Левое меню

Правое меню

 Литтл Бентли - Незаметные 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Зейн Кэролин

Хитроумный план


 

На этой странице сайта выложена бесплатная книга Хитроумный план автора, которого зовут Зейн Кэролин. На сайте strmas.ru вы можете или скачать бесплатно книгу Хитроумный план в форматах RTF, TXT, FB2 и EPUB, или же читать онлайн электронную книгу Зейн Кэролин - Хитроумный план, причем без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Хитроумный план равен 67.68 KB

Зейн Кэролин - Хитроумный план - скачать бесплатно электронную книгу




Аннотация
Брубейкеры… Богатый и влиятельный род. Глава семейства мечтает лишь о том, чтобы удачно женить своих сыновей. С его легкой руки старший сын, Бру, уже обрел свое счастье, теперь на очереди два других брата — Мак и Бак…
Кэролин Зейн
Хитроумный план
ПРОЛОГ
— Думаю, пора потребовать от нашего сына назначить день свадьбы. Не так ли, дорогая? — проговорил Большой Дедди. Он вместе с Мисс Клариссой наблюдал за Маком и Холли из окна библиотеки. Молодые люди увлеченно играли в крокет на ухоженной площадке перед домом. — Ты только взгляни на них! Ну, что скажешь? Они просто-таки созданы друг для друга! — воскликнул Большой Дедди.
Мак был вторым по старшинству из девяти его детей. По правде говоря, глава семейства дал ему совсем другое имя — Мерл, но никто не звал его так. Он ненавидел это имя. Вот и потребовал, чтобы все звали его Мак.
Вне всякого сомнения. Мак и Холли наслаждались обществом друг друга. Любой, кто посмотрел бы на них, понял, что они влюблены.
Большой Дедди довольно ухмыльнулся и сжал руку жены.
— Видишь, наш план сработал! — радостно проговорил он.
— Не наш, а твой, — уточнила Мисс Кларисса. — Я с самого начала была против твоих попыток вмешиваться в личную жизнь наших детей, подбирая им подходящих невест по своему усмотрению.
— Ладно, ладно. Хорошо, мой план, — согласился Большой Дедди. — Но посмотри на Бру — он счастлив, а это самое главное. Не пригласи я Пенелопу поработать над его имиджем, так и остался бы неотесанным болваном, прожигающим свою жизнь на танцульках да в кабаках. А вот теперь мальчик остепенился, скоро внуков мне подарит, перестал со мной спорить и занял подобающее место в руководстве «Брубейкер Интернэшнл», как я того и хотел. Что ни говори, я был прав, когда устраивал его жизнь.
Большой Дедди помахал рукой Маку и Холли, они ответили ему тем же, затем обнялись и лишь несколько минут спустя возобновили игру.
— Ах ты Боже мой! — умилился Большой Дедди. — Вот это то, что я называю настоящей любовью.
Мисс Кларисса молча посмотрела на мужа. Тридцать лет они прожили вместе в мире и согласии; Но идея подобрать своим сыновьям невест была ей не по душе.
Большой Дедди. Настоящий Папочка! Большой? Ну конечно, стоит только посмотреть, сколько у него детей. А что сам небольшого роста, так это пустяки.
Семья для Большого Дедди была священным понятием. Он очень хотел, чтобы каждый из его детей нашел в жизни такую же большую и чистую любовь, какую он сам обрел с Мисс Клариссой.
У них было девять детей: Конуэй, которого все называли Бру, Мерл, которого называли Мак, Бак, Пэтси, Джонни, Кенни, близнецы Уэйлон и Вилли и, наконец, самый молодой — Хэнк. К Явному неудовольствию своих детей, Большой Дедди назвал их именами звезд кантри-музыки, от которой был без ума.
Но все-таки самым важным в его жизни была семья. Банковский счет с неисчислимым количеством нулей, международная нефтяная компания, президентом которой он являлся, огромные земельные владения в Техасе и роскошное поместье — все это было ничто по сравнению с крепкой и дружной семьей.
