Левое меню

Правое меню

 Блок Александр Александрович - Шли мы стезею лазурною... 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Борунь Кшиштоф

Прежде, чем умру


 

На этой странице сайта выложена бесплатная книга Прежде, чем умру автора, которого зовут Борунь Кшиштоф. На сайте strmas.ru вы можете или скачать бесплатно книгу Прежде, чем умру в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB, или же читать онлайн электронную книгу Борунь Кшиштоф - Прежде, чем умру, причем без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Прежде, чем умру равен 10.17 KB

Борунь Кшиштоф - Прежде, чем умру - скачать бесплатно электронную книгу



Борунь Кшиштоф
Прежде, чем умру
Кшиштоф Борунь
Прежде, чем умру...
(Радиосценарий)
Действующие лица:
Узник.
Первый священник.
Второй священник.
Начальник тюрьмы.
Действие происходит в тюрьме: в камере смертников и в коридоре.
Шаги двух человек - часового и священника - в металлических переходах галерей и в коридорах отдаются гулким эхом, перекрывая остальные тюремные звуки. Вначале очень далекие, постепенно они приближаются, становятся все громче. Слышен звон ключей, щелчок, скрип тяжелой металлической двери. Потом - шаги одного человека, входящего в камеру. Скрип закрываемой двери. Тишина.
Священник (неуверенно). Ты звал меня, сын мой... (Скрип койки. Узник встает.)
Узник. Да...
Священник. Ты хотел исповедаться?..
Узник, (поспешно) Нет... То есть... да.
Священник. Я вижу, ты сомневаешься...
Узник (нервозно). Скажите, святой отец, вы действительно не имеете права... никому говорить о том... что услышите от меня?
Священник. Тайна исповеди свята.
Узник. А если... Я хочу кое-что сказать вам... Просить...
Священник. Любое признание или просьба, о которых священник слышит на исповеди, остаются тайной. Слушаю тебя, сын мой.
Узник. А если это будет не исповедь? Я давно перестал верить...
Священник. Понимаю тебя, сын мой. Просто ты хочешь перед смертью сбросить с себя тяжелое бремя... Не опасайся, твое признание в любом случае останется тайной. А веришь ты сам или нет - что ты об этом знаешь?!
Узник. О, не думайте святой отец, что меня обуял страх перед карой, которая меня постигнет через одиннадцать часов... Это лишь мгновение. Я не верю ни в кару, ни в награду после смерти. И даже не жалею о том, что убил... Если б я мог начать жизнь заново, я сделал бы то же самое. Не смотрите на меня так... Может быть, после того, что я скажу, вы поймете... Для меня смерть - конец всего. Можно даже сказать - освобождение. Однако в том-то и дело, что это совсем не конец... при этом остаются нерешенными некоторые проблемы... Уйти из жизни, даже не попытавшись хоть что-нибудь сделать, было бы преступлением, несоизмеримо большим преступлением... нежели то... вы сделаете то, о чем я вас попрошу?.. Вы можете поклясться, что сделаете это?
Священник. Клянусь, я сделаю все возможное, дабы исполнить ваши желания. Особенно если... это может предотвратить зло.
Узник. Не торопитесь клясться. А если то, чего я от вас хочу, будет не в полном согласии с законом?
Священник. С законом?
Узник. Не бойтесь. Это не принесет вреда никому, наоборот - огромную пользу, просто неизмеримую... для всех... (резко меняет тон и тему). Вы знаете, на чем основывается механизм побуждений и эмоций?
Священник (застигнутый врасплох). Механизм чего?
Узник. Я имею в виду философское обоснование таких психических явлений, как агрессивность, страх, восприятие приятного и неприятного... Вы имеете хотя бы малейшее представление, какие физические и химические процессы сопутствуют этому?
Священник (безмерно удивленный). Не понимаю... Какое отношение... Ведь вы предлагали...
