Левое меню

Правое меню

 Кейз Джон - Синдром 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Нэпьер Сьюзен

Экзамен на верность


 

На этой странице сайта выложена бесплатная книга Экзамен на верность автора, которого зовут Нэпьер Сьюзен. На сайте strmas.ru вы можете или скачать бесплатно книгу Экзамен на верность в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB, или же читать онлайн электронную книгу Нэпьер Сьюзен - Экзамен на верность, причем без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Экзамен на верность равен 64.95 KB

Нэпьер Сьюзен - Экзамен на верность - скачать бесплатно электронную книгу




Оригинал: Susan Napier, “In Bed With the Boss”
Аннотация
Когда Калера Мартин, секретарь преуспевающего бизнесмена Дункана Ройяла, объявила шефу о своей помолвке, тот был в шоке.
Но что его так потрясло – известие, что жених Калеры, владелец конкурирующей фирмы, личный враг Дункана, или что-то другое?
Сьюзен Нэпьер
Экзамен на верность
Глава 1
– Что это такое, черт побери?!
Калера Мартин умела владеть собой, но она подскочила от удара, которым ее шеф распахнул дверь из своего кабинета.
Она застыла, руки вцепились в стол. Дункан Ройял был в ярости, весь растрепанный, в руке он держал лист бумаги. Он всегда больше походил на задиру, даже в дорогом костюме и галстуке, чем на владельца мультимиллионной корпорации. Он был высоким и крепким и в споре с конкурентами не стеснялся использовать свой мощный вид в качестве дополнительного аргумента. Как правило, это действовало на несговорчивых.
– Что это такое? – повторил он и швырнул ей бумагу, которую держал в руке.
– Это мое заявление об уходе.
– Я это вижу!
– Тогда… что же вам непонятно? – осмелилась спросить она.
Калера завороженно смотрела, как нервически подергивался уголок его узкого рта над мощной челюстью. Она была подавлена напором его энергии. Такое с ней случилось впервые за все три года работы секретаршей Дункана Ройяла в «Лабиринт Технолоджис».
Он придвинулся ближе, его глаза горели. Калера вжалась в кресло.
– А… что именно вы не поняли? – повторила она робко.
– Здесь все непонятно, черт побери! Калера, неужели это все, чего я заслуживаю? Даже не сказали, просто подсунули мне заявление, а ведь я ценю вас, вы одна из моих самых надежных помощников…
Калера нервным жестом заправила в элегантную прическу выбившуюся прядь. Ее узкое овальное лицо не отразило пробежавшего по телу нервного озноба. Гарри, бывало, говорил, что она похожа на Мадонну на средневековых картинах.
Она знала, как много значило личное доверие для Дункана Ройяла. Именно на доверии подчиненных он строил успех в делах. Компьютерная промышленность была очень сложным делом, где царила жесточайшая конкуренция. Однако Дункану удалось завоевать рынок своими разработками компьютерного обеспечения, опираясь исключительно на тщательный подбор персонала вплоть до уборщиц. В результате он собрал надежную команду.
– Вы говорите так, будто я ухожу без предупреждения… К тому же я отработаю четыре недели, как оговорено в контракте…
– К черту контракт, я не об этом! Вы что, не могли сначала обсудить это со мной? Я что, такой уж недосягаемый?!
Для своих подчиненных он был доступен в любой момент, всегда готов был выслушать их мнение по любому вопросу.
Калера опустила густые ресницы, пряча свои серые глаза.
– Простите… но я приняла решение. Тут нечего было обсуждать…
– Вы хотите сказать, что руководителю не стоит объяснить причину увольнения? Черт возьми, Калера, я действительно ценю вашу работу!
Ее захлестнула новая волна раскаяния, но тут в дверях появилось темнокожее лицо Анны Айхаки, помощницы шефа.
– Эй, подруга, что за шум?.. Здравствуйте, шеф, я должна была догадаться, что это вы. А я-то уж решила, что Калера завела свору ротвейлеров!
Дункан свирепо посмотрел на нее:
– Анна, у нас разговор.
– В самом деле? – Анна вошла, переводя взгляд с Дункана на Каперу. – И по какому поводу?
– Я потом тебе расскажу, – поспешно сказала Калера.
– Ухожу, только прикрою дверь, шеф? – с милой улыбкой добавила Анна. – А то ваш разговор на всем этаже слышно! – И она быстро захлопнула дверь.
– Я когда-нибудь сверну шею этой девчонке, – прорычал Дункан и повернулся к Калере.
– Послушайте, – решительно начала она, – для моего ухода есть веская причина.
– И что это за причина?
Калера облизнула внезапно пересохшие губы. Что лучше – сказать прямо или ходить кругами? Она колебалась…
– Послушайте, Калера, вы не просто секретарша – на вас весь офис держится. Вы всегда были довольны работой. Деньги? Я что, недостаточно вам плачу?
Нелепый вопрос. Его щедрость была общеизвестна. Он с ума сводил бухгалтеров своими требованиями делить между сотрудниками все прибыли. Он так хорошо обращался со своими сотрудниками, что ни одному конкуренту еще не удалось подкупить или переманить кого-либо 13 «Лабиринт Технолоджис».
– Достаточно, но…
– Вы здесь несчастны?
– Счастлива, но…
– Но что? – резко перебил он. – У вас проблема, о которой вы не решаетесь мне сказать? К вам кто-то приставал?
Она не поняла:
– Приставал?..
– Да, домогался вас? Ну, намекал, лапал?
Она покраснела.
Он развернул ее кресло так, что они оказались лицом к лицу.
– Значит, приставал! – Он взял ее руку в свои ладони. – И кто это? Скажите мне, Калера, и, кто бы он ни был, я вышвырну этого ублюдка вон!
Его темно-синие глаза осмотрели ее фигуру. Было что-то властное в его взгляде. Волна неожиданного тепла окатила Калеру, когда его пристальный взгляд скользнул по выпуклости ее маленьких грудей. Она подавила в себе непрошеный трепет.
– Ради бога, Дункан, никто ко мне не приставал! – Она попыталась высвободить руку, но он не отпустил ее.
– Тогда почему вы покраснели?
– От стыда, потому что вы подумали, будто я сама не могу справиться с домогательствами.
Он нахмурился, машинально водя пальцем по ее руке.
– Вам надо было сказать, что к вам пристают.
– Говорю же, что ко мне никто не приставал… – Она осеклась, заметив, что его лицо стало ледяным.
Дункан смотрел на ее левую руку.
– Вы сняли обручальное кольцо! – удивился он, коснувшись полоски белой кожи на ее пальце, где было раньше кольцо. – Почему вы не носите кольцо Гарри?
Незащищенная полоска кожи оказалась очень уязвимой, а легкое поглаживание пальца Дункана словно посылало лихорадочные импульсы вверх по руке Калеры.