И вот теперь, когда трое из его старших сыновей повзрослели, и им пора было обзавестись собственными семьями. Большой Дедди только и думал о том, как бы поудачнее их женить.
С Бру все получилось как нельзя лучше: молодая и весьма интересная специалист по имиджу, которую он нанял, очаровала его упрямого сына.
А вот с Маком Большой Дедди все подстроил сам. Он договорился со своим старым другом Джорджем Ферпосоном, чтобы тот прислал свою единственную дочь Холли провести лето у них на ранчо. Тем более что Холли знала Мака, когда они были еще детьми. Семья Фергюсон жила раньше неподалеку. Около двадцати лет назад они переехали в Оклахому, где Джордж нашел нефть.
Расчет Большого Дедди оказался точным. Буквально через несколько дней Мак и Холли объявили себя женихом и невестой, и сейчас, гладя в окно. Большой Дедди мог наслаждаться делом своих рук.
— Скоро наши две семьи объединятся. У нас будут общие внуки! Ну не прекрасно ли это? — проговорил Большой Дедди, и глаза его от умиления увлажнились. Он повернулся к жене:
— Сделай одолжение, позови Мака, я хочу поговорить с ним. Думаю, пора назначить точную дату свадьбы.
— Но не кажется ли тебе, что ты слишком торопишься? Это, в конце концов, их дело, им и решать, — возразила Мисс Кларисса.
— Я тороплюсь? Да ты только посмотри на них. — И он кивнул на Мака, обнимающего Холли. — Они влюблены, это ясно! Ну вот, снова целуются! Или ты хочешь препятствовать настоящей любви?
— Нет, не хочу, — уступила Мисс Кларисса и вышла из библиотеки.
Глава 1
— Поцелуй меня, — чуть слышно пробормотала Холли.
— Снова? — Мак Брубейкер тяжело вздохнул. Он чуть нагнулся, прицеливаясь к дальним воротам. — Игра в крокет требует полной сосредоточенности, — проговорил он, не отрывая глаз от своей цели. — Подожди секунду.
Он тщательно прицелился и наконец ударил молотком по шару. Внешне все выглядело очень профессионально. Точный расчет, удар, вот только Мак был крайне плохим игроком — шар полетел в совершенно другую сторону. Холли улыбнулась.
— Я думала, ты ненавидишь крокет, — произнесла она.
— Точно. Не люблю, — согласился Мак.
— Знаешь, я бы не приставала к тебе, но, по-моему, твои родители наблюдают за нами из окна библиотеки. Так что давай уж будем действовать, как договорились.
Мак повернулся и посмотрел в сторону дома. Отец и в самом деле стоял у окна библиотеки и наблюдал за ними, как и полчаса назад. Это невыносимо! Сколько можно смотреть? У отца нет никакого чувства такта.
Мак изобразил на лице широкую улыбку и помахал отцу, потом наклонился к Холли и запечатлел на ее щеке поцелуй, такой долгий, чтобы отец его не пропустил.
— Не увлекайся! — со смехом сказала Холли, когда он наконец ее выпустил.
— Извини, пожалуйста, — произнес Мак. — Ну, и сколько еще мы будем прикидываться?
— Пока нас не оставят в покое, — ответила Холли. Она обернулась и увидела в окне женскую фигуру. — Обними меня. Теперь твоя мама желает убедиться, что мы с тобой безумно влюблены.
Мак положил руку на талию Холли, как она и просила.
— Твой удар, — произнес Мак.
Холли взяла в руку деревянный молоток, но, прежде чем ударить по шару, огляделась вокруг.
День был прекрасный. И все вокруг было изумительно.
Сам дом, впечатляющий двухэтажный особняк с толстыми колоннами, подпирающими крышу, вековые деревья, растущие вдоль дороги, ведущей к десятку других зданий, расположенных вокруг главного, роскошный, идеально ухоженный сад. Даже здесь, на площадке для крокета, ощущался аромат роз, доносимый легким ветерком. Если бы с ней рядом был другой мужчина…
— Ну, ты будешь бить? — услышала она голос Мака.
