперь я расскажу, - сказал Уилл, окутываясь дымом. - Один ирландец
попал в лапы к медведю. "Вы хотите меня съесть?" - спросил он. Медведь
сказал: "Да, я вас съем". Ирландец говорит: "Но как вы будете есть меня
без вилки?" Медведь был очень самолюбив, не хотел признаться, что не
знает, что такое вилка. Думал, думал и говорит: "Да, вы правы". И отпустил
ирландца.
- Это все?
- Да, это все.
Кравцов хмыкнул.
- Слабина каната - пятнадцать миллиметров, - сказал он, помолчав.
Уилл выколотил пепел из трубки и сплюнул в ящик с песком.
- Полезем вниз, парень. - С этими словами он встал и неторопливо
направился к вышке.
Кравцов поплелся за ним, глядя на его крепкие волосатые ноги и
аккуратную складку на светло-зеленых шортах.
Они отвалили тяжелую крышку люка в палубе и спустились под пол
буровой вышки. Здесь было темно и душно. Кравцов включил свет.
Перед ними был верхний край обсадной колонны, увенчанный набором
превентеров [мощная задвижка для герметизации всякой скважины или
кольцевого пространства между бурильными и обсадными трубами на случай
выброса подземных газов], сквозь которые уходила вверх бурильная труба.
Уилл постоял в раздумье, потом залез на верхний фланец, вытащил
линейку и замерил расстояние до подроторных брусьев.
- Ну, что вы обнаружили? - спросил Кравцов.
Уилл спрыгнул вниз, снова осмотрел превентеры, забормотал себе под
нос:
На питерхедском берегу
В засаде Мак-Дугал.
Шесть дюймов стали в грудь врагу
Отмерит мой кинжал...
- Ну и что? - Кравцов начал терять терпение.
- А то, что я сам устанавливал эти превентеры шесть лет назад. И будь
я проклят, если обсадная колонна не поднялась на добрых шесть дюймов!
- Вы твердо помните, как было, Уилл?
Уилл промолчал. Он не отвечал на такие вопросы.

2
Шесть лет назад по решению очередного МГГ - Международного
геофизического года - здесь, в океанской впадине, было начато бурение
сверхглубокой скважины для изучения состава Земли. Все страны-участницы
внесли свой вклад в сооружение плавучего основания. Четыре бригады
бурильщиков, отобранных международной комиссией, обосновались на плоту.
Все они были опытными морскими нефтяниками, но бурить на глубину пятьдесят
километров приходилось впервые. Правда, океанская впадина экономила свыше
десяти километров, но и сорок километров - не шутка.
Буровому инструменту впервые предстояло войти в подкорковую оболочку
Земли - загадочную мантию. Здесь, под океанским дном, слой Мохоровичича -
зона изменения свойств - ближе всего подходил к поверхности планеты.
Для проходки скважины были применены новейшие достижения мировой
техники. Металлические обсадные трубы из особо прочного сплава не
опускались до забоя; они проходили сквозь толщу океанской воды и
углублялись в донный грунт всего на несколько километров. Дальше стенки
скважины не укреплялись металлом: термоплазменный способ бурения,
сжигавший породу до газообразного состояния, одновременно оплавлял стенки
и делал их прочными, герметичными, предохраняя от обвалов и наглухо
перекрывая встречные водоносные пласты.
Сквозь этот колодец уходили в неизведанную глубину бурильные трубы.
Они не соединялись, как обычно, резьбовыми замками. Высокочастотный
сварочный автомат сваривал их между собой почти мгновенно во время спуска
колонны. А при подъеме трубы разрезались на стыках автоматическим
плазменным резаком.
Если бы вся скважина бурилась термоплазменным способом, то проходка
была бы закончена сравнительно быстро, "с одного захода". Но целью было не
само бурение, а последовательное взятие образцов породы из всех
встреченных пластов. Поэтому приходилось то и дело переходить на старинное
вращательное бурение с промывкой забоя утяжеленным глинистым раствором:
только медлительное колонковое долото могло выгрызть алмазными зубами керн
- образец породы в неискаженном природном состоянии, с ясно различимым
углом падения пласта, с сохранением естественной пористости, насыщения и
множеством других важных для геологов показателей.
Подчас приходилось прибегать не только к электробурам и турбобурам,
но и к роторному бурению, вращая всю огромную колонну труб. Пользоваться
ротором на таких глубинах удавалось только потому, что бурильные трубы
были изготовлены из нового, специально разработанного легкого и прочного
сплава.
Святилищем плота был "керносклад" - помещение, где на нумерованных
стеллажах, в полукруглых лотках лежали керны - длинные цилиндрические
столбики породы, выбуренные колонковым долотом. Хранилище занимало добрую
половину средней палубы плота. Там же помещалась лаборатория для
исследования образцов: некоторые сведения надо было получать немедленно,
сразу после подъема керна на поверхность. Потом образцы консервировались
до дальнейших исследований - заливались раствором, быстро
полимеризовавшимся в прозрачную пластмассу.
