Левое меню

Правое меню

 Кронин Арчибалд Джозеф - Путь Шеннона 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Ривз-Стивенс Гарфилд

Звездный путь -. Пепел Эдема


 

На этой странице сайта выложена бесплатная книга Звездный путь -. Пепел Эдема автора, которого зовут Ривз-Стивенс Гарфилд. На сайте strmas.ru вы можете или скачать бесплатно книгу Звездный путь -. Пепел Эдема в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB, или же читать онлайн электронную книгу Ривз-Стивенс Гарфилд - Звездный путь -. Пепел Эдема, причем без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Звездный путь -. Пепел Эдема равен 208.51 KB

Ривз-Стивенс Гарфилд - Звездный путь -. Пепел Эдема - скачать бесплатно электронную книгу



Звездный путь –


ПРОЛОГ
Семьдесят восемь лет спустя после того, как о его смерти было записано в анналах истории, Джеймс Т. Кирк завершал свой путь.
Он шел домой.
Наконец.
Высоко на склоне горы, над простой каменной пирамидой, которая была могилой Кирка, стояла одинокая фигура – страж, верно несущий свой караул.
Его изящные черные одежды колыхались в сумеречном бризе Веридиана-III. В сложных вышивках металлическими нитями на вулканском языке на них разъяснялись основные принципы логики. Эти принципы мерцали в затухающем свете заката.
Пристальный взгляд стража остановился на разбитой эмблеме Звездного Флота, покоящейся на камнях. В его выражении не было никаких эмоций, пока продолжались его размышления и не был соблюден надлежащий этикет.
Тогда единственная слеза появилась в уголке его глаза.
Посол Спок не противился этому.
Борьба между его двумя половинами – вулканской и человеческой – была выиграна десятки лет назад…
Три недели назад Спок еще не подозревал о существовании этого места. Теперь он знал, что никогда не забудет его. Отныне в анналах истории было записано, что Джеймс Т. Кирк вновь появился – но только чтобы умереть снова.
Горе Спока по поводу расставания с другом во второй раз было гораздо тяжелее, чем когда-то было в первый.
Какая в этом могла быть логика?
Спок наблюдал, как далеко внизу в заходящем солнце от груды камней протянулись длинные тени. В воздухе над тенями заискрились и ожили пять столбов света.
Спок наблюдал, как лучи транспортера превращаются в пятерых офицеров Звездного Флота.
Одного он знал – Вильям Райкер, со звездолета «Энтерпрайз».
В другом месте планеты под командованием Райкера обломки этого корабля демонтировались командой инженеров Звездного Флота. В соответствии с Первичной Директивой не должно остаться никаких следов высоких технологий. Чтобы будущие обитатели Веридиана-III – планеты, похожей на Землю, – не обнаружили ничего. Даже тела Кирка.
Четверо пришедших с Райкером сформировали почетный караул для сопровождения Спока обратно на Землю, на официальное погребение Кирка. Похороны героя.
Учитывая все, что Кирк значил для Федерации, эта честь казалась Споку обычной. И все же – что еще можно было сделать, чтобы успокоить скорбь тех, кого Кирк коснулся, когда его дух отлетал?
Спок прошел через это сам, но благодаря Кирку он вернулся. «Ты сделал бы то же самое для меня» – сказал ему когда-то Кирк на Маунт Селейе, когда Спок родился во второй раз.
Теперь слезы накатились Споку на глаза, потому что он знал, что не может. Хотя вопреки всякой логике он не желал ничего другого.
По крайней мере он знал, что Кирк стоял лицом к опасности, не подозревая о приближении момента смерти. Спок знал, что его друг противостоял судьбе и примирился с ней в тот период времени между возвращением Кирка на Хитомер и запуском нового «Энтерпрайза» – который окончательно решил его судьбу.
Вулканец находил удовлетворение от этой мысли. Он считал, что это было наиболее логичным.
На горизонте исчезли последние лучи Веридиана-III, и звезды засияли в опустившейся тьме. День наконец закончился.
Почетный караул по стойке «смирно» ждал возле могилы. Если все продолжается согласно расписанию, в этот момент высоко наверху звездолет изменил орбиту, готовясь засечь транспортерным лучом то, что находится под грудой камней.
В будущем Кирка не было никакой Маунт Селейи. Поэтому логика велела Споку искать утешение не в том, что могло бы быть, а в том, что кануло в прошлое.
Слеза скатилась по его щеке. Спок проследил ее падение на пыль этого мира. Воспоминаний об этом нигде не осталось. За исключением его памяти.
К этим воспоминаниям он сейчас и вернулся, к последнему приключению и открытиям тех последних дней, что он провел со своим другом. Когда путешествие Джеймса Т. Кирка подошло к концу – но еще не было окончено…
Глава 1
Кирк не оглянулся в прошлое – он устремился туда бегом, сломя голову. Ударился о вулканический пепел Тичо IV плечом, перекатился, чтобы его прикрыл мичман Гелт за остроконечным валуном.
Но этот валун оказался не самым удачным укрытием для Гелта. Мичман был мертв. Синевато-белая кожа. Искривленное последней судорогой боли тело.
Кирк споткнулся. Ему было двадцать четыре, лейтенант, три года как из Академии. Мичману Гелту было всего девятнадцать. Первая миссия. Он полагался на Кирка, а Кирк его не защитил.
На боку Кирка защебетал коммуникатор, и рефлексы сработали, освобождая его от оцепенения. Он щелчком открыл коммуникатор.
– Это Кирк.
– Где были те координаты?
Это был Гарровик. Капитан Кирка не транспортировался на «Фаррагут», когда был шанс – до того, как катушки транспортатора испытали перегрузку. Он остался с ранеными. Ожидая шаттл. В десяти минутах отсюда.
– Сканирую, – сказал Кирк. Он заставил себя встать на ноги, став незащищенным перед тем, что находилось за валуном. Тем, что напало на «Фаррагут». Тем, что обитало среди пепла Тичо IV и теперь отстреливало экипаж «Фаррагута» по одному.
Кирк держал свой громоздкий трикодер перед собой как щит. Глаза метались от его показаний к окружающему ландшафту и обратно. Садилась Прима Тичо. Цветом крови полыхал горизонт. Но никаких показаний не было.
– Капитан, там ничего нет. – Голос Кирка выдал напряжение, которое он испытывал.
Но голос в коммуникаторе оставался спокойным.
– Оставайтесь на месте и продолжайте сканирование, лейтенант. Вы командуете огнем до тех пор, пока снова не начнут действовать главные сенсоры.
– Есть, сэр, – подтвердил Кирк. Оружие «Фаррагута», который находился на стандартной орбите над ним, было под его командованием. Без сенсоров, которые это оружие направляли, Кирк стал его системой наведения. И вес этой ответственности ощущался хорошо.
Отдаленный крик прорезал сумрак, оборвавшись слишком резко. Пронзительный крик. Женщина.
