Левое меню

Правое меню

 Скотт Вальтер - Шотландские нравы -. Уэверли, или шестьдесят лет назад 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Вулвертон Дэйв

Байки из дворца Джаббы Хатта-14. Свободный куаррен во дворце


 

На этой странице сайта выложена бесплатная книга Байки из дворца Джаббы Хатта-14. Свободный куаррен во дворце автора, которого зовут Вулвертон Дэйв. На сайте strmas.ru вы можете или скачать бесплатно книгу Байки из дворца Джаббы Хатта-14. Свободный куаррен во дворце в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB, или же читать онлайн электронную книгу Вулвертон Дэйв - Байки из дворца Джаббы Хатта-14. Свободный куаррен во дворце, причем без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Байки из дворца Джаббы Хатта-14. Свободный куаррен во дворце равен 17 KB

Вулвертон Дэйв - Байки из дворца Джаббы Хатта-14. Свободный куаррен во дворце - скачать бесплатно электронную книгу



Звездные войны - 88

Оригинал: Dave Wolverton, “A Free Quarren in the Palace: Tessek's Tale”
Дэйв Волвертон
Свободный куаррен во дворце
(История Тессека)
Байки из дворца Джаббы Хатта-14
(Звездные войны)
* * *
Тессек лежал в бассейне с водой, якобы предаваясь послеполуденной дреме, хотя на самом деле он обдумывал завтрашние планы. К полудню, так или иначе, Джабба Хатт будет мертв. Завтра утром в десять часов хатт планировал провести инспекцию партии спайса на одном из своих крупнейших складов в Мое Айсли. И в этот час префект Юджин Тальмонт, самодовольный осведомитель Империи, планировал совершить набег на склад в надежде получить пост где-нибудь за пределами этого булыжника.
Тальмонту неизвестно о том, что Тессек их всех подставил. Тессек подкупил двух младших офицеров Тальмонта, чтобы те открыли огонь по Джаббе и своему собственному начальнику, а затем поспешили уйти до того, как сработает бомба, скрытая в транспорте Джаббы, взорвав Джаб-бу, Тальмонта и практически пустой склад. Один из двух офицеров будет, скорее всего, взят на место Тальмонта в качестве префекта, а Тессек продаст криминальные аферы Джаббы госпоже Ва-лариан — — за немалое вознаграждение.
Тем временем для самого себя Тессек сохранил бы «чистые» дела Джаббы, те, которые существовали только для операции по отмыванию денег. Уже четыре года Тессек подумывал заняться таким бизнесом. По его наблюдениям, чистые организации хатта приносили примерно столько же, сколько и его криминальные дела. И многие из благородных, законопослушных личностей удивились бы, узнав истинную сущность их работодателя. Тессек мысленно улыбнулся, обдумывая заговор, но что-то его беспокоило.
Он услышал звук внутри своего дома. Он все еще лежал тихо, чуть приоткрыв один глаз и вглядываясь в темнеющие комнаты, Куаррен был уверен, что слышал движение — глухой, скребущий звук металла по пластиловым полам его комнаты.
Но комната оставалась темной, только бесформенные груды старой одежды были разбросаны по полу. Он долго изучал их, пока наконец не заметил что-то возле дверного проема: большой паукообразный дроид, сделанный из черного металла, с тусклыми головными лампочками, святящимися, как глаза. Б'омаррский моз-гоносец. Из всех обитателей дворца Джаббы Хатта только Б'омаррцы были страшнее, чем сам Джабба. Где-то глубоко под крепостью хирургически удаленные мозги Б'омаррцев хранились в сосудах, наполненных питательным веществом, где веками они могли размышлять о космосе, не отвлекаясь на чувства. В редких случаях мозг иногда вызывал одного из паукообразных дроидов, которые доставляли их на верхние уровни дворца.
Тессека интересовали мотивы этих созданий. Шпионы, все они шпионы.
Тессек щелкнул пальцем по выключателю, блокирующиму закрытую дверь в его комнате, затем выбрался из бассейна, позволяя драгоценной жидкости пролиться на теплые полы.
Слишком поздно Б'омаррец понял, что он в ловушке, и мозг монаха, запертый в паукообразном теле, засуетился по комнате, ища укрытия за кучей одежды.
— Давай же, о великий просветленный, — поддразнил Тессек, — встреть неминуемую смерть хладнокровно.
К его удивлению, монах остановился на полушаге, затем повернулся к нему, мерцая яркими огнями. Он взобрался на груду грязной одежды и царственно встал, нацелив линзы камер на Тессека.
— А ты встретишь неминуемую смерть так же хладнокровно? — монах разговаривал через крошечный вокодер на животе паука.
Тессек нервно рассмеялся, затем начал заправлять бластер в ремень на своем бедре, еще один на левом колене, вложил виброклинки в ножны на спине, на правом колене и левом запястье. Сначала он хотел убить монаха немедленно, но теперь решил сперва поиграть с ним.
— Ты притворяешься, что знаешь будущее, видишь мою смерть? — спросил Тессек. — Но в то же время не можешь видеть свою?