Много раз подымалась бурильная колонна, и геологи медленно читали -
буква за буквой - удивительную повесть недр и ломали головы над ее
загадками.
На сорок втором километре бурение внезапно застопорилось. Там, внизу,
стотысячеградусная плазма - электронно-ядерный газ - бушевала, билась о
забой. Стрелки приборов ушли вправо до упоров, ничего не помогало:
плазменная бурильная головка, не знавшая до сих пор преград, встретила на
своем пути неодолимое препятствие.
Решили поднять трубы и осмотреть головку, но трубы не поддавались:
что-то непонятное держало их в скважине.
Именно тогда один из буровых мастеров, бакинец Али-Овсад Рагимов,
сказал фразу, ставшую впоследствии знаменитой:
- Ни туда, ни сюда не хочет, совсем как карабахский ишак.
Несколько недель бились бурильщики, пытаясь сломить сопротивление
породы или поднять гигантскую колонну труб. Лучшие геологи мира спорили в
кают-компании плавучего острова о непонятном явлении. Тщетно. Скважина,
уходившая в немыслимую глубь, не собиралась выдавать людям свою тайну.
И тогда президиум МГГ решил прекратить работы. Круглый плот опустел.
Стих разноязычный говор, не приставали к причалу транспорты с гематитом,
глиной и поверхностно-активными веществами для бурильного раствора.
Улетели ученые. Опустел керносклад - образцы вывезли для окончательных
исследований.
Геологическая комиссия МГГ держала на плоту трехмесячные вахты.
Вначале вахта состояла из двух буровых бригад. Но шли годы, и вахта
постепенно сократилась до двух человек - инженеров по бурению.
Так продолжалось почти шесть лет. Каждое утро вахтенные инженеры
запускали лебедку, пытаясь поднять трубы. Каждое утро проверяли натяжение
талевых канатов. И неизменно в вахтенном журнале появлялась запись - на
всех языках она всегда означала одно: "Трубы не идут".
"Карабахский ишак" продолжал упорствовать.
Саша Кравцов был еще студентом, когда началось бурение сверхглубокой
скважины. Его чубатая голова была набита уймой сведений об этом небывалом
бурении, вычитанных из специальных журналов и услышанных от очевидцев.
Кравцов мечтал попасть на круглый плот в океане, но вместо этого, окончив
институт, получил назначение на Нефтяные Камни - морской нефтепромысел на
Каспии. Там он проработал несколько лет. И вдруг, когда все уже и думать
позабыли о заброшенной скважине, Кравцов был назначен на трехмесячную
вахту в океане.
Он обрадовался, узнав, что его напарником будет Уилл Макферсон - один
из ветеранов скважины. Первое время и впрямь было интересно: шотландец,
попыхивая трубкой, смешивая английские и русские слова, рассказывал о
"сверхкипящей" воде двенадцатого километра и о черных песках
восемнадцатого - песках, которые не поддавались колонковому буру и за два
часа "съедали" алмазную головку. Посмеиваясь, Уилл вспоминал, как
темпераментный геолог чилиец Брамулья бесновался, требуя во что бы то ни
стало добыть с забоя не менее восьми тонн черного песка, и даже молился,
испрашивая у бога немедленной помощи...
И еще рассказывал Уилл о страшной вибрации и чудовищных давлениях, о
странных бактериях, населявших богатые метаном пласты тридцать седьмого
километра, о грозных газовых выбросах, о пожаре, который был задушен ценой
отчаянных усилий...
Шотландец не любил повторяться, и когда его рассказы иссякли,
Кравцову стало скучно. Выяснилось, что во всем, кроме морского бурения, их
взгляды были диаметрально противоположны. Это значительно усложняло жизнь.
Они вежливо спорили о всякой всячине - от способов определения вязкости
глинистого раствора до сравнительного психоанализа русской и английской
души.
- Ни черта вы не понимаете в англичанах, - спокойно говорил Уилл. -
Для вас англичанин - смесь из Семюэля Пиквика, полковника Лоуренса и Сомса
Форсайта.
- Неправда! - восклицал Кравцов. - Это вы не понимаете русских. Мы в
вашем представлении - нечто среднее между братьями Карамазовыми и мастером
Али-Овсадом.
Кравцов бесился, когда Уилл рассуждал о вычитанных у Достоевского
свойствах загадочной русской души, где добро и зло якобы чередуются
параллельными пластами, как глина и песок в нефтеносных свитах. Кравцов
усмехался, когда Уилл вспоминал мастера Али-Овсада с его изумительным
чутьем земных недр. Однажды шотландец рассказал, как на двадцать втором
километре произошел необъясненный до сих пор обрыв труб. В скважину
опустили фотокамеру, чтобы по снимкам определить характер излома. Пленка
оказалась засвеченной, несмотря на сильную защиту от радиоактивности.