Кирк с колотящимся сердцем остался на месте. Он сражался с порывом отбросить коммуникатор и вытащить лазерный пистолет. Гарровик дал ему приказ, и не было ничего, что Кирк не сделал бы для своего капитана. Таким капитаном был Гарровик. Таким человеком. К валуну Кирка бежала чья-то фигура. Это был не более чем окрашенный алым силуэт на фоне заката. Кирк быстро проверил трикодер. Это был человек. Эндровер Дрейк.
Молодой лейтенант, запыхавшись, скользнул рядом с Кирком, вытащил лазер. Его короткие, стриженые ежиком светлые волосы были испещрены черным вулканическим пеплом. Он мельком глянул на тело Гелта, но отреагировал на это не более, чем вулканец.
– Этот вопль, – сказал Дрейк. – Это была Морган.
Даже ощутив, как от потрясения все сжалось у него в груди, Кирк заметил промельк улыбки на лице Дрейка. Фейт Морган была офицером по оружию «Фаррагута». Последние три месяца она жила в каюте Кирка. Как его возлюбленная.
Кирку хотелось стереть ухмылку Дрейка о камни этого места.
Но у него был приказ. Приказ Гарровика. Приказ Звездного Флота. Он ничего не мог больше сделать для Фейт Морган, но экипаж «Фаррагута» насчитывал четыреста человек. По крайней мере, так было, когда корабль впервые вошел в эту систему.
Кирк взмахнул трикодером во мрак. Все еще никаких показаний. Он почувствовал, как злые слезы обожгли глаза, но он не позволил им пролиться. Долг прежде всего.
Дрейк щелкнул уровнями энергии в своем оружии, подкрутив короткий ствол на самый высокий уровень.
Кирк протянул руку, чтобы его остановить.
– Лазеры на это не действуют.
Одна из караульных смогла выдохнуть это в коммуникатор, прежде чем нечто (что бы это ни было) убило ее.
– Это существо может менять молекулярную форму, – рассуждал Дрейк. – Может, лазеры могут действовать против одной формы, а против другой – нет.
Кирк быстро проверил настройки трикодера, снова просканировал, выискивая цель.
– Гарровик говорит, что фазеры справятся. – Фазеры были новейшим оружием в арсенале Звездного Флота.
Дрейк свободно взмахнул лазером.
– Да откуда Гарровик знает?
Кирк отшвырнул коммуникатор, вцепился в ворот Дрейку и с силой пихнул его к валуну.
– Он капитан, – прошипел Кирк. – Он выяснит, как забрать нас отсюда.
Насколько Кирк знал, именно это делали капитаны звездолетов. Они были непобедимы. Должны были быть.
Дрейка удивила эмоциональная вспышка Кирка. Он пригладил мундир в том месте, где Кирк его смял:
– На орбите у него это не слишком хорошо получилось, не так ли?
Кирк снова щелчком открыл коммуникатор, чтобы держать кулак подальше от челюсти Дрейка. Дрейк этого не стоил. Кирк обнаружил это, выйдя из Академии. Их последняя драка после занятий стоила Кирку двух выговоров. Кирк просто выиграл. Но наибольшее удовлетворение пришло, когда Кирк обошел Дрейка на два процента и первым в классе получил назначение в космос.
– Что-то временно изменило сенсорную сетку, – сказал Кирк. Это было единственное объяснение, как Гарровика застали врасплох.
Кирк был на вахте на мостике «Фаррагута», когда это случилось. Сенсорные доски загорелись, когда судно было чем-то захвачено – газовым облаком, каким-то существом? Тогда не было никакой возможности выяснить.
Гарровик приказал поднять щиты на всю мощность. Это существо ответило тем, что каким-то образом исчезло из диапазона чувствительности сенсоров. В то же самое время невероятное временное фазовое изменение перегрузило все ключевые схемы на «Фаррагуте». Возможно, это был защитный ход со стороны этого существа. Но чем бы это ни было вызвано, в течение напряженного часа казалось, что корабль не сможет удержаться на орбите.
Гарровик приказал эвакуировать всех, кроме основного летного состава. Потом он спас судно. Непобедимый.
Но к тому времени это существо нашло эвакуационный лагерь на поверхности Тичо IV. И теперь не было сомнений, что это именно существо. Существо, которое питалось красными кровяными тельцами гуманоидных форм жизни. Таких, как Гелт. И Фейт. И всех остальных, кто уже погиб.
На поверхности это существо методично исследовало их обороноспособость. Оно преодолело их силовые защитные поля. Выдержало все, что могли в него выпустить лазерные пушки. Окутало все тошнотворным сладковатым запахом смерти уже умирающего мира.
Гарровик немедленно транспортировался в центр событий, организуя отзыв команды. Сражаясь на их стороне.
Затем внезапно, посреди процесса передачи на борт, перестали функционировать транспортаторы корабля – слишком деформированные временной перегрузкой и первой эвакуацией. Гарровик вызвал вниз шаттл. Никто не верил, что они сделают это вовремя.
Но Кирк никогда не сомневался, что Гарровик их спасет. Как-нибудь. Он был капитаном.
На трикодере возник какой-то всплеск.
Кирк проверил показания. Ди-кирониум. Это ему ни о чем не говорило.
Но тут его настиг неприятный аромат. Слишком сладкий. Подавляющий.
– Он возвращается… – сказал Кирк.
– Лейтенант! – передал Гарровик. – Где показания? – Что-то двигалось у отдаленных скал.
Нет – не двигалось – вздымалось. Взвилось на фоне алого заката, как бушующие врата в ад.
– Кирк?! – повторил Гарровик.
И именно в этот момент, в другой жизни, в другое время, лейтенант Кирк застыл. Столкнувшийся с неизбежной смертью, отягощенный ответственностью и долгом, он заколебался. Но не на сей раз…
– Кирк – «Фаррагуту»! – выкрикнул он. – Цель удара – тридцать метров точно на запад отсюда! Все фазеры – ОГОНЬ!
Инстинктивно Кирк набросился на Дрейка, вынуждая и того пригнуться и укрыться. Через миг небеса Тичо IV были вспороты двойными копьями голубого огня.
Кирк ощутил, как сотряслась земля, когда жуткая гармония фазовой энергии разрывала на части все атомы по своему лучу. Он чувствовал запах сожженной пыли, жар, ощутимый привкус озона, высвобожденного атмосферной ионизацией. Огневой вал прекратился.
Кирк выглянул за край валуна. Облако пыли горело изнутри жаром перегретых камней. Это существо погибло.
– Мы это сделали, – ликовал Кирк. Он поднес коммуникатор ближе. – Капитан Гарровик, мы…
В пылевом облаке выгнулся тонкий усик белого пара – как торнадо, формирующееся наоборот. Кирк замолчал.
Пар вытянулся по земле, крутясь все быстрее, поднимаясь по следу ионизации, оставленному лучами фазера. Поднимаясь к «Фаррагуту».