— Может быть, я пришел сюда в поисках собственной смерти, — ответил монах. — Может быть, я жажду этой идеальной свободы, так же как жаждешь свободы ты.
— Я уже свободный куаррен, — сказал Тес-сек. — Я работаю на Джаббу на добровольной основе и могу покинуть эту работу, когда пожелаю. Я свободен.
Он спрятал последний нож, вытащил бластер, проверил, полностью ли тот заряжен, затем установил его на смертельную мощность.
— Ты не волен вернуться к зеленым морям твоего родного мира, — возразил монах. — Мон каламари с презрением относятся к представителям твоей расы. Годами вы служили им, и теперь потому, что один куаррен предал их Империи, остальные стали изгоями. И ты поклялся, что когда-нибудь освободишь себя, что никогда не будешь служить существу другой расы.
— Как ты можешь знать о таких вещах, когда заключен в эти сосуды? — — спросил Тессек.
— Я читал твои мысли, пока ты спал. Я почувствовал жажду, и я пришел предложить тебе свободу, которой ты желаешь.
— Ты можешь читать мои мысли? — спросил Тессек, подозревая, что это правда.
— Разумеется, — сказал монах. — Я знаю, что ты планируешь кончину Джаббы, но боишься, что твои собственные приспешники — Рие-Йиес, Ба-рада и викваи — мало годятся на это и не заслуживают доверия, чтобы осуществить твои планы.
— В общем-то ты намного мудрее своих коллег, мудрее, чем сам Джабба, — у Тессека возникло подозрение, что монах пытался польстить ему.
— Ты надеешься убить хатта, завладеть его богатством, разбросанным по всей Галактике, и занять его место. Ты думаешь, что, сделав это, будешь свободен. Ты полагаешь, что богатство купит тебе уважение и душевное спокойствие, которого ты ждешь…
— Но?.. — спросил Тессек.
— Но со временем ты обнаружишь, что стал рабом богатства, пойманным в паутину подозрений и лжи, управляемым заговорами существ, очень похожих на тебя. Даже сейчас ты сражаешься с этой паутиной. Джабба подозревает, что ты хочешь убить его. Его шпион, Салациус Крамб, следует за тобой тенью, вместе с охранником Ортуггом, и Биб Фортуна также хорошо осведомлен о твоей неверности. Джабба следит за твоими усилиями и забавляется, планируя твою безвременную кончину.
— Так что я должен делать? — беспокойно спросил Тессек, щупальца возле его губ задрожали.
Его сердца колотились в груди, и капля чернил потекла из ротовой железы — древняя реакция его расы на страх.
— Иди за мной, — настойчиво прошептал монах, — в царство Б'омарр в подземельях дворца. Мы укажем тебе путь к покою и просветлению.
— Но сначала вы вырежете мой мозг из тела? — спросил Тессек. — Спасибо за предложение, но нет! — — Он выхватил бластер и выстрелил так быстро, что у монаха не было времени двинуться. Паукообразное тело взорвалось синими искрами, разлетевшимися по дальней стене, сгорающие ноги изогнулись в мучительных спазмах.
Зеленокожий охранник-гаморреанец ворвался в комнату, размахивая огромным вибротопором. Тессек узнал Ортугга по массивным пожелтевшим клыкам и ощутимому запаху.
— Что произошло? — — хрюкнул Ортугг, возникнув в дверях.
От внимания Тессека не ускользнуло, что Ортугг смог преодолеть голосовой замок на двери.
— Я проснулся и стал надевать оружие, когда это существо появилось в дальнем конце моей комнаты, — ответил Тессек, раздумывая, не пристрелить ли ему заодно и Ортугга, но решил этого не делать. — Во дворце недавно было несколько странных смертей, и я решил не рисковать. Пойди и скажи Джаббе, что я избавился от убийцы среди нас.
Тессек добавил последнюю фразу экспромтом. Конечно, во дворце случилось несколько загадочных убийств, и на телах не было признаков физического насилия. Но Тессек подозревал, что все они могли относиться к неуклюжему трехглазому грану Рие-Ииесу. Конечно, это похожее на скотину создание проводило больше времени пьяным, чем трезвым, и погружалось глубже и глубже в одинокое безумие, становясь все более жестоким. Если бы Рие-Йиес не был одним из самых ценных (хоти и не благонадежных) помощников Тессека, он бы уже разобрался с ним. Тессек любил переводить подозрения на монахов. Конечно, это давало Джаббе информацию для размышления.
Ортугг поскреб пальцем между двумя роликами жира под щетинистым подбородком и обдумал объяснение Тессека. Если бы это был любой другой гаморреанец, например, такой болван, как Гартогг, который таскал повсюду гниющие трупы, думая, что они будут ценными «уликами» убийства, он бы принял слова Тессека за чистую монету. Но Ортугг только продолжил почесываться и произнес: «Хм-м-м…» — Хватит думать, болван! — рявкнул Тессек. — Если ты слишком туп, чтобы видеть правду, я сам скажу Джаббе и сам получу от него награду.