Тогда мастер Али-Овсад тряхнул стариной. Он спустил в скважину на трубах
"печать" - свинцовую болванку, осторожно подвел ее к оборванному концу
бурильной колонны и прижал "печать" к излому. Когда печать подняли и она
повисла над устьем скважины, Али-Овсад, задрав голову, долго изучал
вмятины на свинце. Потом, руководствуясь оттиском, он собственноручно
отковал "счастливый крючок" замысловатой формы, отвел этим крючком трубу
от стенки скважины к центру и, наконец, поймал ее мощным захватом -
глубинным овершотом.
- Ваш Али-Овсад - истинный ойлдриллер [нефтяник-бурильщик (англ.)], -
говорил Уилл. - Он хорошо видит под землей. Лучшего специалиста по
ликвидации аварий я не встречал.
Шотландец неплохо говорил по-русски, но с азербайджанским акцентом -
следствие близкого знакомства с Али-Овсадом. Он вставлял в речь фразы
вроде: "отдыхай-мотдыхай - такое слово не знаю, иди буровой работа
работай". Он вспоминал русское, по его мнению, национальное блюдо, которое
Али-Овсад по выходным дням собственноручно готовил из бараньих кишок и
которое называлось "джыз-быз".
Кравцов знал Али-Овсада по Нефтяным Камням, и формулы типа
"отдыхай-мотдыхай - такое слово не знаю" были ему достаточно хорошо
известны.
Любовь к морскому бурению и уважение к мастеру Али-Овсаду были,
пожалуй, единственными пунктами, объединявшими Кравцова и Уилла.

3
Прошли еще сутки. Индикаторы показали, что обе колонны труб -
бурильная и обсадная - поднялись вверх еще на двадцать миллиметров.
Поднять бурильную колонну с помощью лебедки не удавалось по-прежнему. Было
похоже, что земля потихоньку выталкивает трубы из своих недр, но
произвести эту работу человеку не позволяет.
Уилл заметно оживился. Напевая шотландские песенки, он часами торчал
под полом буровой вышки, у превентеров, возился с магнитографом, что-то
записывал.
- Послушайте, Уилл, - сказал Кравцов за ужином. - По-моему, надо
радировать в центр.
- Понимаю, парень, - откликнулся Уилл, подливая рому в чай. - Вы
хотите заказать свежие журналы на испанском.
- Бросьте шутить.
- Бросьте шутить, - медленно повторил шотландец. - Странное
выражение, по-английски так не скажешь.
- Повторяю по-английски, - подавляя закипающее раздражение, сказал
Кравцов. - Надо радировать в центр. В скважине что-то происходит.
Утром они запросили внеочередной сеанс связи и доложили Геологической
комиссии МГГ о странном самоподъеме труб.
- Продолжайте наблюдать, - ответил далекий голос вице-председателя
комиссии. - Ведь вам не требуется срочной помощи, Уилл?
- Пока не требуется.
- Вот и хорошо. У нас, видите ли, серьезные затруднения на перуанском
побережье. Новая военная хунта препятствует бурению.
- Советую вам свергнуть ее поскорее.
- Ценю ваш юмор, Уилл. Привет Кравцову. Всего хорошего, Уилл.
Инженеры вышли из радиорубки, и духота полудня схватила их влажными
липкими лапами. Кравцов поскреб бородку, сказал:
- Черт бы побрал военные хунты.
- Не все ли равно? - Уилл вытер платком шею. - Лишь бы они не мешали
работать ученым и инженерам.
- Мир состоит не только из ученых и инженеров.
- Это меня не касается. Я не интересуюсь политикой. Смешно на вас
смотреть, когда вы со всех ног кидаетесь к приемнику слушать последние
известия.
- А вы не смотрите, - посоветовал Кравцов. - Я же не смотрю на вас,
когда вы лепите женские фигуры и плотоядно улыбаетесь при этом.
- Гм... Мои улыбки вас не касаются.
- Безусловно. Так же, как и вас мои броски к приемнику.
- Вы проверили канат?
- Да, я выбрал слабину. Послушайте, Уилл, какого дьявола вы
согласились на вахту здесь? Вы, с вашим опытом, могли бы бурить сейчас...
- Здесь хорошо платят, - отрезал шотландец и полез в люк.

4
А трубы продолжали ползти вверх. Утром шестого дня Кравцов заглянул в
окошко самописца - и глазам своим не поверил: полтора метра за сутки!
- Если так пойдет, - сказал он, - то обсадная колонна скоро упрется в
ротор.
- Очень возможно. - Уилл, свежевыбритый, в синих плавках, вышел из
своей каюты.
- Вы будете купаться? - хмуро спросил Кравцов.
- Да, обязательно. - Уилл натянул на голову шапочку и пошел к
бортовому лифту.
Кравцов спустился в люк. Превентеры лезли вверх прямо на глазах.
"Придется вынуть вкладыши из ротора, чтобы превентеры могли пройти сквозь
него", - подумал, он и принялся отсоединять трубы гидравлического
управления.
Тут заявился Уилл, от него пахнуло морской свежестью.
- Сегодня очень теплая вода, - сказал он. - Ну, что вы тут делаете,
парень?