– Я решила, что пора его снять, – запинаясь, ответила она и сжала пальцы в кулак, освобождаясь от его настойчивых прикосновений. – Я никогда не забуду Гарри…
Он склонился к ней, положив руки на подлокотники ее кресла. Его лицо смягчилось, что-то вспыхнуло в его глазах, когда он посмотрел в ее зардевшееся лицо.
– Вам нечего смущаться, Калера. Вы два года после его смерти носили обручальное кольцо и не смотрели на мужчин…
– Да, так оно и было, а вчера… один мой знакомый… попросил меня выйти за него замуж…
Дункан Ройял потерял дар речи. Он выглядел так, будто его ударили дубиной по голове. Его смуглое лицо побледнело, подчеркивая черноту бровей, почти сошедшихся на переносице.
Капере показалось, что если бы он не держался за подлокотники ее кресла, то упал бы на пол.
Дункан был буквально ошарашен!
– Он попросил меня стать его женой… и я согласилась, – заговорила она торопливо, предупреждая шквал вопросов, который она уже видела в его глазах. – Дома я сняла кольцо… Я же не могу его носить, если я помолвлена с другим… разве что буду надевать его иногда к вечернему платью… потом, когда мы поженимся.
Немигающий взгляд Дункана остановился на ее тонкой правой руке, где теперь должно было быть кольцо жениха – свидетельство их обручения.
Она поняла его взгляд и быстро сказала:
– У меня пока нет его кольца, мы хотели выбрать его вместе… вечером, после работы…
– И сколько это уже продолжается? – Он напрягся.
– Несколько месяцев, – призналась она, хотя на самом деле это длилось куда меньше.
Его темные брови сдвинулись.
– У вас появился мужчина, а вы ни слова…
– Вы же не рассказываете мне о своих женщинах!
– Потому что… – Он осекся и взглянул на ее смущенное лицо. – Не рассказываю, но вы и так все знаете, вы ведь мой секретарь, отвечаете на мои звонки и вскрываете мою почту… плюс сплетни. Бьюсь об заклад, вам известно о моих любовницах больше, чем мне самому!
– Не знаю… – пробормотала Капера, представив себе череду красоток-фотомоделей. Хотя, учитывая легендарную неутомимость Дункана и средний срок существования рядом с ним той или иной его подружки, эта идея не была столь уж фантастичной.
Чтобы замять эту скользкую тему, он вернулся к ее жениху:
– Итак, кто он, этот прекрасный человек, который так случайно вошел в вашу жизнь, что вы даже не считаете нужным представить его друзьям? Какой-нибудь замухрышка, с которым вам стыдно выйти на люди?
– Нет, вовсе нет! – Калера перевернула подставку для ручек. – Он образован… У него своя компания…
– Он богат?
– Да.
– Красив?
– Очень.
– Умен?
– Необыкновенно.
– Хороший любовник?
– Великолепный.
Он было продолжил, но она его опередила:
– А еще он добрый, щедрый, любит детей, животных и привязан к своей матери.
Он скептически поморщился:
– Все еще держится за мамину юбку? Он моложе вас?
– Мне только двадцать семь, а он в самом расцвете!
– Хотите сказать, что он вам вроде папика.
– Собственно, он как раз вашего возраста.
Его глаза блеснули.
– Может, вы кинулись к нему в объятия от безответной любви ко мне?
Она почти закричала:
– Вот уж в кого я не хотела бы влюбиться, так это в вас!
– Значит, ему, как и мне, тридцать четыре, он хорош собой, умен, богат, любит детей и животных… Это уже не говоря о том, что в постели он просто великолепен… Скажите, Калера, а что есть у него, чего нет у меня?
– Скромность! – В голосе Калеры зазвучала злость.
– Кто бы ни был этот человек, он слишком хорош.
– Тем не менее это так.
– Что-то не верится.
Искренность, прозвучавшая в ее голосе, заставила его умерить издевку в тоне. Он взглянул на нее поверх компьютера, его глаза под густыми бровями были задумчивыми.
– Он и в самом деле существует?
– Да, – твердо ответила она. – Если бы его не было, я бы не увольнялась.
– Это его условие?
– Не то чтобы условие… – начала она осторожно. Он перебил:
– Вы бросаете любимую работу только из-за того, что этот ваш образец совершенства не хочет, чтобы его жена работала?! Что это еще за средневековье?! Пошлите-ка вы этого неандертальца знаете куда!..
– Он вовсе не…
– А кто же он тогда? Вы что, уезжаете? Разве он живет не в Окленде?
– В Окленде, но…
– Может быть, вы беременны? Может быть, вы с вашим любовником были слишком неосторожны и теперь спешите к алтарю? Ничего, незаконнорожденные теперь не такой позор для семьи.
Нет, это зашло слишком далеко даже для Дункана. Калера вскочила.
– Разумеется, я не беременна, и вы зря меня оскорбляете. Стивен просто хочет на мне жениться.
Он отступил на шаг назад.
– Итак, у этого таинственного человека есть имя, – заключил он. – А что дальше? Я его знаю?
Калера сложила руки за спиной и распрямила плечи.
– В общем, да. Если вы узнаете, кто это, то поймете, почему я увольняюсь. Это Стивен Прайор, – объявила она.
Глава 2
– Ну и как он это воспринял?
– Не очень хорошо, – со вздохом ответила Калера, наблюдая за тем, как ее жених аккуратно очищает омара своими сильными пальцами, без суеты отделяя мясо. Она завидовала сочетанию его уверенности и прирожденного изящества.
Стивен ополоснул руки в миске с ароматной водой и вытер их накрахмаленной салфеткой. Его золотое кольцо тускло блестело при свечах – единственное украшение, которое он, одетый в консервативный темный костюм с белоснежной сорочкой, позволил себе. Его одежда, столь же простая, сколь и дорогая, выгодно подчеркивала худощавое телосложение и по-мальчишески привлекательную внешность.
– Я так понимаю, что это одно из твоих мастерских преуменьшений, – заметил он, поднимая бокал шампанского в ее честь. Калера в очередной раз восхитилась изяществом его манер. Куда бы она ни шла вместе со Стивеном, ей приходилось держать себя как леди. Гарри был прекрасным человеком и хорошим мужем, но что касается светскости… Красивые жесты были не в его стиле.
Она оглядела роскошный ресторан, наслаждаясь обедом в обществе, которое вызывало завистливые взгляды других женщин. До этого им приходилось встречаться в уединенных, немноголюдных местах, где они не привлекали ничьего внимания, но теперь могли появляться на публике. Стивен говорил, что хочет показать ее во всей красе. Он гордился своей невестой и собирался представить ее своим друзьям, дабы они оценили его выбор. Он уже планировал грандиозный пир по случаю помолвки, и Калера надеялась, что не подведет его своей неопытностью. Они с Гарри жили очень тихо: кино, соседнее кафе и пикник с парой близких друзей – вот и все развлечения. Но у Стивена были другие представления о жизни. Калера знала, что его первая жена имела ученую степень и весьма респектабельных родственников.