Узник (прерывает его). Все в порядке. Я еще не сошел с ума. Это было что-то вроде... скажем, испытания, проверки - не обманываете ли вы меня. Не будем закрывать глаза на тот факт, что я вам тоже не верю. Я имею на это право... да, пожалуй, и обязан. Кто знает? А ведь я вынужден вам все сказать... У меня нет другого выхода. Просто я выбираю меньшее из зол, точнее - меньшую вероятность, что буду обманут... Я не хочу вас обижать. Но пусть все будет ясно... Знаю, что и вы не можете мне доверять. Имею ли я право требовать, чтобы вы, не зная, о чем идет речь, сделали то, что я скажу? Я прекрасно понимаю. Нельзя слепо верить. Особенно убийце.
Священник. Не в этом дело... Вы говорили о расхождении с законом...
Узник. Вы отказываетесь... Это можно было предвидеть. Я напрасно забиваю вам голову...
Священник. Я не говорил, что отказываюсь. А вдруг вы сказали правду и речь идет о предотвращении преступления?.. Но если бы я мог взвесить, как поступить, если бы я знал факты...
Узник (после недолгого молчания). То, что вы говорите, понятно и разумно - мне этого достаточно... Я вам скажу (его голос начинает дрожать). Вы имеете право знать... И может быть, вы проклянете ту минуту... когда захотели узнать правду... Так как потом уже не будет выбора...
Священник. Думаю, с божьей помощью всегда можно отыскать правильный путь... А если это облегчит твою совесть...
Узник. Дело не во мне... Вы не поняли... Дело в том, что груз, о котором вы говорите, придется нести вам самому...
Священник. Вера помогает нести тяжелейший груз... Уже не раз случалось...
Узник (прерывает его). Вы уверены, что нас никто не подслушивает?
Священник. Абсолютно. Я здесь уже шесть лет. Начальник тюрьмы - глубоко верующий человек... высокоморальный...
Узник. Это не относится к делу... Начальник может не знать. Есть способы... Единственная надежда - что до этого никто не додумается. Если я решился на этот разговор, то лишь потому, что никто даже и не подозревает... По крайней мере, так можно думать по ходу следствия и судебного разбирательства. Впрочем... у меня уже нет выбора... (решительно). Слушайте (шепотом). Речь идет о доме. Точнее, о бараке... Полтора часа езды на автомобиле... Где?.. Об этом потом, если вы согласитесь... Барак старый, деревянный. В радиусе трех километров никто там не живет. Когда-то я снял этот барак, якобы под мастерскую... Хозяину назвался чужим именем, а так как я был в парике, темных очках, загримированный, то он не мог узнать меня на фотографиях в газетах. Так вот... Я хочу, чтобы вы... этот барак... сожгли.
Священник. Что?!
Узник. Развалюха стоит меньше, чем я заплатил, когда ее снимал. Хозяин не будет в убытке.
Священник. Но...
Узник. Ясно, что вы этого не сделаете, если не узнаете, зачем. И, наверное, будет недостаточно сказать, что в этом бараке находятся материалы, которые должны быть уничтожены. Об этом вы наверняка догадаетесь сами. Это нужно сжечь... Иначе... если они попадут в человеческие руки... (все более нервозно). Случится непоправимое! Не смотрите на меня так! Я знаю, что вы ничего не понимаете. Но я не преувеличиваю. Скорее, стараюсь говорить осторожно... Если бы я рассказал все как есть, вы сочли бы меня сумасшедшим...
Священник (нетерпеливо). Скажите, наконец, в чем дело?!
Узник (с трудом). Хорошо. Конечно, я должен сказать... О том, к чему могут привести эксперименты, не знал никто. Только Анна Брок, Мартенсберг и я. И у меня не было выбора...
Священник. Ради бога, в чем дело? Какие эксперименты?