Они освободили превентеры от подводки, сняли с них все выступающие
части и поднялись наверх.
- Ничего не понимаю, - сказал Кравцов. - Ну ладно, самоподъем
бурильных труб. Невероятно, но факт. Но ведь низ обсадной колонны сидит в
грунте намертво. А она тоже лезет вверх. Дьявольщина какая-то. Не сегодня
- завтра верх обсадки с превентерами пожалует сюда.
- Придется срезать верхние бурильные трубы, - сказал Уилл.
Кравцов задрал бороденку и, щуря глаза за стеклами очков, посмотрел
на талевый блок. В последние дни они много раз выбирали слабину канатов, и
теперь талевый блок оказался вздернутым чуть ли не до самого "фонаря"
вышки. Подойдя к пульту, Кравцов взглянул на стрелку указателя.
- Только девять метров запаса, - сказал он. - Да, придется резать.
Уилл встал у клавиатуры пульта. Взвыл на пуске главный двигатель,
мягко загудели шестерни редукторов мощной лебедки: Уилл дал натяжку
бурильным трубам. Затем он тронул пальцами одну и другую клавиши. Из
станины автомата выдвинулся длинный кронштейн с плазменным резаком и
приник к трубе. За синим бронестеклом из вольфрамового наконечника со
свистом вырвалось тонкое жало струи электронно-ядерного газа. Автомат
быстро обернул резак вокруг бурильной трубы, пламя погасло с легким
хлопком, и кронштейн ушел назад.
Отрезанная восьмидесятиметровая "свеча" бурильных труб плавно
качнулась на крюке, автомат-верховой отвел ее в сторону и опустил на
"подсвечник" - будто пробирку в штатив поставил.
Освободившийся крюк с автоматическим захватом-спайдером, быстро пошел
вниз. Там, наверху, он казался немногим больше рыболовного крючка, теперь
же, спустившись, занял чуть ли не все пространство между металлическими
ногами вышки.
Спайдер сомкнул стальные челюсти вокруг оставшегося внизу конца
бурильной колонны. Уилл включил подъем, "подергал" трубу - на всякий
случай. Нет, скважина не отпускала колонну, трубы не поддавались, как и
прежде.
Больше делать было нечего. Кравцов уселся в шезлонг под навесом и
уткнулся в журнал на испанском. Ветерок приятно обвевал его тело. Уилл
снял ленту с магнитографа и, насвистывая, рассматривал запись.
Кравцов поднял голову.
- Что это может быть, Уилл? Скважина будто взбесилась...
- А что мы вообще знаем о земных недрах? - голос Уилла прозвучал
необычно резко. - Мы знаем, да и то прескверно, лишь тонкий слой бумаги,
наклеенный на глобус.
"Неплохо сказано", - подумал Кравцов.
- Если бы человечество не тратило столько сил и средств на
вооружение...
- Что вы сказали?
- Это я гак, про себя, - устало проговорил Кравцов. - Мы бы сумели
многое сделать, если бы сообща, всем миром...
- Никогда этого не будет, - перебил его Уилл.
- Будет. Обязательно будет.
- Человечество, о котором вы любите рассуждать, более склонно к
драке, чем к научным изысканиям.
- Не человечество, Уилл, а отдельные...
- Знаю, знаю. Вы мне уже объясняли: монополисты. Меня это не
касается, будь оно проклято.
Впервые Кравцов видел шотландца таким возбужденным.
- Ладно, оставим это, - сказал он, вытягивая длинные загорелые ноги.
- Но почему трубы прут вверх? Может быть, подъем морского дна?
Какие-нибудь подводные толчки...
Уилл отбросил ленту и что-то отметил в блокноте.
- Вы мне лучше скажите, почему намагничиваются трубы, - проворчал он.
- Намагничиваются? - Кравцов недоуменно вздернул брови. - Вы уверены?
Уилл не ответил.
- Но этот сплав не может намагничиваться...
- Знаю. Но факт есть факт. Вот вам график ежедневных замеров за два
месяца. - Он протянул Кравцову раскрытый блокнот.
Кравцов считал возню шотландца с магнитографом причудой. Но теперь,
посмотрев на аккуратный график, он поразился. Намагниченность труб, ничем
себя не обнаруживавшая прежде, внезапно возникла две недели назад и
заметно увеличивалась с каждым днем. В целом она была очень слабенькая, но
ведь ей не полагалось быть вовсе...
- Вы хотите сказать, Уилл...
- Я хочу сказать, что надо идти обедать.

5
Кравцов проснулся от завывания ветра. Было еще очень рано, рассвет
только начинал подсвечивать густой мрак ночи. Ветер врывался сквозь
распахнутые иллюминаторы в каюту, раскачивал шторки, шелестел страницами
журналов на столе. Он был прохладный и влажный, пахнул далекой московской
осенью, и Кравцову стало тревожно и сладко.
"Скоро конец вахты", - подумал он и вдруг вспомнил то, что
происходило в последние дни на плоту. Дремотная размягченность мигом
слетела с Кравцова.