– О Боже, – прошептал Кирк.
Он взглянул на Дрейка. В глазах Дрейка отражались последние следы закатного света. Выражение его было непроницаемо.
– Кирк «Фаррагуту»! Это существо идет на перехват! Уходите!
В передачу ворвался Гарровик.
– «Фаррагут»! Меняйте орбиту! Максимальное ускорение! Быстро!
Ответила офицер по науке «Фаррагута», ее голос прерывался помехами.
– …опустить щиты… проходим сквозь… объем антиматерии…
Прямо над головой расцвела новая звезда.
– «Фаррагут»? – произнес Гарровик. – «Фаррагут», ответьте…
Ничего. Даже помех.
Кирк уставился на мерцающую световую точку. Двести человек экипажа. Звездолет конституционного класса. Превращенный в одну из многих умирающих звезд.
Превзойденный тонким кольцом белого пара. Спускавшегося спиралью с небес.
Возвращающимся, чтобы потребовать их всех.
Рядом засмеялся Дрейк:
– Замечательные инстинкты, Джимбо. Увидимся в аду.
Опускающееся облачное существо было уже почти над ними. Кирк исчерпал возможности. Теперь оставалось сделать только одно.
* * *
– Конец программы, – сказал он.
Это существо, Эндровер Дрейк и Тичо IV рассеялись в голографическом тумане, вернулись в прошлое, которому принадлежали…
…которому не принадлежал больше Кирк.
* * *
– Костюм был слишком тяжел, сэр? – Молодой техник звездного Флота почтительно ожидал ответа Кирка, пока тот снимал боевой шлем, который надел на время моделирования.
В похожей на пещеру комнате Кохрейновского Зала Физики Звездной Академии жужжали громоздкие ряды машин. Некрашеные основные блоки и платформы, что воскресили скалистые ландшафты Тичо IV, вновь послушно стали желтыми сетчатыми стенами.
У Кирка болели глаза, в том месте, где на них давили визуальные входные кодирующие устройства. От веса серво-двигателей, которые управляли тканью обратной связи, что прилегала к телу, болела спина. Полное боевое голо-оборудование было слишком тяжелым.
Но Кирк не собирался на это жаловаться.
Он сознательно постарался выпрямиться, быстрее двигать руками. Ослепительно улыбнулся технику.
– Отлично себя чувствую, – легко сказал он. – Как будто на мне моя старая форма.
Пораженный техник усмехнулся. Как будто он слышал тут только жалобы. Он начал отсоединять механизм обратной связи.
– Знаете, – сказал он Кирку, словно тот был его старым другом, – когда-нибудь станет возможно полностью покончить с костюмом. Использовать фокусированные тяговые лучи. Управление микрогравитацией. А может даже построить опоры с помощью репликации вещества транспортатора.
Кирк застонал про себя, сохраняя на лице терпеливую улыбку. Вдобавок к весу, костюм протерся в тех местах, к которым он не хотел привлекать внимание на публике.
Он позволил технику со счастливым видом болтать о невиданных возможностях его штуковин и приспособлений и о будущем голографического моделирования.
Он надеялся, техник решит, что пот, струящийся у него со лба – результат слишком плотного прилегания костюма, а не физических усилий, от которых Кирк был близок к изнеможению. Или боли в плече, которая не давала забыть, как он ударился о фальшивый грунт и покатился к фальшивому валуну.
Он подумал, что инженеры Звездного Флота слишком плохи, раз не могут сымитировать ощущение непобедимости, которое было у него в юности, когда он мог удариться и перевернуться пять раз на дню на настоящей земле и никогда не ощущал последствий.
– Только подумайте, – продолжал техник с невинным энтузиазмом. – Просто входите в пустую комнату в обычной форме и тут же вас окружает голограмма, такая реалистичная, что вы не можете сказать, в чем разница между ней и реальностью.
Кирк согнул руки, вспоминая вес старомодного трикодера, который тащил во время имитации. Ткань на шее у Дрейка, которую смял его кулак. Всю эту иллюзию.
– Поверь мне. Это и сейчас очень реалистично, – сказал Кирк. Он так и думал.
– И вы можете быть уверены, что именно это и произошло бы.
Кирк не понял.
– Что произошло бы?
– Если бы вы сразу же открыли огонь по этому существу, а не колебались, как вы сделали на самом деле.
Теперь Кирк понял. Но ему не хотелось говорить об этом. Он многие годы не думал о Фейт Морган. Но никогда ее не забывал. Он бы не забыл никого из них.
– Видите ли, не начни фазеры стрелять, – настаивал техник, – это существо напало бы только на тех членов команды, которые были на земле. «Фаррагут» и все на нем были бы в безопасности. Но если бы вы сразу открыли огонь, он бы вернулся к «Фаррагуту», разрушил его и разделался заодно со всеми на земле. Так что в первый раз вы поступили правильно.
И из-за этого погиб Гарровик, мрачно подумал Кирк. Он сменил тему.
– Из этого получится отличное обучающее устройство.
Техник в замешательстве взглянул на него:
– Обучающее? Наверно. А как насчет развлечения? Одни игровые возможности бесконечны.
Кирк спихнул специальные ботинки, в которых чувствовал себя так, словно под ногами хрустел вулканический грунт.
– Вы это все запрограммировали с «развлекательными» целями? – спросил он.
Техник все еще выглядел озадаченным, когда взял у Кирка ботинки, удерживая костюм в неудобной позе в руках.
– Сэр, мы запрограммировали в систему почти все ваши прежние подвиги.
– Мои подвиги?
Техник пылко кивнул.
– Это столкновение с облачным существом с Тичо IV и его уничтожение спустя одиннадцать лет, в дату 3619.2. А звездная дата 3045.6 – помните? Ваше сражение с Метронами и битва один на один с Горном. И 3468.1 – когда вы сбежали от инопланетянина на Поллуксе IV, который утверждал, что он греческий бог Адонис. У нас есть почти все. И каждый день приходит еще больше.
Кирк пребывал в смущении. Он не вспомнил бы простую звездную дату первой пятилетней миссии, даже если бы от этого зависела его пенсия.
– Но почему?
Техник ошеломленно уставился на Кирка, словно не понял, о чем его спросили.
– Сэр… вы герой.
– О.
Опять, подумал Кирк.
– А вы ничего такого не чувствуете, сэр?
Кирк заколебался. Он не хотел сказать что-нибудь не то. Этот молодой человек приложил огромные усилия, чтобы воссоздать инцидент из прошлого Кирка в опытном голографическом устройстве Звездного Флота. К тому же в невероятных деталях. Даже Кирк забыл поясной лазер, который был стандартным снаряжением Звездного Флота.
Кирк признался себе, что многое из тех дней он забыл.
Он улыбнулся технику, пытаясь смягчить удар.
– Те… подвиги, – начал он.
– Да, сэр?