Тессек поспешно вышел в коридор, к пролету широких каменных ступеней. Он слышал стоны измученных дроидов, которых пытали в боковом помещении, рев зверей в ямах, пленников в подземельях. Дом Джаббы был домом боли, рабства и стонов. Когда Тессек станет повелителем этой крепости, все изменится. Эти залы будут наполнены звуками музыки и беззаботной болтовней. Тессек был бизнесменом и вовсе не мечтал стать злодеем. Джабба тратил ценные ресурсы — как созданий из плоти, так и дроидов — на свои грязные злобные деяния.
Через мгновение Ортугг выбежал из комнаты, бряцая кольчугой, и бросился за Тессеком с криком: — Стой! Стой! Я скажу Джаббе о тебе! Разумеется, Тессек предвидел такую реакцию. Намека на возможную награду было достаточно, чтобы затмить рассудительность даже самого умного гаморреанца.
Итак, Тессек мог свободно приступать к своим ежедневным делам. Впереди у него был день, полный забот, нужно было осуществить много планов. Его первый пункт назначения был у Ба-рады, заведующего транспортом Джаббы.
Немногим из слуг Джаббы было дозволено иметь собственные спальни. Такие удобства были дарованы только тем, чья анатомия, как у Тессека, требовала специальных условий. Остальные обитатели довольствовались тронным залом Джаб-бы, так что Джабба спал вместе с многочисленной охраной, и для его собственных сторонников становилось труднее плести заговоры против него.
Но все же были и те, кто, как Барада, имел собственные комнаты. Барада был обречен спать в ангаре, где он мог заодно охранять транспортные средства.
Тессек неспешно спустился на нижний уровень дворца, затем осторожно поскреб дверь в ангар. Та со свистом скользнула в сторону. Тессек заскочил внутрь, и дверь резко захлопнулась за ним.
Транспортный отсек был обширным помещением, в котором находилась баржа развлечений Джаббы, дюжины судов для перевозной торговли, флаеры, гравициклы, защищенные от кражи тяжелой взрывоустойчивой дверью. В помещении пахло ржавчиной, смазкой, краской и пылью.
Наружная дверь в транспортный отсек, к счастью, защищала от дневного зноя. В одном из углов комнаты лежали камни с насыпанным на них слоем песка. На нем лежал Барада, раздетый до пояса, его желтые глаза тускло мерцали в слабом свете рабочих ламп.
— Что такое? — прошипел Барада.
Барада был свирепым существом с потрескавшейся коричневой кожей, похожей на суровые пустыни Татуина и по структуре, и по цвету, хотя гребень на его черепе иногда менялся на ярко-красный. Умный, скрытный, он стал одним из немногих слуг, которым Джабба доверял.
Барада должен был сам выкупить свою свободу у хатта, но Джабба обманывал его слишком долго.
Он мог бы поступить мудрее, освободив Бараду и наняв его честно. Вместо этого хатт слишком поздно узнает, что его доверие не оправдалось.
— Сегодня тот самый день, друг мой, — тихо ответил Тессек. — Ты заработаешь свою свободу. Все в норме? В надежном месте?
Он не осмеливался говорить более открыто, спрашивая о бомбе, закрепленной на транспорте Джаббы.
Барада утвердительно прикрыл глаза.
— Я не ложился спать весь день, подготавливая баржу, но до того как пошел отдыхать, узнал кое о чем интересном.
— О чем же?
— Во дворец Джаббы снова проникли члены Альянса!
Тессек зашипел от недовольства: — Расскажи мне об этом.
— Помнишь женщину, которая притворилась убезианским охотником за головами и привела вуки, друга Хэна Соло, а потом попыталась спасти его? Мы установили ее личность. Это не кто иная, как Лейя Органа, принцесса с Алдера-ана. А Джабба приковал ее у своих ног.
— Вот кретин, — сказал Тессек. — Неужели Джабба не понимает, как это опасно? Задерживать Хэна Соло довольно опрометчиво, а добавить к нему еще и вуки — просто безрассудно. Но заключить в тюрьму принцессу? Разумеется, Альянс организует операцию по спасению!
— Джабба так не думает. Ты бы слышал, как он хохотал, когда узнал о том, кто она.
— Джабба может смеяться сейчас, но мы посмотрим, кто будет смеяться последним! Наши замыслы скоро принесут плоды, а что касается меня, то я вздохну свободнее, когда уберу этих повстанческих героев из дворца.
Тессек развернулся и покинул помещение, шурша одеждами. Очень многие вещи требовали внимания. Атаки повстанцев, шпионы Джаббы, подлые намеки какого-то давно умершего монаха, тупость собственных сородичей, убийцы во дворце. И неуверенность в успехе спланированной атаки Тессека против Джаббы.
Внезапно он услышал удивленный рев Джаббы Хатта, идущий из коридора под ним, — в то время, когда хатт обычно все еще спал. У кого-то явно были проблемы. Тессек поспешил в палату аудиенции.