Он оделся и вышел из каюты. Буровая была освещена. Что там делает
Уилл в такую рань? Кравцов быстро пошел к вышке. Он слышал, как
посвистывает ветер в ее металлических переплетах, слышал, как рокочет
океан, разбуженный начинающимся штормом. В темном небе не видно было ни
луны, ни звезд.
Кравцов взбежал на мостки буровой. Там, возле устья скважины, стоял
шотландец.
- Что случилось, Уилл?
Но он уже и сам увидел, что случилось. Превентеры медленно
поднимались сквозь восьмиугольное отверстие ротора, освобожденное от
вкладышей. Они лезли вверх прямо на глазах, выносимые обсадной колонной, -
дикое, непонятное, небывалое зрелище...
- Придется снять превентеры, - сказал Уилл.
- Не опасно, Уилл? А вдруг газовый выброс...
- Надо их снять, пока они здесь. Когда их унесет наверх, снимать
будет трудней.
Они принялись орудовать электрическими гайковертами, освободили
массивный фланец и сняли превентер, подцепив его к крюку вспомогательной
лебедки. Так же отсоединили они второй и третий превентеры. Когда они
возились с последним, он был уже на уровне груди: обсадная колонна
продолжала лезть вверх, выталкиваемая таинственной силой.
Правда, она лезла не так быстро, как бурильная колонна, - та уже
здорово поднялась, метров на сорок над устьем, но что будет дальше? Что
будет, когда она вылезет еще и закроет собой бурильные трубы? Резать? Но
автомат плазменного резака рассчитан только на восьмидюймовую бурильную
трубу, он не сможет обернуться вокруг двадцатидюймовой обсадной. Да и кому
могло прийти в голову, что обсадная колонна вздумает вылезать из
скважины?..
Кравцов поскреб бородку, сказал:
- Что сделал бы на нашем месте Али-Овсад?
- То же, что сделаем мы, - ответил Уилл.
Они взглянули друг другу в глаза.
- Спустить в бурильную колонну труборезку? - спросил Кравцов.
- Не успеем. Скорость все время возрастает. Да и не справимся вдвоем.
Будем рвать бурильные трубы.
Такие решения Принимают лишь в самых крайних случаях. Но тут и был
самый крайний случай. Им не справиться с обеими колоннами труб, ведь их
скорость все время прибывает. Да, только это и остается: тянуть бурильную
колонну, пока она не порвется где-нибудь в глубине, а затем как можно
быстрее вытягивать и резать автоматом оборванную плеть. После этого
останется только борьба с обсадной колонной.
Снова легли пальцы Уилла на клавиатуру пульта. Взвыл главный
двигатель, загудели шестерни редукторов. Поскрипывали, вытягиваясь под
страшной нагрузкой, талевые канаты, - жутковато становилось от этого
скрипа. Ветер, налетая порывами, путался в туго натянутых канатах,
высвистывая пиратскую песню. Стрелка индикатора нагрузки, дрожа, подползла
к красной черте. Молча смотрели инженеры на стрелку - и вдруг они услышали
слабый щелчок. Звук донесся из глубины по длинному телу колонны. Стрелка
резко качнулась влево: теперь на крюке висело только десять тысяч триста
метров труб.
- Порвали! - радостно воскликнул Кравцов. - Включайте резак.
Крюк продолжал вытягивать из скважины оторванную плеть бурильных
труб. Уилл уравнял скорость резака со скоростью подъема, и кронштейн
пополз вверх по штанге рядом с трубой, и синее пламя плазмы опоясало
трубу. Пока автомат-верховой отводил отрезанную свечу, резак съехал вниз и
снова приник к трубе, и так они отрезали свечу за свечой, и резак ходил
вверх-вниз, вверх-вниз.
Уже давно рассвело, припустил и перестал дождь, и ветер гнал низко
над океаном стада бурых туч.
Потом обсадная колонна вылезла настолько, что мешала резать
бурильную. Пришлось заняться ею. Кравцов снял плазменный резак с
кронштейна автомата и, держа его в руках, принялся кромсать шершавое,
облепленное морскими раковинами тело обсадной трубы, пока не срезал его
"под корень". И снова заходил вверх-вниз автомат.
Незаметно текли часы, наступил вечер.
Наконец они закончили эту дьявольскую работу: вся оборванная плеть
бурильных труб была вытянута и порезана и расставлена на подсвечнике.
Кравцов поплелся варить кофе. Когда он вышел из камбуза с подносом в
руках, Уилл корчился в шезлонге, держась за сердце.
- Нитроглицерин, - прохрипел он. - В стенном шкафу, верхняя полка...
Слева...
Кравцов кинулся в каюту Уилла, схватил стеклянную трубочку. Уилл
положил под язык две белые горошины.
- Ну, лучше вам? - встревоженно спросил Кравцов.
Уилл кивнул.
Кравцов напоил его кофе и поспешил в радиорубку. Только в
одиннадцатом часу вечера ему удалось связаться с центром.