– Это была всего лишь моя работа, – просто сказал Кирк. – Работа, которую я сделал давным-давно.
Техник ошарашенно посмотрел на Кирка, словно не вполне уверенный, как ответить.
– Это было больше, чем работа, сэр. Для нас. – Он кивком указал на друзей-техников в комнате управления, которые наблюдали за боевым комплектом. Мужчины и женщины примерно такого же возраста, что и техник. Таким молодым Кирк уже не мог себя вообразить. И все они выстроились у обзорных экранов, наблюдая за каждым движением Кирка. Такое пристальное изучение смущало.
Кирк увидел отсвет разочарования в глазах молодого техника.
– Мы никогда не забудем, сэр.
С этими словами молодой человек развернулся и пошел в комнату управления.
Кирк протянул руку, чтобы его остановить. Он хотел что-нибудь сказать. Хоть что-то, чтобы сгладить разочарование молодости.
Но не знал, что.
И уже не в первый раз.
Кирк знал, что проблема в ожиданиях. Ибо все, что имело значение для остальных, его прошлое – это мало его привлекало. Он всегда стремился к будущему, к новым свершениям, а не к прошлым успехам.
Но его будущее уходило.
Он был капитаном звездолета без корабля. Неспособным оглянуться назад, неспособным идти вперед. Пойманным в ловушку настоящего. Запертым. Бесполезным. Готовым стать сверхновой.
Это было невыносимое состояние для Джеймса Т.Кирка. И он знал, что ему надо будет вскоре что-то предпринять. Или же придется уступить. А уступка никогда не была для него решением.
Он бы скорее умер, а Кирк еще не был готов столкнуться с этим последним мигом. Хотя знал, что в свое время должен умереть даже капитан звездолета.
Глава 2
Никто не знал, кто построил платформу «Темная Зона».
Случайное на вид сборище конструкций громаднейшей космической станции растянулось, словно сети какого-то полоумного паука, лихо закрученные вокруг разбросанных в беспорядке обитаемых сфер и цилиндров, установленных десятками рас в течение тысячелетнего срока службы платформы.
Когда-то она могла быть перевалочной базой для бесчисленных флотилий звездолетов, некоторые из которых, возможно, принадлежали самим Предтечам – настолько древней она была.
А ныне – тихая заводь, заправочный пункт. Точка старта для мечтателей, ищущих среди звезд свою удачу. Логово контрабандистов и головорезов, которые эту удачу у них украдут.
В одиночестве она медленно дрейфовала во тьме среди звезд. В относительном покое, вдали от пограничья Федерации и старых районов Клингонской Империи. И говорящим за себя доказательством ее истинной ценности являлось то, что ни Федерация, ни Империя не заявляли на нее своих прав.
Никто не знал, кто построил «Темную Зону». Более того, никого это не волновало.
Но для Павла Чехова в звездную дату 9854.1 это являлось самой важной вещью в его жизни. Потому что покрытые глубоко въевшейся грязью стены ее проходов вполне могли быть последним, что он в жизни видел.
Холодный наконечник узла дизрапторного эмиттера еще глубже впечатался в висок Чехова.
Рука в кожаной перчатке еще сильнее сжала его горло. Дышать невозможно. Для чего и сделано.
Корт, одноглазый клингон, с вонью изо рта от паршивого гака, наклонился ближе, считая в обратном порядке, палец напрягся на спусковой кнопке.
– … хат… чоргх… соч…
Через семь секунд Чехов может стать облачком развеянных субатомных частиц. Его единственная мысль: «Что сделал бы капитан?»
– … джай… вах…
Чехов безуспешно рванулся из-под толстой мускулистой руки клингона.
– Я хотел сам распоряжаться своей жизнью! – выдавил он.
Корт прекратил отсчет. Прищурился одним здоровым глазом на своего пленника. На бесконечно малую долю ослабил зажим своей хватки.
– Это поэтому ты врезал адмиралу? – спросил Корт. Он явно не доверял. – Разрушил свою карьеру? – Глубокие морщины избороздили массивные клингонские надбровья вплоть до дюраниевой пластины, закрывающей его пустую глазницу.
– Какую карьеру? Звездный Флот ничего больше не мог предложить мне. – Чехов смотрел на поверхность дизрапторного дула. От дыхания Корта ему хотелось заткнуть рот. Но он определенно завладел вниманием клингона настолько же, насколько тот завладел его.
– Тридцать три года я им отдал, – продолжал Чехов. – И ради чего? Я все еще коммандер – коммандер! Вечно делаю то, что шишки велят.
Теперь слова давались Чехову легко. Он даже не обратил внимания на то, что дизрапторный наконечник слабее давит на висок.
– «Данные, мистер Чехов.» «Проведите сенсорное сканирование, мистер Чехов.» Вечно в чьей-то тени. Никогда шанса для меня. Показать, на что я способен.
На расстоянии дизрапторного дула Чехов встретил ледяной взгляд единственного глаза. Задержался на нем. Огонек готовности на оружии беззвучно пульсировал – заряжен полностью.
– Я хотел от всего этого отделаться. Не хотел больше злиться.
Наконец-то Корт отодвинул оружие. Но все еще целился Чехову в голову. Все еще держал руку на горле Чехова. Где-то капала вода. Гладкие палубы рокотали под прибывающими и отбывающими грузовыми шаттлами в близлежащих отсеках.
Чехов считал биения сердца. Ждал.
Корт бросил взгляд сквозь затемненный коридор. Туда, где двое андорианцев держали Ухуру.
Одна тонкая голубая рука зажимала Ухуре рот. Церемониальный кинжал точно подрезал кожу под ее подбородком. Серебристое сияние клинка было замарано маленькой капелькой красной крови. Человеческой крови.
Корт единожды кивнул.
Ухура напряглась.
С превеликим нежеланием большой нескладный андорианец в меховой жилетке убрал кинжал. Стройный андорианец в кольчуге убрал руку с лица Ухуры. Подошел черед Ухуры перевести дыхание.
Но она все еще не могла двинуться. Андорианцы держали ее пришпиленной к переборке.
– Это правда? – спросил Корт Ухуру.
Глаза Ухуры метнулись к Чехову. Чехов увидел скрытую в них ту же мысль. Знал, о чем она сейчас думает.
– Не смотри на него! – заорал Корт. Его низкий голос эхом отдался в извилистом коридоре, полном труб и кабелей, и был поглощен отдаленным гудом работающих воздухоочистителей и генераторов гравитации.
Корт снова вдавил дизраптор в висок Чехова.
– Э-то прав-да? – повторил он.
– Да, – ровно сказала Ухура. – Для нас обоих.
Чехов сосчитал десять ударов сердца. Вечность.
Затем Корт убрал оружие обратно в кобуру. Дал знак андорианцам отпустить Ухуру.
Их антенны разочарованно опустились, но они сделали, как было велено.
Корт сграбастал Чехова за плечи:
– Итак, даже легендарный Звездный Флот не отличается от Имперских морских сил. Почаще ступай на червяка, и даже наинижний заработай крылья!