Узник (спокойно). Понимаю - следствие и суд классифицировали это как классическое убийство на почве "треугольника"... Я-де был не только ассистентом и секретарем Анны Брок, но и ее любовником. И когда появился Мартенсберг, я оказался "на мели" и поэтому насыпал в рюмки яд... Я не возражал, когда следователь, а затем и прокурор уцепились за эту версию. Это был шанс... что они не доберутся до истины. И они действительно пошли по ложному следу. Вы - первый, кто узнал правду... До вас знали только одно: что Анна Брок - ученый с мировым именем, лауреат Нобелевской премии в области биофизики, Мартенсберг - известный потентат электронной промышленности, председатель "Эльбио". И что я - убийца - был обязан своим жертвам всем: образованием, положением, счетом в банке... Судьи сочли это обстоятельством отягчающим, но второстепенным. В действительности же это было вопросом не второстепенным, а основным! Анна никогда не была моей любовницей. Я был моложе на двадцать лет, но это не имеет значения. Просто... у меня была девушка. Правда, я поссорился с ней именно из-за того, что она заподозрила меня в связи с Анной, не хотела верить, что я целые ночи занят в лаборатории... Но так было на самом деле...
Священник. А Мартенсберг?
Узник. Это совсем другое. Он действительно делал все, чтобы вскружить Анне голову. Так она легче могла стать его слепым орудием. Из-за него я превратился в убийцу. Но дело не в ревности. Я не мог допустить, чтобы он реализовал свои планы... (с возрастающим напряжением). Это было чудовищно! Ведь она не была мне безразлична. Анна долгие годы была моим другом, опекуном, чуть ли не матерью... У меня все время перед глазами эти последние минуты... Она подняла рюмку и улыбнулась мне... Я думал, что не выдержу... сломлюсь. Но она сказала: "За наш общий успех!". Это решило все. Я глядел, как она пьет... И, наверное, был страшен. Должно быть, потому Мартенсберг и обратил на меня внимание. Поэтому он так быстро сообразил, что к чему, когда почувствовал боль. Быстро связался с секретаршей... Я не успел ему помешать... Но самой страшной была та минута, когда Анна поняла... Она посмотрела на меня... Полный удивления, вопрошающий взгляд... Мог ли я убить только Мартенсберга? Я знал - если она останется в живых... все будет потеряно... Я... не хотел... а ведь... не мог иначе!.. (в отчаянии) Вы меня понимаете?
Священник. Пытаюсь понять... Но ничто не может оправдать преступления, убийства! Нарушить божью заповедь!.. Нет! Любое преднамеренное убийство, пусть даже и обусловленное высшими соображениями, остается смертным грехом. Не нам оценивать справедливость этих слов...
Узник. А кому?
Священник. Когда мы ставим свою волю выше воли бога...
Узник (прерывает). Так ведь можно доказать, что я был исполнителем воли божией. Но не в этом дело. Дело в том, что иного пути не было... Я в этом совершенно уверен. Я долго размышлял. Искал иного решения. И не нашел... Оба они должны были погибнуть. Именно тогда, когда уже я знал, что другого выхода нет, я снял этот барак. Хотел сделать там тайник... Чтобы потом, после того, что должно было случиться, выждать и посмотреть, не обнаружит ли полиция материалов, над которыми работали мы с Анной. Если бы это произошло, я все отдал бы на откуп прессе, придал бы делу всеобщую огласку. Это был второй вариант... Альтернатива. Несравнимо худшая, но выбора не было. Так или иначе, я обратился бы в полицию. Я и не собирался бежать!
Священник. И все же вы сделали попытку.
Узник. Тогда, в институте? Это было не бегство. Я говорю бессвязно... Я хотел укрыться на несколько дней в том бараке, посмотреть материалы и уничтожить все, что могло облегчить создание таких генераторов. И в то же время сохранить доказательства того, чем грозили миру эти эксперименты. Вычисления и записи я унес за день до приезда Мартенсберга. Взял также важнейшие элементы аппаратуры.
Священник. А может, у вас были другие намерения?