Все проснулись. Биб фортуна стоял между Джаббой и молодым человеком в темных одеждах. Юноша предупреждал Джаббу: «Тем не менее, я заберу капитана Соло и его друзей. Ты можешь получить от этого прибыль… или будешь уничтожен».
Молодой человек говорил с достоинством, и в его тоне было столько решимости, что Тессек обнаружил, что его сердца бешено стучат в груди, и он отчаянно надеялся, что Джабба освободит своих пленников.
— Хо-хо-хо-хо-хо, — рассмеялся Джабба, а затем произнес на родном языке: — Сделки не будет, юный джедай!
Толпа мешала Тессеку разглядеть, и он встал повыше, чтобы лучше видеть. Один из дроидов Джаббы хотел предупредить джедая, но Джабба нажал кнопку и открыл люк в подземелье, в то время как молодой джедай загадочным образом выхватил бластер и выстрелил в воздух.
Джедай соскользнул в яму ранкора вместе с одним из охранников-гаморреанцев. Большинство обитателей дворца кинулись вперед, чтобы посмотреть последующую битву, но Тессек держался позади и просто в ужасе смотрел на Джаббу. У безумного хатта не было ни капли рассудительности. Убить посла Альянса было невообразимо.
Несколько мгновений творилось столпотворение, когда громадный зеленоватокоричневый ранкор взревел и направился к своим жертвам. Но битва, разгоревшаяся в яме ранкора, оказалась стремительной и закончилась смертью монстра, заставив Джаббу Хатта взреветь от разочарования.
Через минуту Джабба выстроил в ряд мятежных героев и вынес им смертный приговор. «Вас отвезут в Дюнное море и сбросят в Великий провал Каркун, где обитает всемогущий сарлакк. В его утробе вы найдете понятиям „боль“ и „страдание“ новые определения и, осознавая эти новые определения, будете перевариваться тысячу лет».
Через несколько мгновений дворец встал на уши, пока приспешники Джаббы готовились к путешествию. Хатт начал выкрикивать приказы: «Подготовить мою баржу! Обеспечить ее запасами! Отправляемся через несколько часов!» Очевидно, Джабба знал, что долго держать джедая в пленниках было слишком опасно, но в то же время он так медлителен, что желал насладиться мучительной местью, а не просто уничтожить молодого человека.
У Тессека похолодела кожа. Путешествие к Великому провалу Каркун займет весь день. Префект Тальмонт совершит набег на склад в Мое Айсли, когда тот будет пуст. Тессеку пришлось менять планы.
Пока все суетились, Тессек бросился к хатту. Дыхание чудовища источало гнилостное зловоние и запах нелегальных наркотиков. Джабба опустил на него мутные глаза.
— Ваше высокородие, — убедительно произнес Тессек, — возможно, вы должны переосмыслить эту безрассудную миссию. Убив героев Альянса, вы обрушите на себя его ярость. Возможно, они уже держат корабли на орбите в ожидании атаки.
— Хо-хо-хо-хо, — рассмеялся Джабба. — Атаковать мою крепость? Посмотрел бы я на их попытки.
Джабба дотянулся до коробочки с едой, вытащил из нее извивающееся существо, положил его на язык и забросил в рот.
— Возможно, силы Альянса только и ждут, когда вы покинете дворец, подставив себя под удар, — предположил Тессек.
Джабба не сразу ответил, но его глаза расширились от страха. Это был самый логичный аргумент.
— Да-да, — сказал Джабба. — Мы должны быть осторожны. Мы поедем к Каркуну, но только с полным контингентом воинов. Иди, Тессек, подготовься к путешествию.
Тессек старался не выказать страх. Это бы только раздразнило и доставило удовольствие хатту.
— Но, повелитель, я не могу ехать в пустыню. Я… моя кожа высохнет.
— Хо-хо-хо-хо, — рассмеялся Джабба, и Тес-сек понял, что у него нет иного выбора, кроме как сопровождать хатта.
Мысль о боли Тессека забавляла это чудовище.
— Но, повелитель, — возразил Тессек, — у нас есть важное дело, о котором нужно позаботиться. Помните корабль со спайсом с Кесселя? Мы должны проинспектировать груз сегодня! Возможно… возможно, мне следует отправиться в Мое Айсли и сделать это за вас.
Глаза Джаббы сузились, он облизнулся. Джаб-ба очень дорожил спайсом, и ему самому нужна была часть того груза. К тому же он не доверял Тессеку.
— Да-да, — задумчиво произнес Джабба по-хаттски, его глубокий голос эхом отдавался по комнате, — спайс… ему придется подождать. Иди подготовься к путешествию на Каркун. Ты будешь рядом со мной!
В ловушке. Тессек был о ловушке. Слова монаха эхом раздались в уме Тессека: «Он планирует твою безвременную кончину». Несомненно, Джабба подозревал Тессека, а те, кого Джабба в чем-либо подозревал, редко жили долго. Конечно, Джаббу забавляла мысль о том, что Тессек опасается обезвоживания. Тессеку вспомнилось, как Хэн Соло провел несколько недель, замороженный в карбоните и висевший на стене Джаббы, и он представил свою собственную высушенную кожу, засохшую, как мумия, и висяшую в качестве украшения на стене Джаббы.