Чехов не давал себе труда пытаться следовать Кортовым идиомам. Он только поднапрягся, когда клингон сдавил его в медвежьих объятиях. Минуло еще десять ударов сердца. Чехов почувствовал дурноту.
Корт отпустил его. Дружески хлопнул по щеке, что больше походило на полновесную пощечину.
– Они будут звать тебя предателем, – объявил приговор Корт.
Чехов массировал лицо, стараясь облегчить жжение. Так и не привык к бороде, которая там теперь росла.
– Они меня и хуже называли.
Корт посмотрел на Ухуру.
– И тебя то же самое.
Ухура просияла жестокой улыбкой. Чехов смог заметить, как ноздри Корта раздулись с явным интересом.
– Я их и хуже называла.
Корт пошарил в поясе и вытащил две идентификационные карточки.
– Как не свезло, вы не узрели ошибки пути Звездного Флота десятилетия назад, – рыкнул Корт. Он вернул пластинки Чехову и Ухуре. – Затем, сегодним, возможно это бы будет Имперское собирание поглодать на костях Федерации.
Чехов засунул свою фальшивую идентификационную карточку в тайный карман плаща. Несмотря на все, чего эта карточка стоила, она оказась бесполезной. Корт смог определить его и Ухуры истинные личности меньше чем за десять часов – без особых усилий разузнав, что они ушли из космофлота при прямо скажем, не идеальных обстоятельствах, шесть коротких месяцев назад.
– Я не рассматриваю то, чем мы занимаемся, как обгладывание костей Империи, – произнес Чехов. Он отряхнул темную гражданскую одежду, которую сейчас носил. Ухура сделала то же самое.
Корт обхватил Ухуру рукой за плечи, подтянув ее к себе поближе.
– Конечно, закон обманных. – Говоря это, он умудрился выглядеть почти мечтательным. Нелегкая задачка для клингона. – Ешь или будь обедом. – Он нахмурился, глядя на Чехова. – Ваш такой неуклюжий язык.
Чехов пожал плечами.
– Что теперь?
Корт одарил своих новообретенных друзей-землян последним болезненным объятием, затем небрежно их отпустил, из-за чего оба натолкнулись спиной на андорианцев.
– Теперь, – произнес Корт, – мы делаем то, что пришли сюда делать. Бизнес!
Широкими шагами он направился вниз по коридору к обитаемым уровням Темной Зоны, его андорианцы по бокам. Тяжелые, с металлическими подковками сапоги Корта лязгали при каждом шаге. Чехову и Ухуре приходилось делать в два раза больше быстрых шагов, чтобы не отстать.
– Оружейная антиматерия, – начал Корт перечислять свой товар, загибая толстые волосатые пальцы. – Фотонные торпеды – еще в упаковке. Дизрапторные батареи. Реакторы двигателей. – Он внезапно остановился, и развернулся, уставившись на Ухуру плотоядным взглядом. – Дилитиевые кристаллы!
– Не имеют ценности, – заявил Чехов. Корт выглядел ошарашенным. – Мы их теперь можем синтезировать.
Корт удивленно покачал своей косматой гривой.
– О дивный новый планет… как много раз наши силы сдерживались от делания вам решающего удара потому что у нас не было дилития?
– Кого волнует? – вмешалась Ухура. – Значит, все, о чем ты нам говорил, только низкоуровневая военная техника, которую мы можем достать у любого второсортного контрабандиста. Ты говорил нам, что связан с генералами.
Корт осклабился, глядя на Ухуру. Чехов вздрогнул, заметив еще дергающийся кончик хвоста гак-червяка, застрявший между двух желтых и покрытых темными пятнами зубов Корта.
– Говоря по-вашему, в Империи есть черный рынок.
Корт посмотрел на Чехова. Ухмылка испарилась.
– Вы также сказали: получаете то, за что платите.
– Люди, которых мы представляем, очень хорошо обеспечены. Если им нужна оружейная антиматерия, они получат ее через свои собственные контакты, прямо из Звездного Флота.
Корт ждал. Ухура его не разочаровала.
– То, что мы хотим – это тяжелая артиллерия, – сказала она.
Корт сделал широкий жест, дав понять, что оценил шутку в просьбе Ухуры.
– Но разумеется. «Хищная птица»? Может, две?
– Не секондхэндовское ромуланское барахло, – быстро влез Чехов. – Крейсер.
– К'тинга класса, – добавила Ухура. – Может два.
Глаза Корта так и оставались вытаращенными.
– Конечно, – холодно сказал Чехов, – если это не за пределами возможностей.
Корт вцепился Чехову в руку, как будто удерживая его, чтобы он не убежал.
– Я понятия не имел, – быстро сказал он. – Когда я обнаружил, что ваши документы поддельные… что вы звездофлотовцы…
– Бывшие звездофлотовцы, – поправила Ухура.
– Я подумал что это, как говорится по-вашему, подставка.
– Подстава, – поправил Чехов.
– Крейсер? – спросил Корт.
– Мы знаем, что есть генералы, которые… могут это устроить.
Корт сердито на них посмотрел. Как будто даже клингонский преступник имел свои правила. Как будто за его алчностью, за его желанием делать бизнес на развалинах своей коллапсирующей Империи, все еще билось сердце патриота. Кого-то, кто по-прежнему верит в свой флаг и своего правителя.
Чехов подумал о том, чего действительно эта сделка стоила клингону. Какова может быть цена погибшей мечты?
Но сейчас не время для сантиментов.
– С таким низким запасом дилития, – продолжил Чехов, – сколько вообще пользы Империи принесет лишенный энергии крейсер?
Корт кивнул. Серьезное выражение набежало на его темную физиономию.
– Кости будут обглоданы, – сказал он. – С Федерации стервятниками, на этот раз. – Он глянул на андорианцев. Чехов почувствовал, что он пришел к решению.
– Транспортный отсек двенадцать, – быстро сказал Чехову Корт. Он поднял два пальца. – Ча' реп.
– Через два часа, – согласился Чехов.
Корт еще раз кивнул Ухуре, затем повернулся и зацокал вниз по коридору. Два его андорианца заторопились вслед.
Ухура почесала маленькую царапину под подбородком:
– Все еще думаешь, что это хорошая идея?
– Я просто наслаждался, врезав адмиралу, – ответил Чехов, пожав плечами. – Кроме того, мы в конечном итоге можем заиметь собственный клингонский боевой крейсер.
Ухура уперла руки в боки и нахмурилась, глядя на своего сотоварища по конспирации.
– И что же ты собираешься делать с клингонским боевым крейсером?
Чехов победно улыбнулся.
– Человек может мечтать, не так ли?
Ухура покачала головой и потрепала Чехова по щеке.
– Мечтай дальше, Павел. У тебя это хорошо получается.
Она посмотрела вверх и вниз по коридору. Они были одни.