Холли улыбнулась, взмахнула молотком и изо всех сил ударила по шару, вот только как следует прицелиться забыла, и в результате шар улетел в сторону конюшен.
— О, нет! Мак, в этих туфлях… я не проберусь туда, — жалобно проговорила Холли, надеясь, что Мак сжалится над ней и принесет шар.
Но Мак лишь усмехнулся и, протянув руку в сторону конюшен приглашающим жестом, сказал:
— Шар весь в твоем распоряжении!
Холли с превеликим удовольствием съездила бы ему молотком по физиономии, но, посмотрев в сторону дома, сдержалась. Она бросила молоток на землю и направилась, вся кипя от негодования, туда, где, по ее понятиям, должен был приземлиться шар. Дойдя до изгороди, она решила, что будет быстрее перелезть через нее, чем обходить, ища калитку. Она обернулась, взглянула на Мака. Он делал ободряющие жесты, показывая, как надо перелезать через забор, явно издеваясь над ней.
Холли недовольно передернула плечами и принялась искать шар, но тщетно. Шара нигде не было. Может, закатился в конюшню? Она заглянула внутрь, но там было слишком темно, чтобы что-либо увидеть. Холли вытянула перед собой руки и сделала несколько осторожных шагов вперед. Она с детства помнила, что где-то туг должен быть выключатель. Шаг за шагом она продвигалась к стене, пока ее руки не уперлись во что-то теплое.
Лошадь? — подумала Холли. Но нет, это определенно был человек. Испугавшись, девушка буквально отпрыгнула назад.
— Что-нибудь ищешь? — спросил низкий мужской голос.
Глаза Холли немного привыкли к темноте, и она поняла: это Бак, младший брат Мака.
— Да, ищу, — ответила девушка и глубоко вздохнула.
Воздух был напоен ароматом душистого сена. Она услышала тихое ржание и перестук копыт. Животные заволновались, почуяв незнакомого человека.
Голова Холли слегка закружилась — то ли от непривычной обстановки, то ли виной тому был Бак. И почему он так на нее смотрит? Словно хочет пронзить взглядом. Словно понимает, как она смущена оттого, что встретила его здесь, где никого нет, кроме них двоих… Лошади, разумеется, не в счет. Неожиданно Бак взял ее руку и, разжав пальцы, положил ей в ладонь шар.
— Ты это искала? — проговорил он, слегка сжимая ей руку.
— Да, спасибо, Бак, — с трудом выдавила Холли. Ее сердце бешено колотилось. — Мне надо идти. Я должна вернуться, меня ждет… Мак. — Сказать-то сказала, но с места не сдвинулась, ноги словно прилипли к земле.
Взгляд Бака будто гипнотизировал ее. Ну что ты уставилась на него? — мысленно отчитала она себя. Пускай он красив, это еще не повод пожирать его глазами. Да и вообще, это неприлично. Леди так себя не ведут.
— Тебя ждет Мак, твой будущий муж, — повторил вслед за ней Бак.
— Да, муж. Будущий, — запинаясь, произнесла Холли. Рядом с Баком она забыла про все на свете.
Все еще не в силах сдвинуться с места, Холли наблюдала за тем, как Бак достал из заднего кармана потертых джинсов старые кожаные перчатки и не спеша, с большой тщательностью, как бы смакуя свои движения, натянул их.
— Твой будущий муж, любовь всей жизни, — проговорил он, поправляя фетровую шляпу.
Холли отчетливо видела, что Бак улыбается. Значило ли это, что он знал правду об их с Маком отношениях?
Холли помнила, что, когда она приехала этим летом в имение Брубейкеров, Бак был единственным из семьи, кто, казалось, не проявил никакой радости по поводу ее появления.
Она пыталась несколько раз заговорить с ним, но он все время уклонялся от разговора. Странно. Он будто избегает ее. А в детстве они так дружили!