– Любой бы пришел в ярость, узнав, что его секретарша выходит замуж за его злейшего врага, – продолжал Стивен, и пристальный взгляд его глаз противоречил беспечному тону. – Так что он сказал?
Калера вздохнула и отложила вилку. К счастью, она успела поесть прежде, чем любопытство Стивена взяло верх над спокойствием.
– Рассказывать во всех подробностях?
– Можно вкратце, если подробности тебя компрометируют.
Он просто умирал от желания узнать все детали разговора, но также был намерен соблюсти условие, которое они оговорили при первой же встрече: ни слова о работе. Компания Стивена «ИнфоТек Системе» была прямым конкурентом «Лабиринт Технолоджис», и Дункан Ройял считался врагом номер один. Хотя «Лабиринт» имел некоторое преимущество, борьба компаний за перспективный новозеландский рынок продолжалась, подогреваемая личной враждой владельцев.
Сначала Калера была настороже, так как сомневалась, что Стивен сдержит обещание не касаться работы, но ее страхи оказались напрасны. Он соблюдал условия, и им было о чем поговорить кроме как о проектах «ИнфоТек» или «Лабиринта».
– Наверно, это было просто ужасно, – настаивал он, и Капера растерялась, не зная, как бы потактичнее описать сцену в офисе. – Я ведь говорил, что мне надо было пойти с тобой…
Она содрогнулась при мысли об этом.
– Это бы только все испортило! В любом случае в «Лабиринте» ты персона нон грата, тебя бы и на порог не пустили. Охранники знают тебя по фотографии.
– В самом деле? Этого я не знал. Капера прикусила губу, поняв, что проговорилась. Он с понимающим видом поднял бровь:
– Не беспокойся, в «ИнфоТек» мы тоже принимаем меры предосторожности. А в фотографию Дункана у нас кидают дротики, можешь ему это передать.
Калера почувствовала легкое раздражение, видя насмешливое лицо своего жениха.
– Нет уж, у меня и так достаточно неприятностей.
Стивен нахмурился:
– Он тебе угрожал? Я имею в виду, физически. Я-то знаю, что в ярости он страшен. Когда мы вместе учились в школе, его считали слишком неуравновешенным. Он заводил ссоры везде, где бы ни появился.
– Я знала, что вы были партнерами несколько лет назад, но то, что вы знакомы с детства… – проговорила Калера, внезапно почувствовав отчуждение вместо только что казавшейся близости. Только сейчас она поняла, как много ей еще придется узнать о человеке, за которого она собиралась замуж.
– Наши родители были зациклены на «правильном воспитании», и так как наши отцы воспитывались вместе, то и нам было уготовано совместное обучение, – Стивен пожал плечами. – Ройял с третьего класса был наглецом, и его бы выгнали, если бы не отец. Тот был большая шишка и давал деньги на школьные нужды.
– Должно быть, за несколько лет я к нему привыкла, – пробормотала Калера.
Стивен наклонился вперед, его светлые волосы упали на нахмуренный лоб.
– И что же было потом?
– Я произнесла твое имя, он тут же меня уволил, а потом вызвал охрану, и меня препроводили к выходу. Он даже не позволил мне взять вещи со стола…
Унижение, которое она пережила, ясно читалось на ее лице. Ее вели как преступницу!
Стивен задохнулся.
– Мерзавец!
Она была польщена его внезапной вспышкой негодования. Иногда ей казалось, что Стивен слишком уж хладнокровный, хотя обычно она находила эту черту привлекательной.
– Но он передумал еще до того, как я покинула здание. Разорвал мое заявление об увольнении и потребовал, чтобы я вернулась к работе.
– Что? – Стивен оторопел.
Калера была не в обиде на Ройяла. Резкая перемена взглядов была ей совершенно несвойственна. А вот одной из черт Дункана была как раз способность принимать спонтанные решения, и инстинкт практически никогда не подводил его. Он заслужил репутацию человека, который действует импульсивно, но всегда успешно.
– Охранники уже довели меня до входной двери, как Дункан догнал нас. Он объявил мне, что ошибся, притащил обратно в кабинет и запер меня там.
– Что он сделал? Заперся с тобой в кабинете?!
Калера уловила в его голосе оттенок подозрения. Краска бросилась ей в лицо.
– Нет, запер меня одну, – поспешила уточнить она. – Втолкнул меня туда, закрыл дверь на ключ, а сам ушел, успокоиться, как он сказал.
– Он посадил тебя под замок?! – Стивен был в ярости. – Надолго?
– Не очень, около часа, – ответила она, хотя это длилось час и пятьдесят одну минуту. Потом Дункан вернулся, чтобы прочитать ей лекцию о ловушках, которые подстерегают доверчивых молодых вдов при встрече с красноречивыми негодяями.
– И что потом? – Стивен явно злился.
Калера не хотела вдаваться в детали. Слова Дункана не льстили ни ей, ни Стивену. В сущности, они были просто оскорбительны. Она знала, что эти двое недолюбливают друг друга, но не представляла всей глубины враждебности между ними.
– Это все, что он говорил насчет меня? – докапывался Стивен, после того как Калера передала ему, что его назвали подлецом, мошенником, лживой крысой, несчастным неудачником, за ошибки которого платят другие.
– Ты ведь пригласил меня на ужин, а не на вскрытие! – взмолилась Калера, которой начинало действовать на нервы такое упорство. – Может, поговорим о чем-нибудь другом? Я рада, что все это закончилось, и не самым худшим образом. Дункан даже извинился за свое поведение – сказал, что был в шоке…
– Да уж, представляю, – мрачно рассмеялся Стивен. – А в общем, я не верю, что он хочет оставить место секретаря за тобой, зная, что мы помолвлены. И не поверю, даже если что-то изменится. Интересно, что он задумал? Он хитрая свинья, и я сомневаюсь, что он оказывает тебе услугу, разрешая отработать оставшийся срок. Возможно, твоя жизнь в эти несколько недель превратится в ад. Сколько бы он тебе ни заплатил, этого мало…
Вопрос был не в деньгах, а в гордости и принципах, подумала Калера. Воспользовавшись своим обезоруживающе искренним извинением, Дункан каким-то образом вытянул у нее обещание остаться до конца месяца, чтобы подготовить замену на ее место. Она не могла нарушить слово, ведь Дункан верил в ее порядочность. К тому же она не хотела терять друзей в «Лабиринте», исчезнув, словно была в чем-то виновата.
– Я справлюсь с этим, уверена, – сказала она в надежде на то, что Стивен ошибается. – Ты знаешь, я крепче, чем кажусь. – Она расправила прямые плечи. Ее хрупкое телосложение часто заставляло людей недооценивать ее внутреннюю силу и принимать спокойствие за пассивность.