– Пошли, – сказала она. – У нас два часа на то, чтобы все собрать.
Но Чехов не двинулся с места.
– Что? – спросила его Ухура.
– Когда Корт был готов нас убить… Я видел, о чем ты думала. В твоих глазах.
Ухура ждала.
– Ты думала: что бы сейчас сделал капитан?
Она кивнула, улыбнувшись.
– Блеф сработал, не так ли?
– Да, – по-русски сказал Павел. – Но мне интересно, что капитан делает сейчас?
Ухура поплотнее закуталась в плащ.
– Если не дурак, то подыскивает себе какого-нибудь адмирала, чтобы врезать ему.
Чехов удивился.
– И оставить Звездный Флот?
– И самому распоряжаться своей жизнью, – сказала Ухура. – Это то, что нам всем следует сделать.
Затем она пошла по коридору, не дожидаясь Чехова.
Чехов на мгновение замялся, стараясь представить, что капитан Кирк больше не будет частью Звездного Флота. Легче было представить Землю без Солнца.
Но все-таки, после всего, чего Кирк достиг в своей карьере, что он еще мог желать от Звездного Флота? Чего еще мог ожидать?
Человек может мечтать. Но какие мечты могут остаться у человека, который уже завладел столь многими из них?
Чехов заторопился вдоль по коридору следом за Ухурой.
Он надеялся никогда не прожить настолько долго, чтобы перестать мечтать. Своему капитану он желал такой же судьбы.
Глава 3
Несмотря на все огромные старания человеческого разума и машин, в Сан-Франциско без предупреждения шел дождь. Кирку это нравилось.
Среди миров Федерации Земля являла собой некую эфирную сказочную страну.
Дом, полный совершенства. Свободный от нужды. От бедности. От болезни. От преступности.
По стандартам 20 века, возможно, так и было. Но каждый раз какой-нибудь аспект этого совершенного порядка нарушался – даже что-то такое непоследовательное, как гроза поздним летом, разразившаяся без объявления, перечила Бюро Управления Погодой – и это радовало Кирка.
Кто хочет жить в совершенном мире?
Слишком много таких он видел в путешествиях.
Совершенство подразумевает отсутствие вызова к соревнованию.
Для Кирка это было самым точным определением смерти, из всех, что он мог придумать.
Он лениво раскачивал стакан в руке. Получался водоворот из шотландского виски. Кубики льда тихо звенели. И этот звон смешивался с мягким стуком дождевых капель за окном.
Кирк подумал, что, возможно, Спок мог бы сочинить поэму обо всем этом. Приглушенные звуки спящего города – Сан-Франциско расстилался прямо перед ним, далекие огни, мерцающие сквозь пелену дождя, совсем исчезающие во мгле 3-х часов утра. То здесь, то там мелькали огоньки пролетающих машин или шаттлов, напоминая парящих в ночи светлячков.
Однако Кирк не любил стихов.
Он набрал полный рот виски. Почувствовал, как оно обожгло горло – ледяное и огненное одновременно. Вот это – его поэзия. Потрясающе. Быть живым. Неполнота заключена во всех этих победах. Серые облака вспыхнули от сверкнувшей молнии.
Кирк закрыл глаза, ожидая, когда гром достигнет его. Заставит устрашиться.
Потому что это не было молнией. Не было громом.
Он звал его к себе.
Оттуда, сверху.
Запертый в космическом доке. Ожидающий приказа, который превратит его в обломки.
Раздался гром. Прогромыхало мимо него. Задрожало оконное стекло. А Кирк увидел морду лошади, той, заветной, жизнь тому назад.
Смотреть в глаза существу, которому недоступна помощь ветеринарной науки 23 века.
И то, как дядя Кирк поднимает короткий ствол лазерной винтовки.
Он уже не мог вспомнить, сколько же ему тогда было лет. Восемь? Десять?
Все, что он помнил – это были глаза лошади. Отражающееся в них знание грядущего забвения.
Лошадь слабо дергалась. Пытаясь доблестно и душераздирающе встать еще один раз. Каким-то образом понимая, что если все-таки встать, то человек с винтовкой уйдет, и все снова будет так, как оно было.
Слезы текли по лицу. Юный Кирк. Маленький Джимми тянул за поводья, отчаянно пытаясь заставить лошадь встать. Последний раз.
Но лошадь уже не могла стоять. Тетя мягко увела его прочь. Он услышал мягкий звук выстрела. Последний тихий шепот лошади, как…
Снова молния. Снова гром.
«Энтерпрайз» зовет его. За облаками. Среди звезд.
Последний раз. Встать.
Человек с винтовкой.
Знание забвения.
Одиночество…
– Возвращайся в постель, Джим.
Глаза Кирка распахнулись. Адреналин волной прошел по телу. Он не слышал, как Кэрол подошла к нему сзади. Он вообще забыл о том, что она здесь.
Он заставил себя улыбнуться перед тем как обернуться к ней.
Это была ее квартира. Куда он всегда возвращался. Его безопасная гавань. Его космический док.
Кэрол Маркус рукой провела по его талии, и прижавшись, смотрела на город вместе с ним.
Кирк видел их отражение на стекле. Улыбка стала настоящей. Герой Звездного Флота, капитан звездного корабля и лучший в Федерации специалист по молекулярной биологии – не более чем двое граждан средних лет в простых банных халатах. Ему было интересно, что бы подумал сегодняшний молодой техник из виртуальной реальности.
Затем, во внезапной вспышке молнии, он увидел себя и Кэрол в то время, когда им было столько же, сколько и технику. Полные надежд и обещаний. Как бы сказал об этом Спок – полные возможностей.
Но так же быстро, как потухла молния, улетела прочь и их молодость.
Кирк вздохнул. Болело плечо после утренней голографической тренировки. Он почувствовал себя усталым. Почувствовал себя… старым. Кэрол обняла Кирка.
– Думаешь о ферме?
Кирк затряс головой. На самом деле он совсем забыл об этом. Адвокаты взялись за поместье родителей и ожидали его решения о том, что с поместьем делать. Его племянники не собирались возвращаться на Землю. Кирк был единственным членом семьи, кто мог быть в этом заинтересован. Но необходимость заниматься бумажной работой сразу после принятия решения была непрерывной. Удручающе. Это отбивало всякое желание иметь с этим дело.
– Они ждут ответа только к концу месяца – сказал Кирк.
Они постояли минуту в тишине. Вдалеке предупреждающие воздушные огни на мосту Золотые Ворота слабо пульсировали сквозь туман. Кирк вздрогнул от боли.
– Все в порядке, – сказала Кэрол. – Действительно.
Из всех проблем, с которыми он сталкивался, живя на планете, эту он не хотел обсуждать. Он отодвинулся в сторону. Проглотил остатки виски.
Кэрол не правильно поняла его действие. Его молчание.
– Это происходит, Джим, с каждым. Рано или поздно.