— От меня будет мало пользы, — возразил Тессек. — Другие могли бы справиться с этим гораздо лучше, чем я.
— Тем не менее, — заверил его Джабба, — твое присутствие не просто желательно, оно необходимо. У меня большие виды на тебя.
Тессек побежал в свою комнату, лихорадочно строя планы. Три-четыре часа — это все, что у него было.
Было слишком поздно отменить рейд префекта Тальмонта на склад Джаббы. У Тессека не было времени послать письменное сообщение агентам Тальмонта в Мое Айсли. Тессеку придется поговорить с Тальмонтом после случившегося, чтобы он провел рейд в помещениях позднее.
Тессек задумал поместить бомбу в транспорт Джаббы. Если Джаббе нужен полный состав военных, хатт приведет с собой и лодку, нагрузит ее соратниками и использует ее в качестве защитного прикрытия в случае стычки. При таких условиях не потребуется много взрывчатки, — искра от горячего конденсатора, случайный выстрел. Это была большая бомба — достаточно большая, чтобы при взрыве уничтожить всю баржу, если та окажется близко.
У Тессека не было времени демонтировать заряд. Несомненно, слуги и дроиды Джаббы уже, возможно, погружались на лодку, готовясь к путешествию.
Чтобы спастись, Тессеку оставалось только одно. Ему придется бежать во время беспорядочных приготовлений. Он упаковал небольшой мешок с несколькими кредитными чипами и одеждой, взял дополнительное оружие. Затем бросился к нижним этажам, увертываясь от других придворных.
Пробегая мимо тронного зала Джаббы, он заметил, как Парна, толстая танцовщица Джаббы, женщина с шестью большими грудями, дотянулась к секретному отделению в троне Джаббы и запихнула несколько небольших драгоценных камней в лиф.
— Пожалуйста, — прошептала она по-хатт-ски. — Это не для меня, а для моих детей. Я ухожу и не вернусь.
На полсекунды Тессек остановился, думая о том, что если бы он выдал женщину, то показался бы более верным в глазах Джаббы.
Вместо этого он пожал плечами и поспешил в транспортный отсек.
Большой зал был наполнен дюжинами существ, подготавливающих оружие, повара носили еду к транспорту. Обычно дроиды Барады строго следили за бухтой, но сегодня это был сумасшедший дом, освещенный бегающими огнями корабля.
Медленно подойдя к свупам, стоявшим в тени баржи, Тессек опустился на колени, чтобы осмотреть каждый из них. Свупы были не просто тяжелыми машинами на репульсорной тяге, оснащенными стабилизаторами. Они могли перемещаться быстро и на большие расстояния, но давали мало защиты от наступательного вооружения. Но в тот момент Тессеку нужна была только скорость.
Он нашел байк, выглядевший самым быстрым, переключил распределение топлива так, чтобы иметь полное питание. Он удвоил подачу топлива и посмотрел на большие тяжелые двери. Ему нужно открыть их, чтобы осуществить побег, но Джабба никогда их не откроет до того, как будет готов отправиться. Открыть эти широкие двери было наивернейшим способом подставить дворец под атаку. В то же время требовался умелый оператор в комнате управления, чтобы открыть дверь, и кто-то, кто знал нужные коды, чтобы разблокировать замки.
Их мог открыть Барада, но если бы он это сделал, Джабба бы его убил. Тессек сел и стал думать, какой подкуп он мог предложить за такую помощь.
— Тессек? Тессек? Где ты?
Это был Ортугг, охранник-гаморреанец, посланный, чтобы наблюдать за Тессеком.
Тессек не мог уйти, поэтому поспешил укрыться за банком в тени баржи. Ортугг зарычал, бряцая кольчугой, и принялся обходить кругом баржу — — самое большое транспортное средство в отсеке.
— Давай же, — прорычал Ортугг. — Ты же не пытаешься скрыться от Его великолепия, так ведь?
Изнутри баржи доносились звуки работающих дроидов. Тессек посмотрел на одну из боковых панелей за кухонным отсеком баржи и заметил, что одна из них откреплена. Это навело Тес-сека на мысль. Возможно, он мог сбежать с самой баржи. Конечно, поднимется большая суматоха, пока пленники будут страдать от пыток.
Подняв свуп, Тессек запихнул его в нишу баржи. Он как раз запирал панель, когда Ортугг взревел за его спиной: — Что это ты здесь делаешь?
— Мы готовимся к отбытию, — сказал Тессек, поворачиваясь лицом к гаморреанпу. — Я спустился сюда, чтобы подняться на борт баржи, но, видимо, никто еще не готов.
Красные глаза Ортугга сузились.
— Еще час до отбытия. Ты пойдешь со мной, — прорычал Ортугг, хватая Тессека за руку. — Джабба не хочет, чтобы ты тут шнырял.
Тессек и не пытался стряхнуть руку охранника со своей руки. Сила Ортугга была всем печально известна, да и большой гаморреанец тащил его так сильно, что Тессеку приходилось либо следовать за ним, либо позволить волочь себя.