– Да, я знаю, – Стивен прикрыл ее руку своей ладонью, одобрительно пожав ее. – Я просто не хочу, чтобы ты страдала из-за меня.
Она ощутила знакомое чувство удовлетворенности и ответила на его пожатие, сплетая свои пальцы с его. Он поднес ее руку к губам и галантно поцеловал.
Ей больше нравилась нежная забота о ней, комплименты. После трагической гибели Гарри, такого молодого, ей не хотелось снова влюбляться. Тогда она не думала, что сможет найти другого мужчину, так же идеально ей подходящего. Но когда судьба свела ее со Стивеном, ему удалось нежностью и настойчивостью завоевать ее разборчивое сердце.
Внезапно Стивен вздрогнул, нежный свет в его карих глазах погас.
– Ты сказала Ройялу, куда мы идем сегодня вечером?
Калера подняла свои красивые брови, удивленная такой резкой переменой.
– Нет, а что?
– А то, что он здесь, в ресторане, – и направляется к нам, – процедил Стивен сквозь зубы. – И будь уверена, не для того, чтобы пожелать нам всего хорошего.
Калера повернула голову, в то время как Дункан Ройял остановился за ее стулом. Только привычка к его эксцентричности в одежде позволила ей не открыть рот от изумления. Он был одет в черный короткий бархатный пиджак наподобие куртки матадора, лацканы и манжеты которого были усыпаны золотыми блестками. Все в нем, начиная от наряда и кончая мрачным и насмешливым выражением лица, бросало вызов.
– Ну-ну… разве это не счастливая пара? – протянул он, глядя на них сверху вниз с улыбкой тигра.
Его взгляд впился в их сплетенные руки, и прежде чем Калера сумела подавить импульс, как она уже виновато выдернула свою руку из разжавшейся ладони Стивена. Она тут же схватила стакан и сделала вид, будто пьет, но ей не удалось одурачить Дункана.
– Вы не против, если я к вам присоединюсь?
Калера онемела от такой наглости.
– Против!
Игнорируя возмущенный протест Стивена, Дункан ногой пододвинул к их столику соседний пустующий стул, не отрывая взгляда от покрасневшего лица Калеры. Он сел так близко к ней, что их ноги почти соприкасались под круглым столом. Она попыталась отодвинуться, но теперь ее обнаженная рука чуть не дотронулась до его бархатного рукава. Его черная рубашка была из шелка, с блестящими пуговицами, как она невольно заметила. И Боже!..
– Вы носите серьгу в ухе! – выдохнула она, даже забыв отодвинуться от него.
– Да, вам нравится? – Он повернулся так, что подвеска из золота с агатом закачалась возле его загорелой шеи, почти касаясь воротника.
– Я и не знала, что у вас ухо проколото, – едва пробормотала Калера.
– С сегодняшнего утра, – уточнил он, повернувшись затылком к Стивену и понизив голос так, чтобы тот не мог участвовать в беседе. – У меня была причина на то, чтобы внезапно пойти и сделать что-то в этом роде. Как вы думаете, что это была за причина?
– Понятия не имею, – сказала она, стараясь не глядеть в эти насмешливые синие глаза. Она нервно взглянула через стол на каменное лицо Стивена, слегка улыбнувшись ему. Она надеялась, что это немного смягчит его одиночество.
– Вы меня знаете, Калера, – продолжал Дункан, – я люблю неожиданности. Если вы подчиняете правилам всю свою жизнь, она пройдет мимо.
Он тронул мочку уха, чтобы серьга закачалась, и полированный агат заплясал и засверкал в свете свечей.
– Ну что, мне идет?
Как ни странно, это действительно было так. Женственная изысканность украшения контрастировала с резкими чертами его лица, с мужественной квадратной челюстью. Но Калера скорее умерла бы, чем призналась в этом.
– Это просто уродливо, – не удержался от замечания Стивен. – Но это так типично для тебя, Дункан! Вечно какие-то выходки, чтобы привлечь к себе внимание. Будь осторожен: когда-нибудь все поймут, что это сплошная показуха.
– Ты мне льстишь, Стив, – Дункан не обратил внимания на этот яростный выпад, он был сосредоточен на Калере. – Он, должно быть, уже сказал вам, что вы потрясающе выглядите сегодня. – Он скользил глазами по ее платью с явным одобрением во взгляде – совсем не так, как смотрел на нее утром. Сейчас его внимание раздражало и возбуждало, и Капера была благодарна тяжелому белому шелку, который, облегая ее тело, словно оберегал от столь наглого обольщения.
Казалось, она не замечала, что Дункан смеется над ней. Она чувствовала, как напряглись ее груди под кружевом бюстгальтера и словно электрические искры пронзили все тело, но старалась казаться невозмутимой.
– Как правильно, что вы носите этот цвет – цвет чистоты и чести, – проговорил он, снова заставив ее пульс учащенно забиться. – Прямо невеста… особенно с этой фатой из волос. – Он приподнял бледно-золотой локон, свернувшийся кольцом на скатерти, и принялся лениво накручивать его на палец. – Я и не подозревал, что они такие длинные. В последний раз, когда вы позволили им распуститься, они были чуть ниже лопаток… а теперь ниже талии!
Калеру бил озноб, ее умоляющие глаза были направлены на Стивена. Тот возмутился:
– Ты что делаешь?!
Дункан изучал живую ленту золота, туго обвившую его палец.
– Просто любуюсь твоей будущей невестой.
Стивен нервничал.
– Ты можешь любоваться, не лапая? Дункан неискренне округлил глаза.
– Разве я лапаю? А, Калера? Он медленно размотал длинную прядь и пристроил ее обратно на белый шелк. Казалось, он не обратил внимания на то, как внезапно прервалось ее дыхание, когда его пальцы коснулись ее груди.
– Я сказал, убери от нее руки! – прошипел Стивен, его лицо перекосилось от сдержанного гнева.
Дункан улыбнулся – воплощенная невинность!
– Да не волнуйся ты так, Стив. Калера ведь не возражает. Она знает меня три года и привыкла к моим прикосновениям.
Стивен не любил свое сокращенное имя, и Калера догадывалась, что Дункан провоцирует его без особых усилий. Она наблюдала, как Стивен закипает под маской своего хладнокровия, казалось, он вот-вот взорвется.
Дункан чуть приподнялся со своего места, и Калера уже вздохнула было с облегчением, думая, что он уходит. Но он всего лишь потянулся за бутылкой, которая стояла в ведерке со льдом на другом конце стола. Он скривил рот, прочитав французский ярлык.
– Как всегда, самое лучшее, а, Стивен? Может, мне послать официанта за бокалом, чтобы выпить за ваше счастье? Нет, я лучше закажу целую бутылку, пусть все видят, что мы не в ссоре.