Узник. Вы думаете, я хотел использовать генератор для личных целей? Прокурор наверняка сказал бы именно так... Если б он только знал... Неправда! Я был не только ассистентом Анны и ее секретарем! Это я открыл эффект кумуляции! Правда, вы в этом не разбираетесь. Сегодня, после их смерти, никто не имеет об этом представления. Вы тоже должны забыть. Но теперь... мне нужно, наконец, сказать, о чем шла речь. Хотя бы в общих чертах. Я не случайно спросил вас, знаете ли вы что-нибудь о физиологическом механизме побуждений и эмоций?
Священник. Я не очень-то понимаю...
Узник. Но вы, вероятно, знаете, что в мозгу расположены центры, контролирующие эмоциональные состояния? Некоторые из них, например центры сытости, голода или жажды, четко локализованы. Иные, - например, страха, не удалось локализовать. Но это неважно. Важно то, что на процессы, протекающие в этих центрах, можно воздействовать. Вы не слышали о таких экспериментах? Их проводили уже в пятидесятых годах. Ученых интересовала реакция животных на электрическое или химическое раздражение тех или иных центров мозга. Чаще всего опыты проводили на кошках или крысах. Кошка становилась агрессивной... или же начинала бояться мышей. Крыса со вживленными в мозг электродами могла сама раздражать центр удовольствия. Превращалась в наркомана. Погибала от голода, жажды, утомления, нажимая лапкой педаль стимулятора.
Священник. Я слышал об этом!
Узник. Уже тогда некоторые ученые предостерегали... Но это было только предчувствие наших потенциальных возможностей... Лишь работы Анны Брок и мое открытие... наши исследования, которые так щедро финансировал Мартенсберг... Они создали реальную опасность. Так вот... Необходимо еще кое-что объяснить, чтобы вы поняли. Процессы управления побуждениями и эмоциями связаны прежде всего с обменом веществ. Вы знаете, что такое синапсы? Нервные соединения, связь между нейронами, и прохождение сигналов в нервной системе зависит от их, так сказать, пропускной способности. Так вот, в этих синапсах происходят метаболические процессы с участием определенных катализаторов. Это от них зависит прохождение сигналов в нервной сети, в мозге. От них зависят мысли, чувства.
Священник. А от чего зависит обмен веществ? Надеюсь, вы но утверждаете, что наша душа, наши самые интимные переживания и мысли, наша воля несвободны? Что они являются игрой... химических реакций, токов, бегущих по нервам...
Узник. Можно было бы ответить и да и нет. Я знаю, к чему вы клоните... Но все не так просто. Материальная основа всей психической жизни - именно эти физические и химические процессы в нервной системе. Но процессы эти так сложны, что не стоит искать здесь простого детерминизма. В первую очередь они обусловлены тем, что уже было записано в мозге раньше, тем, что мы помним, чему научились, что закрепилось у нас в виде безусловных рефлексов. И хотя все это - электрохимические процессы, здесь можно говорить о личности, об индивидуальности переживаний, о свободе воли...
Священник. Ну... не знаю...
Узник. Эта дискуссия может завести нас далеко, а я не собираюсь говорить с вами о существовании свободной и бессмертной души. Я пытаюсь только объяснить вам, каким образом то, что мы привыкли называть душой, связано с физическими и химическими процессами, проходящими в нервных клетках. Иначе вы не поймете, что произошло... Так вот... каталитические реакции, о которых я уже говорил, те химические реакции, от которых зависит прохождение нервных импульсов - они в свою очередь находятся в зависимости от определенных факторов электрического и магнитного характера. Например, от частоты электрических импульсов. Больше того, при всех таких реакциях происходят не только изменения в структуре живой химической субстанции, но в то же время возникает магнитное излучение эмиссия фотонов. Этот спектр - смесь волн различной длины. Почему же их длина различна? Тут вступают в силу сложные биохимические процессы. Но несомненно, что определенной реакции соответствует определенная длина волн. Здесь может иметь место и обратная зависимость. Вы улавливаете суть?