Ортугг затащил его в баржу, затем сел с ним рядом с троном Джаббы. В барже было темно и слабо пахло плесенью и отходами.
Тессек тяжело сглотнул, почувствовав, как желудок скручивается в узел. Он еще не обедал и теперь с тоской подумал о моллюсках, хранившихся в его комнате, представив, как вскрывает их четырьмя щупальцами.
Ортугг вытащил тяжелый бластер и начал прочищать карбонизированные насечки на конце ствола. Закончив, он навел дуло на правый глаз Тессека и спросил: — Ну как, чисто?
— Чисто. Очень чисто, — ответил Тессек. Ортугг долгое время держал бластер нацеленным в лицо Тессеку.
— Джабба не доверяет тебе, — сказал он наконец, положив оружие на колено. — Это очень плохо для тебя.
— Скоро Джабба узнает, насколько я предан, — сказал Тессек.
— Слишком плохо для тебя, — прорычал Ортугг снова.
Тессек сидел, затерявшись в раздумьях, весь следующий час, пока баржа начала заполняться до отказа. Полдюжины самых верных соратников заняли места в пределах досягаемости от Тессека. Последним из всех пришел сам Джабба, волоча на цепях принцессу Лейю. Джабба водрузился на постамент, и почти в тот же момент баржа накренилась, приходя в движение, а музыканты заиграли громкий мотив.
Баржа выплыла на дюны, перепрыгивая через холмы, как корабль, ныряющий во впадинах огромных волн. Пока баржа продолжала разогреваться, Джабба велел своей свите открыть несколько боковых панелей, чтобы ослепительно желтый свет татуинских солнц-близнецов осветил внутреннее помещение. Горячий сухой воздух ворвался внутрь.
Тессек молчал, боясь словами спугнуть затрудненное течение мыслей. Ему нечего было сказать ужасному Джаббе или другим его захватчикам. Вместо этого страх наполнял его, как чашу, пока не стало казаться, что он вытекает через его запах, через чернила, капающие из уголков рта, при каждом нервном вздрагивании.
В то время как судно разогревалось, кожа Тессека начала зудеть и трескаться, окрашивая его странными пятнами — между щупалец у рта, над гребешками на лице. Обычный — серый — цвет кожи сменился на белый. Нездоровые темно-синие пятна начали появляться на тыльной стороне его ладоней.
Строго говоря, ближайшими биологическими родственника Тессека были моллюски и слизни.
Но раса куарренов давным-давно адаптировалась к тому, чтобы жить на суше хотя бы ограниченный период. И тем не менее ему нужна была вода, чтобы сохранять подвижность. Иначе его кожа растрескается и будет кровоточить — а значит, терять жидкость еще быстрее, — и достаточно долгое пребывание в таких условиях может привести к гибели.
Но все же Тессек волновался не от того, что может медленно погибнуть от потери влаги. Его беспокоил взгляд Лейи: в нем была жесткость, уверенность, которой не было еще вчера. Даже (или ему только показалось?) сдерживаемый гнев.
Разумеется, Лейя не поддалась напору Джаб-бы. Она не потеряла свой дух. Даже сейчас она держала себя под контролем и ждала спасения.
Чем дольше Тессек смотрел на нее, тем больше обретал уверенность: Альянс организует для баржи засаду.
Джабба лакомился живыми существами и курил гигантский кальян, его глаза затуманились от удовольствия. Его помощники столпились вокруг.
Тессек вдруг захотел поговорить с Лейей, дать ей знать, что он союзник, но завел разговор издалека. — Великий Джабба, — начал он; хатт ответствовал ему взглядом суженных глаз. — Я боюсь, что не смогу принести вам пользы, если и дальше подвергнусь обезвоживанию. Могу ли я последовать на кухню и быстро принять ванну?
Джабба лениво посмотрел на него с извращенным интересом, наслаждаясь страданиями Тессека.
— Оставайся со мной, — сказал Джабба. — Докажи свою преданность.
— О повелитель, вы можете быть уверены в моей преданности: если возникнут проблемы, я займу свое место и буду прикрывать вас со спины!
— Хо-хо-хо-хо, — тихо рассмеялся Джабба, потом сделал глубокую затяжку из кальяна, закрывая глаза в экстазе.
В этот момент Тессек пристально посмотрел Лейе в глаза, пытаясь передать ей свои вероломные намерения, К его удивлению, глаза ее расширились, словно она полностью его поняла.
Еще через час, когда Тессек совсем ослаб, они достигли Великого провала Каркун. Солнца Тату-ина палили нещадно. Дыхание Тессека стало прерывистым, и когда Джабба алчно наклонился вперед, чтобы посмотреть на казнь Люка Скайуокера, Тессек тайком дотянулся до напитка одного из приближенных и растер лед по лицу.