- Да, да! Срочно! - кричал он. - Не менее двух бригад! И врача!..
Что? Да, врача, у Макферсона приступ...
Уилл выхватил у него микрофон.
- Не надо врача, - сказал он ровным голосом. - Четыре аварийные
бригады - полный круг - поскорее.

6
Моросил дождь, и океан был неспокоен.
Кравцов ничего не замечал. Всю ночь он резал обсадные трубы и не
заметил, как наступило серое утро. Лишь два раза он позволил себе сделать
передышку, чтобы проведать Уилла. Шотландец лежал у себя в каюте без сна.
- Какая скорость? - чуть слышно спрашивал он.
- Четыре метра в минуту, - отвечал Кравцов, беспокойно глядя на него.
- Как вы тут? Не лучше?
- Резак, - шептал Уилл. - Резак исправен?
- Исправен. - Кравцов пожал плечами. - Ну, ладно, постарайтесь
поспать, Уилл. Пойду.
Плазменный резак работал исправно, только вот руки ныли от его
тяжести. Трубы лезли из скважины все быстрее. Кравцов еле успевал цеплять
обрезки труб на крюк вспомогательного подъемника.
Кончился аргон, и ему пришлось бежать на склад, грузить на тележку
новые баллоны. Он провозился там с полчаса, и, когда он подъехал на
тележке по рельсовому пути к буровой, обсадная колонна подбиралась уже
чуть ли не к самому кронблоку.
Кравцов переключил управление с главного пульта на пульт лифта и
поднялся наверх. С трудом ему удалось сменить восьмидюймовый спайдер на
двадцатидюймовый. Затем, когда спайдер двинулся вниз, навстречу трубе, и,
лязгнув, обхватил мертвой хваткой ее верхний край, Кравцов отрегулировал
скорость подъема, спустился вниз и включил резак.
Он перерезал трубу - рез пошел косо - и оттянул вспомогательным
подъемником ее конец, подвел под него тележку.
Несколько осторожных манипуляций - и стодвадцатиметровая плеть легла
на мостки по ту сторону вышки.
Теперь над устьем скважины возвышался, как пень срубленного дерева,
трехметровый обрезок. Пока он дойдет до верха, есть немного времени.
Надо напоить Уилла чаем.
Сутулясь и едва передвигая ноги, Кравцов побрел к каюте шотландца.
Он стянул рукавицы и вытер ими лицо, мокрое от пота и дождя. Голова
слегка кружилась от усталости, а может быть, оттого, что он, в сущности,
целые сутки ничего не ел.
Уилла в каюте не было.
Дверь камбуза была распахнута. Кравцов побежал туда. Ну, конечно,
торчит у плиты, помешивает ложкой в кастрюле...
- Какого дьявола вы возитесь тут? - заорал Кравцов, не помня себя от
ярости. - Сейчас же ложитесь!
- Гречневая каша, - тихо сказал Уилл. - Я не представлял себе, что
она так медленно разваривается.
Кравцов помолчал, глядя на синие круги под глазами шотландца.
- Ложитесь, - повторил он. - Я сам доварю ее.
- Вам следовало стать тюремным надзирателем, а не горным инженером, -
проворчал Уилл и вышел на веранду.
Кравцов снял с плиты чайник и налил чаю Уиллу и себе. Он сделал
несколько глотков - и поставил кружку на стол. Отсюда, с веранды, было
видно, как ползла внутри вышки обсадная колонна, скорость се заметно
возросла.
Кравцов побежал к вышке. Но, когда он включил резак, вместо острого
синего жала высокотемпературной плазмы вспыхнуло широкое, ленивое,
коптящее пламя.
Кравцов выругался и отошел с резаком назад под яркий свет лампы,
чтобы посмотреть, в чем дело. Но едва он сделал пять шагов, как резак в
его руках исправно выбросил плазму.
Что еще за новости?..
Он поспешил к трубе, наставил резак, но плазма опять превратилась в
простой огонь. Кравцов нервно крутил ручки вентилей, дергал шланги - ничто
не помогало.
- Я ожидал этого, - раздался голос за его спиной.
- Послушайте, Уилл, если вы сейчас же не ляжете...
- Потушите резак, он не будет работать.
- Почему?
- Самоподъем ускоряется, и магнитное поле колонны возросло. Ионизатор
резака вблизи скважины отказывает. Нейтрализация, понимаете?
- Что же делать? - Кравцов выключил резак и швырнул его на палубу.
- На складе есть газовые горелки.
- Старье, - пробормотал Кравцов.
- Другого выхода нет. Надо резать.
Они взобрались на тележку и поехали в склад. Баллоны, с газами
пришлось вытаскивать из дальнего, заставленного разным инвентарем угла.
Уилл вдруг глухо застонал, сел на ящик. Кравцов оставил баллон, подбежал к
шотландцу.
- Ничего... Сейчас... - Уилл трясущейся рукой вынул из кармана
стеклянную трубочку, положил под язык белые горошины. - Сейчас пройдет.
Поезжайте...