Священник. Признаться... не очень...
Узник. Коротко говоря, профессор Анна Брок сконструировала генератор, дающий возможность управлять этими процессами на расстоянии. А я, дурак, нашел способ выборочным образом воздействовать на симпатические связи. Вы можете спросить, отдавал ли я себе отчет в том, чем это грозит, к чему может привести? Я считал, что она знает лучше, что она ясно видит границу, которую мы не должны перейти. Я верил ей. Верил ее рассудку, совести, чувству ответственности. Но выяснилось, что я ее не знал. Она считала, что таким путем спасет мир от мучений, страха, войн... А потом появился Мартенсберг... Как легко она дала себя увлечь! А он был просто гангстер. Образованный, воспитанный, интеллигент... но гангстер. Больше того фанатик, охваченный жаждой власти. Я пытался открыть ей глаза. Но она была слепа. Ей казалось, что она командует ситуацией, а между тем она была всего лишь инструментом. И тогда я понял, что бессилен, что если я собираюсь бороться с ними, то должен скрывать свои мысли... Именно тогда... я понял, что остаются только крайние меры...
(Минута молчания. Слышен скрип койки, потом нервные шаги по камере.)
Священник. Успокойтесь. Хотя из того, что вы сказали, я понял немногое, но догадываюсь, насколько все это важно. И я верю вам. Может быть, даже понимаю, почему вы требуете, чтобы я стал... поджигателем. Но разве действительно нет иного пути? Разве та, другая, возможность, о которой вы говорили, но лучше? Неужели нельзя сделать правду достоянием гласности и таким образом отвратить опасность?
Узник (иронически). Правду достоянием гласности? Все-таки вы ничего не поняли! А должны понять! Попытаюсь объяснить еще раз, попроще... То, что происходит в нервной системе, имеет решающее значение для нашего психического состояния, определяет наши мысли, чувства. В основе этих процессов лежат химические и электрические явления. Иными словами, биохимическим процессам, обмену веществ, преображению живой материи сопутствует электромагнитное излучение. Каждой реакции соответствует определенная длина волн. Это вы понимаете? Так вот, Брок открыла, что существует и обратная зависимость. Излучение определенной длины благоприятствует некоторым процессам, ускоряет некоторые реакции. Иначе говоря, используя излучение определенной длины, генерируемое искусственно, можно было бы управлять реакциями, проходящими в живых клетках. Дело в том, что эту гипотезу нам не только удалось подтвердить экспериментально мы нашли способ избирательного, направленного воздействия, к тому же на расстоянии. Одним словом, мы нашли способ управлять тем, что творится в живом организме, в особенности в нервной системе, не исключая и мозга. Вы понимаете, что это значит?
Священник (со страхом). Неужели?.. Это страшно...
Узник. Да... Вижу, что наконец-то, вы поняли... И это были не только теоретические выводы. Мы проводили эксперименты. И не только на животных... Вначале на себе... Самое скверное то, что это не обязательно должно вызывать неприятные ощущения. Наоборот. Чаще всего это бывает... приятно. Вы понимаете? Приятное рабство... Такого еще но бывало в истории человечества. Мы перешли границу... Для Мартенсберга это был шанс... По его требованию мы провели опыт. Только один и с ограниченным числом людей. Но этого было достаточно. Мы привезли генератор в центр "Эльбио". Установили над залом заседаний правления - двумя этажами выше. Я видел... Члены контрольного совета с энтузиазмом подхватывали самые нереальные проекты Мартенсберга... С каким обожанием они смотрели на него!.. Серьезные, рассудительные люди! Ужасная картина! Мы следили за ходом заседания с помощью скрытой телекамеры. Анна была совершенно слепа. Ничего не понимала. Смеялась, словно ученица после удачной шутки... Именно тогда я и понял, что другого выхода нет...