Он щелкнул пальцами – видимо, это был условный сигнал, потому что официант немедленно подошел с бутылкой такого же шампанского и с третьим бокалом.
Если последняя фраза была угрозой, то это сработало великолепно. Стивен быстро оглядел зал, и Калера поняла, что он очень хотел бы отказаться от предложения, но это было бы невежливо. Он не хотел, чтобы остаток вечера был испорчен неприятной сценой на глазах у всех.
Они молча наблюдали, как шампанское из первой бутылки было налито в бокал Дункана, а новая бутылка – откупорена.
– За Калеру… – произнес незваный гость, легко коснувшись своим бокалом ее и глядя в таинственную глубину ее серых глаз. – Пусть у вас будет все, чего вы пожелаете. А тебе, Стив… – он повернулся, и звон бокала о бокал прозвучал подобно звуку мечей. – Желаю получить все, чего заслуживаешь.
Стивен, как ни странно, не воспринял это как оскорбление. Напротив, он улыбнулся с торжествующим видом.
– Спасибо, Дункан, с такой женой, как Калера, я и в самом деле получу то, что заслужил. Я не извиняюсь за то, что похитил ее у тебя, – ты не ценил это сокровище, пока она не сказала, что уходит из «Лабиринта»… ко мне. Ты принимал за должное то, что она работает на тебя, будто это самое главное в жизни. Теперь ты видишь, что это не так. Не думай, что можешь откупить ее с помощью бутылки шампанского и пары-тройки пошлых комплиментов. Она не продается!
Калера тайком ломала руки, в ужасе от попыток Стивена защитить ее честь. Если он старался избежать сцены, то явно пошел неверным путем. Заявить Дункану Ройялу, что он чего-то не может, означало бросить ему перчатку.
Но вместо того, чтобы отреагировать на вызов, Дункан опустил глаза, скрыв их под густыми темными ресницами.
– Кстати, о сокровищах… Вижу, у вас новое кольцо в честь помолвки, Калера? Дайте-ка взглянуть, – кротко попросил он.
Она подняла руку, с удивлением отметив, что непроизвольно сжала ее в кулак, и он тихо присвистнул при виде большого бриллианта.
– Прямо булыжник… Гораздо больше того, что подарил вам Гарри, но поскольку любовь не измеряется в каратах, это ничего не значит, так?
– Какое вульгарное, безвкусное замечание! – возмутился Стивен.
Дункан принял виноватый вид.
– Знаю, сравнения неуместны. Но до сегодняшнего дня Калера носила кольцо Гарри, и мне сложно представить ее с другим мужчиной. – Он покачал головой, словно вспоминая. – Они так подходили друг другу. Ты никогда не встречался с ним, Стив, а он был отличным парнем. Сложно будет с ним сравниться. – Он отодвинул стул и встал. Наконец-то!
– Простите меня, Калера. – Его вежливость заставила ее поднять голову и посмотреть в его неподдельно мрачное лицо. – Я замолил свои грехи, не так ли? Не хотел будить в вас воспоминания о вашем первом муже сегодня, в эту ночь ночей…
Лжец! Он сделал все, чтобы нарушить романтическое настроение этого вечера. Но его план не удался. Калера знала, что Гарри желал ей счастья.
Так что она мило улыбнулась и сказала, что она вовсе не расстроена, хотя бы потому, что Дункан дал ей еще один урок военной дипломатии.
– Я, как всегда, посрамлен вашей милостью. Но я не буду чувствовать себя прощенным, если не потанцую с вами хотя бы раз, – он указал на небольшую уютную танцплощадку, на которой несколько пар плавно двигались под звуки блюза. – Сомневаюсь, что буду приглашен на вашу свадьбу, так что это мой единственный шанс потанцевать с зардевшейся невестой. Ты ведь не возражаешь, старина?
Стивен, наверное, возражал, но Дункан уже взял Каперу под руку, чуть сжав пальцы. Это заставило ее тут же подняться с явной готовностью. Рука будто онемела, и перед глазами заплясали молнии. Не дав ей опомниться, Дункан уже увлек ее в танце.
Когда они удалились от столика, Дункан негромко спросил:
– Вы уже рассказали ему?
Опасаясь, что их могут услышать, Калера напряглась и ускорила шаги, не заметив, как Дункан бросил взгляд через плечо.
– О чем рассказала?
– О нас.
Она чувствовала, как подозрительный взгляд Стивена упирается ей в спину.
– Но тут и говорить не о чем! – попыталась отпираться она.
– Да?
– Да!
Они достигли края площадки, и Дункан чуть сжал ее в своих руках.
– Значит, вы в моей постели – это «говорить не о чем»! Я не думаю, что Стивен придерживается таких же либеральных взглядов. Вам не кажется, что у него есть право знать и об этом?..
Глава 3
Ноги у Калеры подогнулись, и если бы Дункан не держал ее крепко за талию, она бы без чувств упала на пол. Она вцепилась ногтями в бархат его пиджака, стараясь сохранить равновесие. Когда она вернется за столик, Стивен спросит, о чем они говорили, и, если она не хочет проблем, ей придется что-то соврать…
– Боже мой, – простонала она. У нее заломило виски при одной мысли о всех осложнениях, которые могли возникнуть. Экзотический аромат коснулся ее ноздрей, и она узнала в нем запах одеколона, который они все подарили боссу на прошлое Рождество, она сама его выбирала. Она подумала, что острый, пряный аромат с чувственными нотами был словно создан для Дункана. Сейчас он усиливался, согретый теплом кожи.
Твердая ладонь Дункана лежала на ее спине, прижимая к нему безвольное тело Каперы, в то время как он грациозно кружил ее в танце. Его бедра настойчиво касались ее, вовлекая их в плавные движения. Дункан крепко держал ее, заставляя теснее прижиматься к нему.
– Продолжайте двигаться, у вас хорошо получается, – проговорил он ей на ухо. – Я вас не отпущу…
Этого она и боялась.
– Зачем вы это делаете? – Тихий стон вырвался из ее бледных губ.
– Что – танцую? – переспросил Дункан, в то время как они обходили в танце пожилую пару. – Однажды мы танцевали вдвоем… три года назад, на вечеринке, которую вы с Гарри устроили на Рождество. Тогда мы первый год работали вместе, помните? Вы пригласили ваших новых коллег из «Лабиринта» на новоселье, но не ожидали увидеть меня. А я пришел и, когда Гарри танцевал с другой, пригласил вас. Мы танцевали на маленьком балкончике, под звездным небом, потому что внутри было слишком много народу…
Она вспомнила тот праздник. Тогда она была взволнована, увидев среди гостей Дункана. Он был один, хотя все остальные пришли парами. Ей стало еще более неловко во время танца, когда он всячески сопротивлялся ее попыткам завести нейтральную беседу. Проработав с ним лишь несколько недель, она приписала его молчаливую рассеянность скуке, но теперь, узнав его лучше, она понимала, что он мог размышлять о каких-то проблемах в компьютерной программе, полностью сосредоточившись на этом.