У Кирка начали гореть щеки. Он знал, что его гнев не был правильным, но не мог изменить то, как он это воспринимал. Он не был «каждым». Он просто не мог быть.
– Джим, я знаю кем мы стали друг для друга после стольких лет. Больше чем друзья. Конечно… – Она дотронулась до его лица, чтобы он смотрел на нее – …конечно, любовники. Но я знаю, что после всего, что мы прошли вместе, ты не можешь просто стоять здесь и… дуться.
– Я не дуюсь.
Кэрол убрала руку.
– Вставать посредине ночи, чтобы пить виски и таращиться на дождь не соответствует моему пониманию хорошо проводить время.
– Мне нравится виски. И дождь. Особенно, если он не запрограммирован.
Кэрол покачала головой. Приблизилась, зашептав:
– Пойдем спать.
Она попыталась развязать пояс, который удерживал халат, чтобы он упал с плеч.
– Попробуем еще раз. – Она поцеловала его шею. – Столько, сколько ты захочешь.
Она обняла его.
Но все что было, то прошло.
Страсть улетучилась так же, как и их молодость.
Остался только пепел.
– Кэрол, не надо. – Кирк отшатнулся, запахивая халат. Отвернулся от ее слез, неспособный с ними смириться.
– Почему ты так поступаешь со мной? С нами? – ее голос дрожал – Зачем ты вернулся?
Кирк пристально смотрел в окно. Он уже спрашивал себя об этом. Он не знал, что ответить.
– Чего ты хочешь? – Кэрол спрашивала, требуя ответа.
Но Кирк был слишком холодным, слишком усталым, слишком старым, чтобы отвечать.
Сверкнула молния. Сейчас послышится гром.
Он взывал к нему.
Последний раз…
– Чего ты хочешь, Джим?
Загромыхало, долетевший гром оглушил его. Он напрягся. Ожидая. Но это ничего не изменило.
– Я не знаю, – промолвил Кирк. Голос побежденного. Такое чувство, что кто-то говорил за него, и он не мог остановить слова. – Больше ничего нет.
Кэрол медленно вернулась в свою спальню. Закрыла дверь.
Кирк налил себе еще виски. Подвинул стул так, чтобы можно было смотреть в окно.
Дождь шел всю ночь.
Слезы, которые он не мог пролить.
Глава 4
Чехов дрожал. В похожем на пещеру транспортном отсеке «Темной Зоны» было холодно.
Здесь не было силовых полей, которые бы сохраняли в ангаре атмосферное давление и температуру, а лишь огромные металлические люки на сотни метров вокруг. Весь воздух должен был откачиваться из отсека перед их открытием. На покрытых пятнами, шершавых стенах не было панелей управления буксировочными лучами. Но в отсеке стояло четыре шаттла – каждый следующий старее и в большем количестве заплат, чем предыдущий. И каждый должен был, стало быть, вылетая отсюда под ручным управлением, маневрировать либо двигателями поддержания стационарной орбиты, либо импульсными двигателями. Одно неверное движение, и можно было врезаться в стену или покорежить створки люка…
Чехов изучил сваренные между собой панели и неровно прилегающие друг к другу, покрытые инеем металлические листы облицовки отсека. Оказалось, что такие оплошности не были нечастыми.
Ужасающе примитивно, решил он. Но затем он вспомнил, как стара была «Темная Зона». Удивительно, что вообще хоть что-то на ее борту еще могло работать.
Позади него, за грудой модульных грузовых ящиков, помеченных ромуланскими предупредительными знаками, Ухура подняла воротник. Мгновение ее зубы стучали. Можно было разглядеть пар от ее дыхания. Одна из немногих работающих ламп на потолке прекрасно выхватывала этот образ из темноты – бледный призрак, сияющий будто бы вопреки глубоким теням вокруг.
А вот их «спонсор» не выказывала никаких признаков дискомфорта. Молодая девушка стояла метрах в трех от них в распахнутом жакете.
Заметив, что Чехов пристально смотрит на нее, она также стала смотреть ему в глаза. Очаровательно, подумал Чехов. Четко очерченное лицо, смуглая кожа, в глазах сильный ум. И рот, который никогда не улыбался.
Что касается ее волос, их не было видно. Она носила плотный летный капюшон, какие носят пилоты, проводящие слишком много времени в условиях малой гравитации, но при этом не желающие бриться наголо.
В данный момент ее лицо выражало вызов. Чехов слишком долго смотрел на нее.
– Вас что-то интересует? – спросила она.
Ее звали Джейд. По крайней мере, Чехову и Ухуре было сообщено только это имя. Но гораздо раньше Ухура окрестила девушку «спонсором». По ее заверениям, это было древнее земное понятие. Еще тех времен, когда люди полагались на деньги при финансовых операциях.
Чехов считал термин подходящим. В такой дали от границ Федерации, экономика ее по большому счету должна была как-то сказываться, и такие архаичные институты, как банки, имели свои резоны на существование.
В сумке Джейд было достаточное количество кредитов, чтобы купить небольшую планету. Не говоря уж о клингонской боевой флотилии, или двух.
Чехов и Ухура выполнили свою часть сделки. И теперь им оставалось только наблюдать, если только их клингонский контрабандист выполнит свою часть. А Корт уже опаздывал.
Чехов взглянул на датчик времени в своем хронографе – маленькой карманной модели с несколькими встроенными датчиками, которая на любом гражданском рынке могла сойти за скромный трикодер.
– Возможно, он и не собирается появляться, – проговорил он.
Взгляд черных глаз Джейд пронзил его.
– Он появится, – сказала она. – Даже если у него и нет доступа к военным крейсерам, он не сможет удержаться от соблазна захватить их ради этого, – и она приподняла свою сумку.
– Об этом я не подумал, – тихо пробормотал Чехов.
– Возможно, ты не так скроен, чтобы быть преступником, – произнесла в ответ Ухура.
– А ты об этом подумала? – спросил Чехов, начиная злиться. С тех пор, как он ушел из Звездного Флота шесть месяцев назад, он уже не раз чувствовал себя чрезвычайно преступным типом.
Вместо ответа Ухура распахнула на мгновение плащ – так, чтобы Чехов мог разглядеть фазер, прикрепленный к ее поясу.
Чехов был изумлен.
– Но это незаконно, – прошипел он. – Не говоря уж об опасности.
Ухура закатила глаза.
– И это говорит человек, покупающий клингонскую военную технику!
Чехов оставил свой собственный фазер в каюте. Учитывая настойчивость, с которой Корт обыскивал их при каждой встрече, это было относительно несложно.
Джейд сделала Чехову и Ухуре знак замолчать.
Ухура услышала это первой. Тренированный слух офицера связи был также тонок, как и вулканский.
– Шаги, – прошептала она Чехову.
Чехов не слышал их. Он даже не слышал, чтобы открывалась дверь в отсек. Так как здесь мог быть кто-либо еще?
За исключением того, кто мог бы устроить здесь засаду.