Священник. Страшно...
Узник. Страшнее, чем рабство...
Священник (испуганно). А этот генератор действует на всех?
Узник. Есть индивидуальные различия. Но небольшие... Наиболее сильная реакция - у тех, кто находится в поле излучения. На расстоянии тридцати трех метров мы отметили нарушения психики, податливость в отношении различных предложений. Чиновники и заинтересованные лица, находившиеся случайно в поле действия генератора на различных этажах здания, вели себя как сумасшедшие. А ведь генератор был небольшой - экспериментальная модель. Но Мартенсберг понял, какую возможность мы ему предоставляем. Он решил приступить к массовому выпуску этих генераторов. В тот несчастный четверг, после его прилета из Канады, мы должны были втроем разработать детальный план. Что это был за план - не спрашивайте... Я не мог ждать...
Священник (в отчаянии). Но разве нельзя было предохранить от воздействия...
Узник. Можно. И даже нетрудно... Мартенсберг во время эксперимента с контрольным советом сам для себя принял меры... Но... видите ли... Люди могут не захотеть защищаться... Крыса тоже не хотела...
(Минута молчания. Слышны нервные шаги по камере.)
Священник (с трудом). Но вы верите в то, что... даже если я сожгу все... не найдутся другие?
Узник. Не знаю. Каждое открытие обусловлено суммой знаний. Достигнутым уровнем развития техники. Мы не можем ликвидировать эту область знаний, но можем сдержать ее развитие. Это важно! Очень важно! Чем позже человек получит власть над чужим мозгом, тем больше вероятности, что мир сможет этому воспротивиться. Я должен верить, что это будет лучший мир. Что мне еще остается?..
Священник (решительно). Где этот барак?
Узник. Поедете по юго-западной автостраде, на пятьдесят седьмом километре будет дорога на... (голос стихает).
Далекие тихие шаги нескольких человек по металлическим переходам тюрьмы. Они все приближаются. Звон ключей, щелчок, скрип открываемой двери.
Начальник тюрьмы. Пора...
Узник. Да, но... почему... нет священника?
Второй священник. Я здесь, сын мой.
Узник (беспокойно). Нет... я спрашиваю о том священнике, который меня исповедовал. Он был у меня вчера вечером...
Второй священник. Я его заменяю, сын мой.
Узник. Нет! Я хочу, чтобы он был здесь. Хочу его видеть...
Второй священник. Это невозможно...
Узник (в отчаянии). Я должен с ним увидеться, прежде чем умру...
Начальник тюрьмы. Увы, это невозможно. Святой отец попал в катастрофу...
Узник (с надеждой). Но он жив?
Второй священник. Увы! Неисповедимы пути господин... Тот, кто готовил тебя в последний путь, сам ушел первым.
Узник (бормочет). Это невозможно... Он не мог погибнуть... Не можете ли вы сказать мне, отец мой, где и когда случилась катастрофа?
Второй священник. Часов восемь назад. На юго-западной автостраде. Подробностей я не знаю.
Начальник тюрьмы. Больше ждать нельзя... Пора...
Звуки шагов по переходам и коридору, напряжение усиливается, идущие останавливаются.
Узник (в отчаянии). Когда произошла катастрофа: при возвращении или при выезде из города?..
(Никто не отвечает.)
Узник (в паническом страхе). Я не могу сейчас умереть! Я должен знать! Этого нельзя оставить так! Нельзя! Нельзя!


Борунь Кшиштоф - Прежде, чем умру => читать книгу далее


Надеемся, что книга Прежде, чем умру автора Борунь Кшиштоф вам понравится!
Если это произойдет, то можете порекомендовать книгу Прежде, чем умру своим друзьям, проставив ссылку на страницу с произведением Борунь Кшиштоф - Прежде, чем умру.
Ключевые слова страницы: Прежде, чем умру; Борунь Кшиштоф, скачать, читать, книга и бесплатно