В тот вечер он был так же близко, но она не чувствовала себя в опасности.
Она лишь изумлялась, как Дункан и Гарри так быстро поладили, они были настолько разными… Гарри, спокойный и уравновешенный – некоторым он казался скучным, – придерживался семейных ценностей и не был оригинален в своих желаниях и амбициях. Дункан же, неутомимый ураган эмоций, был жаден до жизни и, кажется, неспособен к сколько-нибудь продолжительным отношениям с женщинами. Хотя Гарри был на семь лет моложе Дункана, Калере он часто казался старше, более зрелым. Калера не могла понять, что связывает этих двух мужчин, и, хотя они не часто виделись, им удавалось поддерживать дружеские отношения. Калера была исключена из них, но многое держалось на Гарри. Он учил Дункана игре в гольф, к которой у того не было никаких способностей из-за его темперамента. Тем не менее уроки продолжались вплоть до смерти Гарри.
– В тот раз вы впервые были в моих руках, – продолжал Дункан, и тут Калера внезапно поняла, насколько интимным выглядит их разговор. Как близки их тела, почти соприкасающиеся в ритмичных движениях. Тогда все было так невинно… Он смотрел на нее сверху вниз глазами, полными тайны, а его голос понизился до мурлыканья. – Не то что восемнадцать месяцев назад…
– Мы ведь договорились никогда не вспоминать об этом! – задохнулась она, чувствуя, как ненавистный румянец заливает ее лицо, и отворачиваясь от Дункана. Как он смеет упрекать ее в том, что она так отчаянно пыталась забыть! – Вы же обещали, что мы будем притворяться, будто ничего не произошло!
– Это и было сплошным притворством, Калера. Мы оба прекрасно знаем, что это случилось. Вы не можете уничтожить тайну, замалчивая ее. Тогда это было наиболее мудрое решение, но обстоятельства изменились…
– Какие обстоятельства? – спросила она, пытаясь привести в порядок мечущиеся мысли и злясь на себя, что ему так легко удалось ее поймать.
– Ну, теперь вы не уязвимая скорбящая вдова, терзающаяся оттого, что ваша сексуальность пережила смерть вашего мужа. Если то, что вы спите со Стивеном, не кажется вам изменой, то у меня тоже развязаны руки…
Калера знала его манеру неожиданно поворачивать разговор, но она была в шоке.
– Как вы смеете?!
– Как бывший любовник, вернувший вас к жизни, я имею право на определенный интерес, – сказал он спокойно – Мы не были любовниками, – яростно поправила его Калера. Ее зрачки превратились в точки на светло-сером фоне.
– Вы придираетесь к словам, Калера. – Он улыбнулся в ее злое лицо. – Мы были близки, как бывают близки люди, занимавшиеся любовью… разве что до самого совокупления дело не дошло, но тем не менее удовлетворение мы получили оба…
– Дункан!.. – Калера пыталась невнятно протестовать, но он неистово сжал пальцы, так как люди поблизости стали проявлять к ним интерес. К счастью, его вызывающих слов не было слышно.
– Думаю, если бы вы не получили оргазма, то не чувствовали бы себя виноватой, – продолжал он, не обращая внимания на ее слабеющие попытки прервать его. – Вы могли себя уговаривать, что я воспользовался вашей доверчивостью, хотя на самом деле это вы меня использовали и бросили…
– Я вас не использовала…
– Не сознательно, я это допускаю. Интересно, будет ли ваш новый любовник таким же всепрощающим в подобных обстоятельствах.
– Он вовсе не… – Она прикусила язык, в ужасе оттого, что чуть не проговорилась.
Его синие глаза заблестели.
– Боже! – воскликнул он, в его голосе было неприкрытое торжество. – Вы выходите замуж за человека, не зная, каков он в постели? Я-то думал, он не преминул поразить вас своей удалью…
– В отличие от вас, Стивен не думает, что секс – главное во взаимоотношениях! – Калера пыталась подавить его своим свирепым взглядом, но вместо этого чувствовала, как его лучистый взгляд обволакивает ее.
– Не главное, но это важная составляющая. Бывает похоть без любви, но я не думаю, что любовь может жить без секса.
Он провоцировал ее, и она это понимала, но не смогла не огрызнуться:
– Мы со Стивеном любим друг друга!
– Неужели? – Скептицизм Дункана скреб нервы Калеры, будто наждак.
– Я была влюблена и знаю, что это такое!
Его лицо напряглось, глаза сузились.
– Вы хотите сказать, что чувствуете к Прайору то же, что чувствовали к Гарри?
Его неприкрытый цинизм вызвал у Калеры неприятное ощущение, будто ее загнали в невидимый угол.
– Да… то есть нет… – ее слова звучали нелепо для нее самой. – Это совершенно другое дело. Вам не понять.
Но он не сдавался:
– Испытайте меня!
Это откровенное предложение имело под собой какой-то тайный смысл.
– Я не собираюсь обсуждать это с вами.
– Почему? Потому, что это не понравится ему? – Он насмехался над ней. – Вы у него под каблуком, Калера.
– Нет, просто это мое личное дело, – ответила она. – Вы не имеете никакого права, что бы там между нами ни было, пытать меня и управлять мной.
Последние слова она произнесла словно про себя, высматривая дожидавшегося ее Стивена, но, даже встав на цыпочки, не могла разглядеть его через толпу.
Дункан даже не потрудился принять смущенный вид.
– Ну, я же не знал, что вы отказываетесь с ним спать.
– Я не отказываюсь, – она не могла не спорить с ним. – Просто мы оба не хотим торопить события. Нам нравится процесс ухаживания.
– Думаю, спать с моим врагом, когда вы еще работали на меня, было бы чем-то вроде измены, – лукаво заметил он.
Калера вздернула подбородок.
– Вовсе нет! – заявила она, удивляясь, как ему удается разгадывать ее сомнения с таким безошибочным мастерством.
– Так уж и нет? – Он покачал головой, и вызывающая серьга заплясала у нее перед глазами, напоминая, как любит Дункан пренебрегать условностями и как ему удается склонить других на то же самое. – И вы даже не чувствуете себя немного изменницей, когда целуете его?
– Думаю, Гарри бы он понравился, – сказала Калера, надеясь положить конец этому разговору.
– Вы с ума сошли?! Гарри бы его возненавидел!
– Гарри никогда никого не ненавидел, – усмехнулась она. Терпимость и доброта ее первого мужа были чертами, за которые она больше всего его любила.
– Хорошо, что вы опять выходите замуж, но Прайор вам совершенно не подходит. Вы не знаете его так долго, как я. Несколько лет назад мы были лучшими друзьями, еще со школы. Поэтому мы и начали собственное дело…
Она насторожилась.