Кравцов погнал нагруженную тележку к буровой. Лихорадочно, до крови
сбивая суставы пальцев, он вталкивал баллоны в гнезда рампы, навертывал
соединительные гайки.
Газовая резка шла куда медленнее. Нескончаемо тянулось время, и
нескончаемо тянулись из устья скважины новые и новые метры трубы.
Семь метров в минуту!
Он кромсал трубу как попало и уже не оттаскивал отрезанные куски,
только отскакивал, когда они с грохотом рушились на мостки. Гудело, не
переставая, голубое пламя, и горелка дрожала в его руках, и резы шли
вкривь и вкось.

Час прошел? Или сутки? Время остановилось. Гудящее пламя - и грохот
отваливающихся кусков труб. Больше ничего. И еще только одна мысль в
отупевшем мозгу: "Сам ее добью... Сам..."
Он не видел, как приплелся Уилл и стал следить за давлением,
переключая рампу с пустых баллонов на полные.
Он не слышал рокота воздушных моторов. Не видел, как возле плота сел
на неспокойную воду белый гидросамолет и как надувные красные шлюпки с
людьми в брезентовых плащах направились, прыгая на волнах, к причалу.
Чья-то тяжелая рука опустилась на его плечо.
- Убирайтесь! - рявкнул он из последних сил и дернулся.
Рука отпустила плечо, но не исчезла. Она выхватила у Кравцова
горелку, а другая рука мягко отстранила его.
Кравцов поднял голову и тупо уставился на жесткое, в морщинах, лицо с
черными усиками над губой.
- Али-Овсад?.. - проговорил он, с трудом ворочая языком.

7
В те дни во многих газетах мира появились сообщения собственных
корреспондентов из Манилы, Джакарты и Токио, подхваченные затем
провинциальными газетами.
"Вести с Тихого океана: ожила стодвадцатитысячефутовая скважина,
заброшенная еще во время прошлого МГГ".
("Нью-Йорк герольд трибюн").
"Загадочное явление природы. Недра выталкивают бурильные трубы из
сверхглубокой скважины".
("Таймс").
"Подвиг советского инженера. Сутки напряженной борьбы на плавучем
острове в Тихом океане".
("Известия").
"Мастер Али-Овсад приходит на помощь".
("Бакинский рабочий").
"Схватка русского и шотландца с морским дьяволом".
("Стокгольм тиднинген").
"Кара господня за дерзкое проникновение в глубь Земли".
("Оссерваторе Романа").
"Мы встревожены: это опять около нас".
("Ниппон таймс").
"Настало время вешать ученых и цветных".
("Джорджия он сандей").

8
Кравцов посмотрел на индикатор и, сморщившись, поскреб шею под левым
ухом. Бороду он сбрил сегодня утром, но привычка осталась. Десять метров в
минуту... Скоро вся обсадная колонна выползет наружу...
Четыре бригады, сменяясь, резали и резали трубы, еле справлялись с
бешеным темпом подъема. Плот был завален кусками труб; автокран
беспрерывно грузил их в самосвалы, а у причала трубы перегружались в трюмы
транспортного судна под голландским флагом. Это судно было по радио
зафрахтовано президиумом МГГ в Маниле. Туда же, в Манилу, срочно прилетели
два представителя Геологической комиссии МГГ, и судно, приняв их на борт,
форсированным ходом направилось к плоту. Сразу по его прибытии началась
погрузка.
К Кравцову вразвалочку подошел мастер Али-Овсад. Жесткая, дубленная
ветрами и зноем кожа его лица лоснилась от пота.
- Жалко, - сказал он.
- Да, жарко, - рассеянно отозвался Кравцов.
- Я говорю: жалко. Такой хороший труба - очень жалко. - Али-Овсад
поцокал языком. - Джим! - крикнул он белобрысому долговязому парню в
кожаных шортах. - Давай сюда!
Джим Паркинсон спрыгнул с мостков и пошел по трубам, размахивая
длинными руками. Несмотря на свою молодость, Джим был одним из лучших
монтажников техасских нефтяных промыслов. Он остановился, балансируя на
трубе, и с улыбкой посмотрел на Али-Овсада. Тень от зеленого целлулоидного
козырька падала на его узкое лицо, челюсть ритмично двигалась, пережевывая
резинку.
Али-Овсад указал ему на крюк вспомогательного подъемника.
- Люльку подвешивай, билирсен? [Понимаешь? (азерб.)] Свои
ребята-автогенщик в люльку сажай, поднимай рядом с трубой. Такая же
скорость, как труба лезет, да? - Али-Овсад показал руками, как поднимается
колонна труб, а рядом с ней люлька. - Лифт! Ап! Билирсен?
Кравцов хотел было перевести это на английский, но оказалось, что
Джим прекрасно понял Али-Овсада. Он выплюнул резиновый комок, удачно попав
между своими ботинками и ботинками Али-Овсада, и сказал:
- О'кей!
Затем он нагнулся, дружелюбно хлопнул бакинца по плечу и добавил:
- Али-Офсайт - карашо!