Да, из всех братьев Бак изменился сильнее всех. Он стал каким-то чужим. Хоть и красивым настолько, что дух захватывает.
Хватит стоять здесь и пялиться на него, подумала Холли, а вслух произнесла:
— Еще раз спасибо.
Бак наклонил голову и молча пожал плечами.
— Мне надо идти к… — Она запнулась. Ну почему она все время забывает, как зовут ее так называемого жениха?
— К Маку, — подсказал Бак.
— Да, к Маку.
Пользуясь тем, что никто не видит его, Бак смотрел Холли вслед, зачарованный ее грациозной походкой. Как красиво она двигается! Сколько в ней достоинства и легкости! Да, Холли Фергюсон превратилась в красивую женщину, о которой любой мужчина может лишь мечтать.
Она стала настоящей красавицей, высокая, стройная. Холли обладала удивительным обаянием. Бак чувствовал, что теряет голову рядом с ней. Да, за такой девушкой он был бы не прочь приударить. Однако стоп, о чем он думает? Ведь Холли — невеста его брата. Ну да, хороша собой, ну да, заставляет его сердце биться сильнее, так что с того? Кое-что о порядочности он слышал. Чтобы соблазнять невесту своего брата?.. Нет уж, он сумеет удержать свои чувства в узде. Но отвести глаз от Холли Бак все-таки не мог и презирал себя за слабость.
Надо завести подружку, чтобы выбила эти глупые мысли из его головы, сказал он себе.
Холли подбежала к Маку, покосилась на большой дом и как-то уж слишком пылко прильнула к Маку в поцелуе.
Все, хватит! Надо как можно реже встречаться с ней — тогда и думать о ней перестану, решил Бак и, отвернувшись, направился в глубь конюшни.
— Почему так долго? — удивленно спросил Мак, когда Холли наконец появилась. — У папы, наверное, уже началась изжога от волнения. Помаши ему рукой.
Холли помахала рукой Большому Дедди, который по-прежнему стоял у окна библиотеки, а Мак крепко обнял ее за талию.
Девушка невольно посмотрела в сторону конюшни, ища глазами Бака. Но его не было видно. Должно быть, ушел. Вот и хорошо. Ей не хотелось, чтобы Бак видел, как ее обнимает Мак. Холли поспешила высвободиться из объятий Мака и огляделась в поисках молотка для крокета.
— Наш план работает, — довольно произнес Мак. — Отец, кажется, оставил меня в покое, больше не подыскивает мне невест.
— Удивительно, как наши родители похожи! Ты в этом сам убедишься, когда они приедут сюда, чтобы навестить свою единственную дочь и ее любимого жениха! — усмехнулась Холли и ударила по шару. Проследив глазами за его движением, она удовлетворенно кивнула.
— Единственное, чего мы с тобой не учли в нашей затее с фальшивой помолвкой, — проговорил Мак, — так это то, как всем объявить, когда придет время, что мы всего лишь пошутили. Я не уверен, что нас поймут и одобрят.
Холли покрутила на пальце обручальное кольцо с массивным бриллиантом и произнесла задумчиво:
— Они могут обидеться. Особенно мои родители. Жаль, что не задумалась об этом раньше. Знаю, мы всего лишь хотели отделаться от их назойливых нравоучений. Мы оба сделали то, чего от нас добивались. Обручились. Родители довольны и мы прекрасно провели лето, не слыша их бесконечных упреков и советов, как жить. Но что нам делать теперь?
Холли закусила губу и потерла переносицу кончиком указательного пальца. Замужество в данный момент никак не входило в ее планы. В отличие от родителей, она считала себя еще слишком молодой для замужества в свои двадцать семь лет. У нее были обширные планы, чем заняться в жизни, она хотела многое сделать для людей, причем бескорыстно, чего совершенно не понимал ее отец, нефтяной магнат.