– Вижу, он не рассказал вам об этом. Он ненавидит признаваться в собственных ошибках… должно быть, потому, что никогда на них не учится. Но это правда, мы со Стивеном знаем друг друга лучше, чем вы думаете. Он всегда прикидывался хорошим, но он порядочный мерзавец. Очень жесток в отношении таких женщин, как вы. Неужели вы не понимаете, что он все еще под впечатлением от своего развода? Ведь он развелся только пару месяцев назад… не тогда ли вы познакомились?
Капера не удостоила эти выпады ответом, и Дункан продолжал:
– Он не говорил вам, насколько отвратительным был процесс и почему он почти не видится с сыном?
– Конечно, говорил, – оборвала она его.
Калера считала, что некоторая сдержанность была бы уместнее. Она не хотела знать все о прошлом Стивена, так же как и он не все знал о ней. Она не ожидала от него совершенства. То, что он до сих пор не мог простить свою бывшую жену, случайным романом разрушившую их семью, было понятно: Стивен был гордым человеком с консервативными взглядами на мораль. Калера еще не видела шестилетнего Майкла, так как его мать после развода горела жаждой мести и Стивен не решался пока воспользоваться своими правами опекуна.
– Если я захочу выяснить что-то еще, я лучше спрошу Стивена, – сказала она, чтобы пресечь дальнейший рассказ.
Ее упрямая верность задела Дункана за живое.
– Черт вас возьми, Калера! – взорвался он. – Я ведь хочу вам помочь!
Отшатнувшись от него, она слегка коснулась его груди. Широкая и сильная, она вибрировала под ее ладонями, тонкий шелк рубашки не мог сдержать его жизненную силу. Ее пульс торопливо бился в унисон с его сердцем, и она попыталась подавить охватившую ее безотчетную тревогу.
– Может, вернемся к нашему столику?
– Не очень-то вам сладко, Капера? – он уверенно обнял ее за талию и придвинулся ближе. – Ваша проблема в том, что вы сама слишком сладкая. Продолжим-ка нашу беседу в компании Стивена – уверен, ему это понравится… Или еще потанцуем, пока не уладим наше дело?
Калера задумалась.
– Он будет беспокоиться, куда я делась…
Дункан беспечно пожал плечами.
– Он знает, что вы со мной. Он вскинул голову, прикрыл глаза и снова стал двигаться под ритмичную музыку, увлекая Калеру за собой. Он легко держал ее за талию, и, глядя на его смуглое привлекательное лицо, Калера вздрогнула от предчувствия катастрофы.
– Вы ведь не будете этого делать? – пробормотала она, оторвав глаза от его узкого рта.
Его веки дрогнули, но он не взглянул на нее.
– Чего именно?
Ее хрипловатый голос прозвучал глубже обычного:
– Вы сказали, что расскажете Стивену о том, что у нас было…
– Нет, я сказал, что ему следует это знать.
Ее пальцы вцепились в его шелковую рубашку в безмолвной мольбе.
– Зачем? Чтобы сделать ему больно? Если это из-за вашей старой ссоры, то при чем тут я?
– Потому что это все из-за вас, моя дорогая.
Раздражение взяло верх над желанием уговорить его.
– Я вам не дорогая!
Его глаза превратились в щели.
– Пожалуй, вы правы… в постели вы просили, чтобы я звал вас «милая»…
– Это было очень давно! – воскликнула она, картина ласк вспыхнула в ее памяти подобно короткому замыканию, сноп искр превратился в силуэт мужчины, охваченного страстью. Его напряженное тело на смятых простынях…
– Восемнадцать месяцев, две недели, три дня и… – он посмотрел на золотые часы на запястье, – и одиннадцать часов… моя милая.
Боже, он помнит не только дату, но и время! А она-то думала, что только ей приходится расплачиваться за свое грехопадение, постоянно вспоминая о нем.
То был ужасный день, худший в долгой череде ужасных дней. Ее семья и друзья были чрезвычайно добры к ней сразу после смерти Гарри, но со временем они вернулись к своим делам и оставили ее. Она прилагала все усилия, чтобы пережить трагедию, разбившую ее жизнь. Она убеждала себя, что спокойствие, которое она изображала, скоро станет реальностью, но действительность показывала обратное. Внешняя безмятежность была призрачной, внутри Калера постоянно ощущала черную дыру, ужасную беспомощность, которая делала ее уязвимой перед лицом одиночества.
Целых шесть месяцев ей удавалось обманывать себя и других, но однажды пелена пала, и обнаружилась истина.
Как-то утром Дункан вызвал ее и выругал за самовольные исправления в документе, которые исказили весь смысл. В своей обычной манере он начал выговаривать ей за то, что она в письмах вечно сглаживает его выразительный язык и тем самым превращает его послания в такую занудную, серую писанину, что клиенты могут заподозрить его в недостатке фантазии.
Калера внезапно разрыдалась, и Дункан едва успел удержать ее, прежде чем она убежала из кабинета.
– Я знаю, знаю… Гарри… – хрипло сказал он, прижимая к себе ее вздрагивающее тело, доконав ее этим сочувствием и готовностью выслушать…
Весь страх, весь ужас и боль того дня, когда умер Гарри, вырвались наружу, а Дункан сидел рядом, утешающе поглаживал ее по спине, согревал ее холодные руки в своих и вытирал ее мокрое лицо своим платком. И приговаривал при этом что-то ободряющее, что помогало ей…
Гибель Гарри не была просто несчастным случаем. Но Капера до сих пор не могла поверить, что ее тихий, честный, медлительный, не склонный к авантюрам муж погиб как герой.
Она и Гарри завтракали в тихом кафе для туристов, когда какой-то сумасшедший открыл огонь из ружья, убив пятерых и ранив еще десять человек, включая нескольких детей. Пока все в панике прятались за деревянными столиками или пытались спастись бегством, Гарри бросился на выстрел, закрыв собой мать с маленькой дочкой.
Смертельно раненный, истекая кровью, он нашел в себе силы удержать ствол ружья…
Гарри потерял сознание и умер по дороге в больницу… умер, до последней минуты надеясь, что частичка его будет жить в долгожданном ребенке, покоящемся у нее внутри. А через два дня у нее случился выкидыш…
Иногда, в самые свои мрачные часы, она даже обвиняла своего мужа за его героизм. Вот и тогда…
– Зачем? Зачем нужно было строить из себя героя? – всхлипывала она на груди у Дункана.
– Он не строил героя, он и был таким, – глубокий голос лился в ее ухо, успокаивая и утешая. – Такие, как Гарри, честные, самоотверженные люди, которые не могут смотреть, как страдают другие, – настоящие герои…
– А как же я?! – Это был вопль отчаяния от предательства. – Он оставил меня одну, свою жену… Разве я не уязвима? – Ее рука бессознательно легла на живот. – Ему же нечем было защищаться! Как он собирался остановить вооруженного человека?