И, хохотнув, пошел отдавать распоряжения своим парням.
Через четверть часа люлька, подхваченная крюком подъемника, поползла
вверх рядом с обсадной колонной. Здоровенный черный румын из подсменной
бригады оглушительно свистнул и заорал:
- Давай, давай!
Техасец-газорезчик выглянул из люльки и, осклабившись, оттопырил
вверх большой палец. Затем он выставил, как ружье, горелку и впился огнем
в серое тело трубы.

9
Около семи часов вечера представитель Геологической комиссии чилиец
Брамулья созвал в кают-компании совещание.
- Сеньоры, прошу высказываться. - Он залпом осушил стакан холодного
лимонада и откинул жирный торс на спинку плетеного кресла. - Уилл, не
угодно ли вам?
Уилл, несколько оправившийся после приступа, сидел рядом с Кравцовым
и листал свой блокнот.
- Пусть вначале мой коллега Кравцов сообщит результаты последних
замеров, - сказал он негромко.
- Да, пожалуйста, сеньор Кравцов.
- Скорость самоподъема - одиннадцать метров в минуту, - сказал
Кравцов. - По моим подсчетам, при наблюдаемом нарастании скорости обсадная
колонна примерно через четыре часа будет полностью вытолкнута из грунта.
Ее нижний край повиснет над дном океана...
- Позвольте, молодой человек, - перебил его сухонький австриец Штамм,
единственный из всех обитателей плота при галстуке, в пиджаке и брюках. -
Вы употребили выражение "вытолкнута". Если так, то низ колонны никак не
может "повиснуть", как вы изволили выразиться. Его, очевидно, будет
подпирать то, что вытолкнуло его, не так ли?
- Пожалуй... - Кравцов слегка опешил. - Просто я не так выразился...
Теперь о бурильной колонне. Вы знаете, что мы оборвали ее на глубине, но
она, несомненно, тоже ползет вверх. По моим подсчетам, ее верхний край
находится сейчас на глубине около семи тысяч метров, то есть он
поднимается внутри обсадной Колонны, в той ее части, которая находится в
толще воды. - Кравцов говорил медленно, тщательно подбирая слова. - К
шести часам утра можно ожидать появления бурильной колонны над устьем
скважины. Я предлагаю...
- Позвольте, - раздался дребезжащий голос Штамма. - Прежде чем
перейти к предложениям, следует кое-что уточнить. Считаете ли вы, господин
Кравцов, что вместе с обсадной колонной выталкивается и искусственная
обсадка, иначе говоря, оплавленная порода стенок скважины, которая служит
как бы продолжением обсадной колонны?
- Не знаю, - неуверенно произнес Кравцов. Он немного робел перед
Штаммом, чем-то австриец напоминал ему школьного учителя географии. - Я,
строго говоря, не геолог, а всего лишь бурильщик...
- Вы не знаете, - констатировал Штамм. - Пожалуйста, продолжайте.
- Наши газорезчики... - Кравцов прокашлялся. - Газорезчики уже сейчас
с трудом управляются. Что же будет, когда трубы попрут... извините,
полезут еще быстрее? Я предлагаю срочно радировать в центр, чтобы на плот
доставили фотоквантовый нож. У нас в Москве есть прекрасная установка -
ФКН-6А. Она мгновенно режет материал какой угодно прочности.
- ФКН-6А, - повторил Брамулья и покивал головой. - Да, это мысль. -
Он влил в свою глотку еще стакан лимонада. - Почему вы замолчали?
- У меня все, - сказал Кравцов.
- Сеньор Макферсон?
- Да, - отозвался Уилл. - Мое мнение таково. Скважина прошла в
какую-то трещину мантии. Неизвестное вещество, сжатое огромным давлением
до пластичного состояния, нашло выход и выталкивает колонну...
- Позвольте, - вмешался Штамм. - Господа, нужна какая-то
последовательность. Я возвращаюсь к вопросу об искусственной обсадке.
Считаете ли вы...
- Не думаю, мистер Штамм, что стенки скважины могут быть столь сильно
разрушены, - сдержанно сказал Уилл.
- Вы не думаете, - резюмировал австриец. - А я думаю, что надо
немедленно спустить телекамеру и посмотреть, что происходит с грунтом.
Телекамера на плоту имеется, не так ли? Пока мы будем се опускать,
обсадная колонна выйдет из грунта, и мы увидим, как ведет себя
искусственная обсадка. Я удивлен, господин Макферсон, что вы не
предприняли спуска телекамеры с самого начала явления. Прошу вас,
продолжайте.

Войскунский Евгений - Черный столб => читать книгу далее


Надеемся, что книга Черный столб автора Войскунский Евгений вам понравится!
Если это произойдет, то можете порекомендовать книгу Черный столб своим друзьям, проставив ссылку на страницу с произведением Войскунский Евгений - Черный столб.
Ключевые слова страницы: Черный столб; Войскунский Евгений, скачать, читать, книга и бесплатно