Робот-секретарь Джаббы зачитал смертный приговор Люку Скайуокеру и другим повстанцам, затем спросил, есть ли у них последнее слово. Хэн Соло ответил набором ругательств, особенно оскорбительных для тех, кто более-менее знал язык хаттов, а Скайуокер просто предложил Джаббе последний шанс сдаться. Тессек пристально изучил горизонт по левому борту, уверенный, что отряд повстанческих истребителей уже готовится к бою. Озадаченный, он развернулся и посмотрел по правому борту, потом взглянул вверх, на слепящие двойные солнца Та-туина. Попрежнему ни одного признака вражеского корабля.
— Сбросьте их! — выкрикнул Джабба, и его слуги столкнули Люка Скайуокера в яму.
Но молодой джедай использовал доску как трамплин, — перевернувшись к воздухе, чтобы приземлиться обратно на транспорт, — и кто-то на барже бросил ему оружие. Через несколько мгновений джедай начал наносить удары.
— Схватить его! Схватить его! — — закричал Джабба, и несколько приближенных начали стрелять в повстанцев, не обращая внимания на то, что случайные выстрелы могли запросто зацепить их товарищей.
Они знали, что Джабба щедро вознаградит того, кто одолеет джедая.
Одно крошечное мгновение Тессек еще думал, когда же придет помощь Альянса. Хэн Соло и герои Альянса дрались изо всех сил, но казалось, что большинство из них были не слишком хорошими воинами. Один из них упал на край Великого провала Каркун, другие поспешили ему на помощь, оставив молодого джедая в одиночку противостоять мощи войск Джаббы.
Тессек вытащил собственный бластер и встал за спиной у Джаббы. Все соратники Джаббы ринулись к левому борту корабля, пытаясь подстрелить Люка Скайуокера и других повстанцев. Тес-секу представилась возможность выстрелить в голову Джаббы.
Но пока он размышлял, стрелять или нет, Лейя подпрыгнула и обмотала цепи вокруг горла Джаббы, начав душить его. Тессек не мог больше свободно выстрелить Джаббе в голову, поэтому он сделал два шага назад, растворяясь в тени, наблюдая, заметят ли соратники Джаббы движение Лейи, и гадая о раскладе битвы: скоро ли прибудет Альянс? Смогут ли подхалимы Джаббы одолеть героев?
Один из викваев — соратник Тессека обернулся и, увидев Лейго, хотел закричать. Тес-сек выстрелил ему в горло. Во всей суматохе никто, похоже, этого не заметил.
Через несколько секунд одна из лодок взорвалась — его собственная бомба, как он предположил, — и половина слуг Джаббы была мертва, Лейя прикончила хатта, и Тессек, который продолжал ждать атаки повстанцев, вдруг понял, что отряда истребителей не будет. Эти казавшиеся неумелыми повстанцы рвали на части тренированных наемников Джаббы. Вуки выстрелил очередью в баржу, заставив ее накрениться с жалобным скрипом под ногами Тессека, а затем поспешил на помощь Хэну Соло.
Тессек развернулся и побежал, спасая свою жизнь. Он проскочил через кухни, схватив на бегу кувшин воды, нашел свуп, отсоединил спасательную панель и вылетел на пески на максимальной скорости.
Как только он покинул баржу, позади выросло грибообразное облако, огненное ознаменование конца правления Джаббы.
Тессек сделал несколько глубоких глотков и вылил воду на кожу, затем замотался в плащ плотнее, направляясь домой и раздумывая, как ему объединить свои силы в том месте, что было раньше дворцом Джаббы.
Он чувствовал сухость. Пустыня обожгла его лицо, высосала из него влагу. Он ненавидел это ощущение, ненавидел горячие ножи ветра, резавшие кожу и пронзающие его до костей. Но пока свуп взмывал над песчаными холмами, нырял во впадины, Тессек понял, что чувствует себя легко. Впервые в жизни он чувствовал себя легко и свободно…
— Я свободен. Я свободен! — Тессек начал говорить бессвязно.
Он грезил о богатствах Джаббы, лежащих беззащитными горами во дворце, и еше большем богатстве, заботливо скрытом в многочисленных счетах и расчетливо вложенном в деловые предприятия по всей Галактике.
Тессек достиг оплота Джаббы к вечеру, когда на сторожевых башнях уже сияли огни и воррты в бассейнах вокруг дворца квакали, словно напевая какую-то ужасную песню.
Дворец был темным, пустым, и Тессек боялся, что он останется брошенным умирать в темноте. Но когда его свуп с воем приблизился ко входу по еще горячему песку, как какое-нибудь летучее насекомое, Тессек заметил горящие факелы у центральных ворот. Мне лучше предупредить их, что Джабба мертв, и теперь я здесь командую. После того как он сообщил ужасные вести, он покинул поднявшийся хаос в поисках какого-нибудь темного, тихого, безопасного места. Он отвел свуп обратно в транспортный отсек. Когда он подошел, пластиловая дверь открылась.
Барада. Добрый, верный Барада, подумал Тессек. Он проскользнул в транспортный отсек и тут же почувствовал, что что-то не так. По самой крайней мере, должны были работать ремонтные дроиды, освещая отсек мерцающими глазами.