– Руки вверх, – прогремел Корт позади него. – И повернитесь. Медленно.
Чехов вздохнул. Шесть месяцев. Он устал от всего этого.
Подняв руки, он обернулся. Ухура проделала тоже самое за его спиной.
Корт и два его андорианца стояли в метрах пяти от них, у каждого в руках был дизраптор. Окованные металлом ботинки Корта были обернуты упаковочной пеной и поэтому не производили никакого шума. Прямо за ними стоял избитый теларитский шаттл. След от фазера, чернеющий на его боку, наводил на мысль о разнообразии грузов, перевезенных им на своем веку.
– Я думал, мы собирались заниматься делами, – произнес Чехов. Он не счел нужным скрывать свое раздражение.
– Заткнись и выкидывай деньги, – рявкнул Корт.
– Заткнись и выкладывай деньги, – поправила Ухура. – Возможно, тебе стоит подумать о приобретении универсального перев…
Луч из дизраптора Корта вспенил настил палубы под ногами Ухуры. Затем он прицелился прямо в нее.
– Докажите мне, что вы в состоянии купить то, что я должен предоставить.
– Отлично, – проговорил Чехов. Он продолжил, глядя через плечо – Это… наш спонсор…
Но за его спиной никого не было. Джейд исчезла.
– У меня нет времени на земные игры, – огрызнулся Корт.
– Но она только что была здесь, – запинаясь, произнес Чехов.
– Кто – она?
Внезапно послышался звук выстрела, и длинный андорианец позади Корта изогнулся, объятый синим пламенем.
Чехов был потрясен. Все это могло означать только одно – Джейд все еще была здесь, и она настроила свой фазер на уничтожение.
Корт и худой андорианец покрыли огнем своих дизрапторов все пространство вокруг них. Чехов упал на пол, откатываясь за ромуланский ящик.
Голос Ухуры прокатился по грузовому отсеку:
– Даже не думайте об этом, мистер!
Чехов выглянул из-за ящика.
Фазер Ухуры был направлен на Корта и андорианца. А их дизрапторы в свою очередь были направлены на нее.
– Два против одного, – проговорил Корт. – Даже такая федеральная кталх как ты способна оценить эту разницу.
Однако он продолжал цепко следить за ней, не полностью уверенный, в чью же сторону последует первый выстрел.
– Что ж, по крайней мере я заберу одного с собой, – ответила Ухура. – И вряд ли это будет андорианец.
Чехов заметил, как чувствительные антенны андорианца заинтересованно шевельнулись. Корт сделал шаг назад, отступая за своего спутника.
Но увидев это, андорианец тоже подвинулся, вновь подставляя под удар Корта. Чехов прикинул траекторию и метнул свой хронограф в телларитский шаттл, метя как можно выше. Глубокий сумрак, царящий в помещении, отлично скрыл все это от чьих-либо глаз. Прогремел звук удара о корпус.
Корт и андорианец резко развернулись, расстреливая шаттл.
Мгновение спустя андорианец рухнул на палубу, оглушенный выстрелом из фазера Ухуры.
– Разница исчезла, – проговорила Ухура.
– Ты заманила меня в ловушку, – прошипел Корт.
– Ты начал первым, – прицел Ухуры не дрогнул.
Чехов начал медленно пробираться между ящиками, стараясь не производить шума. Что бы там не замышляла Джейд, он ее ждать не мог. Если бы только Ухура еще некоторое время поговорила с Кортом…
– И почему ж мне было не сделать этого? – воскликнул клингон. – Шпионы Звездного Флота повсюду, имперские внутренние службы от него не отстают. Это все не лучшие времена для занятий частным бизнесом.
Чехов медленно и осторожно продвигался вперед, чувствуя растущее беспокойство в голосе клингона. Ведь Ухура не была его единственным врагом. Он должен был знать, что здесь есть еще по крайней мере двое – Чехов и тот, кто поразил первого андорианца.
Чехов разглядывал пространство позади шаттлов. Глубокие тени протянулись между беспорядочными кучами ящиков. От Джейд так и не было никаких сигналов. Чехов не понимал ее тактики, но и не собирался тратить время на то, чтобы понять ее.
И сейчас он как раз собирался обезоружить Корта, не дожидаясь, пока тот выстрелит в Ухуру. Или пока Джейд выстрелит в клингона.
Если только какой-нибудь из беспорядочных выстрелов Корта или андорианца не настиг ее, подумал Чехов. Это бы объяснило, почему она больше не стреляла. По крайней мере, в это было поверить легче, чем в то, что она решила убрать его и Ухуру со своего пути таким вот образом.
Чехов находился между двумя ящиками, с надписанными по-клингонски от руки ярлыками «Замороженные обеды». Он не хотел даже думать, для чего они предназначались на самом деле.
Вообще-то, все, о чем он мог думать, это о сумке Джейд, заполненной кредитками, достаточными для того, чтобы купить маленькую планету.
Человек может мечтать, решил Чехов.
Он выглянул из своего убежища. Корт медленно обходил одну из груд ящиков, отступая в сторону телларитского шаттла. Он был уже совсем близко от люка.
Чехов понял, что собирается сделать Корт. И понял, что ему это может удаться.
– Я предлагаю нам всем остановиться, – прокричал Корт Ухуре – Начать переговоры сначала. В подпространстве.
– Переговоры закончатся здесь и сейчас, – ответила Ухура.
Свободной рукой Корт нащупывал корпус шаттла у себя за спиной. Дотронувшись до него, он потянулся к пульту управления люком.
Чехов напрягся, мускулы натянулись. Корт нажал на контрольную панель. Люк раскрылся, сопровождаемый порывом ветра. Это на секунду отвлекло внимание клингона.
Чехов кинулся вперед с диким воплем, который несколько ошеломил Корта и благодаря которому Ухура не открыла огонь. Каким-то образом это сработало.
Корт развернул свой дизраптор в сторону Чехова, но тот уже сшиб его с ног, откидывая назад.
Чехов почувствовал, как что-то хрустнуло в его собственной шее, когда массивное тело Корта врезалось в шаттл. Тяжелая голова клингона с глухим стуком ударилась о корпус, дизраптор выпал из его руки и с лязгом откатился в сторону. Ухура кинулась вперед.
Внезапно Чехов услышал щелчок пружинного ножа.

Ривз-Стивенс Гарфилд - Звездный путь -. Пепел Эдема => читать книгу далее


Надеемся, что книга Звездный путь -. Пепел Эдема автора Ривз-Стивенс Гарфилд вам понравится!
Если это произойдет, то можете порекомендовать книгу Звездный путь -. Пепел Эдема своим друзьям, проставив ссылку на страницу с произведением Ривз-Стивенс Гарфилд - Звездный путь -. Пепел Эдема.
Ключевые слова страницы: Звездный путь -. Пепел Эдема; Ривз-Стивенс Гарфилд, скачать, читать, книга и бесплатно