Дункан сжал ее холодный кулак в своей теплой руке, отводя ее от живота Калеры к своей надежной груди.
– Вы же сказали, что времени на раздумья не было, вот Гарри и поступил так, как подсказывало ему чувство…
– Я ощущала только страх… Я словно одеревенела. – У нее перехватило дыхание, голова поникла от стыда, когда она вспомнила, как пряталась за Гарри.
Сильная рука взяла ее за подбородок, приподняв заплаканное лицо, так что она встретилась взглядом с темно-синими глазами.
– Возможно, это и спасло вас. Если бы вы бросились за Гарри, то тоже могли бы погибнуть или пострадать, как многие другие. Я благодарен небесам, что этого не случилось.
Его ладонь прижалась к ее щеке, пальцы коснулись пульсирующего виска. Нет, она очень дорожила своей жизнью и не жалела, что не умерла тогда.
– Но я должна была остановить его, – прошептала она. – Только что он был рядом со мной – и вот его уже нет… я могла остановить его!
– Вы ничего не могли сделать, Калера, и нет смысла терзать себя тщетными «если».
– Сегодня была бы шестая годовщина нашей свадьбы, – прорыдала она, слезы струились по ее лицу и стекали по его пальцам.
– Ах, Калера… – в его голосе было глубокое понимание, он склонил голову к ее нахмуренному лбу. – Неудивительно, что вы чувствуете себя такой одинокой.
– А в эти дни… должен был родиться мой ребенок, – плакала она.
Дрожа в руках Дункана, Калера поняла, что боль не уйдет, если она будет притворяться, будто ее не существует. Возможно, она просто продлевала страдание от своей тяжелой утраты. Но больше всего она боялась, что чувство вины и одиночества останутся с ней навсегда…
Когда поток слез иссяк и Калера лишь судорожно всхлипывала, Дункан сунул ей в руку свой платок и поднял ее с дивана.
– Давайте я отвезу вас домой…
– Нет, спасибо, я сама, – машинально запротестовала она, вытирая заплаканные глаза.
– Но вы сейчас в таком ужасном состоянии! – сказал Дункан тоном, не допускавшим возражений.
– Но у вас встреча через двадцать минут… – слабо возразила она.
– Ну и что? Скажу Анне, чтобы перенесла. Соберите вещи, выйдем через служебный выход, чтобы никто не видел.
Калера, ослабевшая от слез, позволила вывести себя из кабинета и проводить до служебного лифта.
Глава 4
На подземной автостоянке Дункан подвел Калеру к своему автомобилю.
– А как же моя машина? – забеспокоилась она, но было поздно.
– Она спокойно постоит здесь ночь, – сказал Дункан, пропуская ее в салон автомобиля и надевая на нее ремень безопасности. Нежность его жестов не вязалась с резким тоном.
У Калеры не было сил, чтобы хоть как-то протестовать. Она откинулась на мягкое кожаное сиденье и расслабилась.
Дункан не пытался заговорить с ней и спокойно вел машину. Увидев поворот на свою улицу, Калера схватила Дункана за рукав рубашки, не дав ему повернуть руль.
– Подождите…
– Почему?
Калера судорожно вздохнула, ее рука разжалась, и по телу пробежала внезапная дрожь.
– Я не хочу идти домой! – тихо сказала она.
Дункан остановил машину у обочины и взглянул на ее бледное напряженное лицо.
Воспоминания были повсюду и появлялись тогда, когда она меньше всего их ждала.
– Нет, я не хочу туда идти! Не можем ли мы поехать куда-нибудь в другое место?
– Но куда?
– Все равно! – в ее голосе зазвучали истерические нотки. – Просто продолжайте ехать.
Вот так она и оказалась дома у Дункана и в конце концов в его постели.
Она смутно помнила некоторые детали. Например, она забыла, как они ехали в его дом в Понсонби, только неясно припоминала чашку чая с сахаром и печенье, которое он заставил ее съесть. Она помнила, что у нее болела голова и она с благодарностью приняла предложение лечь в зеленой прохладной комнате с темными занавесками, спасавшими от яркого полуденного солнца.
Она проснулась ночью в холодном поту. Ее била дрожь от увиденного во сне знакомого кошмара, горло пересохло, а ноги болели, словно она долго бежала. Она была без обуви, но одета, и мятая одежда липла к влажному телу.
Калера сбросила легкое одеяло и выбралась из кровати, ее сердце бешено колотилось. В темноте она наткнулась на что-то, вскрикнула и упала, но Дункан неожиданно оказался рядом и поднял ее с пола.
– Калера? Вы в порядке? Кажется, вы кричали.
– Я… проснулась, – глупо сказала она, – и не сразу поняла, где я. А… сколько времени?
– Поздно. – Он включил свет, и она, щурясь, увидела взъерошенного небритого Дункана. На нем был черный короткий халат, небрежно завязанный поясом, на широкой груди курчавилась черная поросль. – Слишком поздно, чтобы идти домой. – Его голос был хриплым со сна, но глаза зорко смотрели на нее – на то, как она обхватила себя руками бессознательным жестом защиты. Она быстро отвела глаза от его обнаженной груди. – Можете остаться здесь до утра, – мягко добавил он. – Моя комната рядом, так что я услышу, если вы позовете. Здесь с вами ничего не случится.
Ее напряженные нервы затрепетали. Разве он не знает, что ты больше всего уязвим, когда чувствуешь себя в безопасности? Опасность беды в том, что ее не ждешь.
– Вы хотите, чтобы я оделся и вывел машину?
– Нет. – Это был хриплый шепот, и она попробовала еще раз:
– Спасибо, не стоит, но… – она провела руками по мятой серой юбке и по голубой блузке с высоким воротником, уместной в прохладном офисе, но не теплой весенней ночью. – Мне жарко… Наверно, поэтому я и проснулась.
– Здесь ванная, теплый душ поможет вам прийти в себя и уснуть. Я там положил для вас полотенце и пижаму. Если вы не возражаете, я пойду спать. Спокойной ночи.
Калера залезла под теплую пульсирующую струю душа. Ярко-красное мыло скользило по ее коже, пузырилось, издавая запах клубники, и она с ужасом подумала, сколько времени прошло с тех пор, как она покупала что-то кроме гигиенических принадлежностей.

Нэпьер Сьюзен - Экзамен на верность => читать книгу далее


Надеемся, что книга Экзамен на верность автора Нэпьер Сьюзен вам понравится!
Если это произойдет, то можете порекомендовать книгу Экзамен на верность своим друзьям, проставив ссылку на страницу с произведением Нэпьер Сьюзен - Экзамен на верность.
Ключевые слова страницы: Экзамен на верность; Нэпьер Сьюзен, скачать, читать, книга и бесплатно