Но в транспортном отсеке было тихо и темно, как в могиле. Двери захлопнулись за ним, и Тессек позволил себе уронить свуп, слишком измотанный и больной, чтобы идти.
— Барада? Барада? Принеси мне воды, пожалуйста… — крикнул он.
Потом он вспомнил. Барада был мертв, он погиб на барже. Он не принесет воды, и он не мог быть тем, кто открыл двери.
Тессек оглядел темные пустые помещения, размышляя, кто же впустил его.
Тессек ненавидел свое тело, свое хрупкое тело, которое не могло выносить жар пустыни Татуина, которое постоянно грозило сдуть ветром, как песок. Он тихо выругался, когда никто не ответил на его зов. Он прокрался к ближайшей раковине в комнатах Барады, смочил кожу и от души напился, затем пошатываясь пошел во дворец, сказать другим, что Джабба мертв. Его новости никого не взволновали, и Тессек поспешил в свои верхние комнаты, чтобы упаковать воду и пишу, планируя, как забрать как можно больше сокровищ Джаб-бы. Коридоры дворца были темны, пустынны, все солдаты Джаббы ушли. В некотором роде дворец казался еще более мрачным и зловещим, чем в любое время, когда здесь правил Джабба.
После того как он сложил вместе все свои принадлежности, Тессек покинул свое жилище, с облегчением осознавая, что ему никогда не придется сюда возвращаться.
Он услышал хихиканье, идущее от дальней стены коридора, а потом щелчки шагов приближающегося дроида, который переступал по темному полу, его шаги гулко отдавались эхом.
Тессек посмотрел в зал. Большой черный паукообразный мозгоносец подполз к нему, пара огней сияли, как мрачные глаза в темноте. Позади него подошел еще один, и еще — — приближаясь к нему по коридорам со всех направлений. Б'омаррские монахи.
— Приветствую тебя, служитель Тессек, — прошептал первый из монахов.
— Уходите, — умоляюще попросил Тессек, ослабев, прислонился спиной к стене и сполз вниз, сжимаясь от страха и усталости.
Потом он услышал скрежет колес тележки и увидел лазерные скальпели, аккуратно выложенные на ней.
Шесть месяцев спустя Тессек в первый раз покинул дворец Джаббы. Он чувствовал себя отдохнувшим и спокойным, когда его паучье механическое тело с легкостью взобралось на самый верх башни.
Там Тессек сел на парапет, наблюдая, как вечерние солнца окрашивают небо в малиново-пурпурные тона над засыпающей белой пустыней. Подул ветер, подняв облако пыли. Был ли он жарким или холодным, влажным или сухим, Тессека уже не волновало.
Впервые за шесть месяцев его мозг покинул сосуд, используя свои недавно развитые способности, чтобы физически подчинить своей воле одно из механических тел.
Сокровища Джаббы по-прежнему лежали во дворце, открытые для тех, кто осмелится туда войти. Но после первых нескольких вялых попыток воров из Мое Айсли, добровольцев на эту работу как-то поубавилось.
Тессек поместил свой мозг на карниз стены, расставив пошире паучьи лапы. Сначала он словно боялся упасть. Потом он чувствовал, словно поднялся на вершину мира.
Тессек закрыл глаза и изучал мир с помощью разума. Под ним, в глубочайших подземельях дворца с привидениями, новые Б'омаррские монахи практиковались в медитации. В пустыне хищники охотились на все, что еше имело плоть на костях. Йавы и Песчаные люди вели битвы за воду. В Мое Айсли госпожа Валариан несла новый стиль и класс в преступный мир. А в небесах Альянс по-прежнему боролся… за что? За свободу.
Тессек позволил своему разуму парить далеко среди звезд, слегка касаясь разума тех, кого он однажды встречал и с которыми чувствовал некое родство. Люк, Лейя, Хэн, вуки.
Одновременно каждый из героев Альянса вдруг чувствовал одну и ту же странную непреодолимую мысль: если вы когда-нибудь вернетесь в крепость Джаббы, вы найдете во дворце свободного куаррена.
И один за другим каждый из героев встряхивает головой, чтобы очистить разум от странной мысли.
Когда солнца опустились за горизонт, Тессек поднялся и неровным шагом последовал по темному коридору, который вел на самые нижние уровни дворца Джаббы. Там, среди сосудов с питательной жидкостью, он обретет покой.


Вулвертон Дэйв - Байки из дворца Джаббы Хатта-14. Свободный куаррен во дворце => читать книгу далее


Надеемся, что книга Байки из дворца Джаббы Хатта-14. Свободный куаррен во дворце автора Вулвертон Дэйв вам понравится!
Если это произойдет, то можете порекомендовать книгу Байки из дворца Джаббы Хатта-14. Свободный куаррен во дворце своим друзьям, проставив ссылку на страницу с произведением Вулвертон Дэйв - Байки из дворца Джаббы Хатта-14. Свободный куаррен во дворце.
Ключевые слова страницы: Байки из дворца Джаббы Хатта-14. Свободный куаррен во дворце; Вулвертон Дэйв, скачать, читать, книга и бесплатно