Становиться домашней хозяйкой, женой, матерью, привязанной к дому и к мелким бытовым заботам, никак ей не улыбалось. Если она когда-нибудь выйдет замуж, то это будет ее собственный выбор. Ее мужем станет человек, в которого она безумно влюбится, человек, который разделяет ее идеалы и устремления. А не тот, кого ей подсовывает отец, исходя из своих деловых расчетов. И, конечно же, не Мак. Слава Богу, Мак, кажется, чувствовал то же самое по отношению к ней.
Когда они объявили о помолвке, это казалось идеальным решением для обоих. Вначале все шло хорошо, но со временем им становилось все труднее и труднее делать вид, что они пылко влюблены. Надо срочно придумать выход из того нелепого положения, в которое они себя поставили.
Холли посмотрела на Мака. Его словно что-то гнетет. Едва ли он пытается найти выход. Нет, его переживания не связаны с ней, Холли была в этом уверена. Он словно чувствовал, что под его ногами вот-вот разверзнется бездна, но что у него за проблемы, девушка не решилась спросить — не настолько они с Маком были близки.
Странно, но она не чувствовала абсолютно ничего по отношению к Маку, хотя он был красив и временами мог быть даже обаятелен. Они совершенно не подходили друг другу. Увы, но это так. Они друзья, и только.
Холли задумалась: а встретит ли она когда-нибудь человека, какого рисовала в своих грезах? Человека, способного заставить ее позабыть обо всем на свете?
Неожиданно перед ее мысленным взором возникло лицо Бака. Почему она думает о нем? Ведь она его совсем не знает! И ведет он себя так, словно пытается избежать ее общества. И все же она думает о нем…
— Что с тобой, Холли? — озадаченно спросил Мак, глядя на нее.
Девушка от неожиданности вздрогнула.
— Ничего, просто задумалась.
Мак кивнул.
— Ладно, только не задумывайся слишком надолго, а то я чувствую себя лишним, — сказал он и привычным жестом обнял Холли, сделав вид, будто целует ее в щеку.
Холли непроизвольно скосила глаза в сторону конюшни. Ей показалось, что она заметила там какое-то движение. Внезапно она увидела Бака. Уголки его губ были насмешливо приподняты. И снова у нее возникло ощущение, будто он знает об обмане. Знал, что они с Маком только притворяются влюбленными. Она прочла это в его глазах, слишком проницательных. Холли инстинктивно вцепилась в рукав Мака.
— Эй! Поосторожнее! — воскликнул он. — Убедительность — это, конечно, хорошо, но зачем одежду-то рвать!
— Извини, — пробормотала Холли. — Я, должно быть, устала.
— Ну, какие проблемы? Давай закончим, — предложил Мак.
— Да, пожалуй, — согласилась Холли, помимо своей воли переведя взгляд в сторону конюшни.
На этот раз она никого там не увидела. Слава Богу, подумала девушка. Бак ушел.
В этот момент они услышали голос Мисс Клариссы:
— Мак, дорогой, оторвись на минуточку. Отец хочет поговорить с тобой насчет даты.
— Какой даты? — удивленно спросил Мак.
— Зайди к нему и поговори с ним сам. Он ждет тебя в библиотеке, — ответила Мисс Кларисса.
— Хорошо, мама, — произнес Мак и, повернувшись к Холли, сказал:
— Наверное, он хочет поговорить о дне нашей свадьбы.
— О Боже! И что же ты будешь делать? — испуганно выдохнула Холли.
— Не волнуйся. Что-нибудь придумаю, — заверил ее Мак и направился к дому.
Холли осталась одна. Снова одна.
Весьма странно для влюбленных, подумал Бак. Они так редко бывают вместе. Вот и сегодняшнюю игру затеяли словно напоказ.
Холли шла по залитой солнцем лужайке, погруженная в свои мысли, не слишком веселые, судя по выражению ее лица.
Солнце освещало ее стройную фигурку, ветер играл легкой юбкой.
Холли не спеша подошла к скамейке, скрытой в тени раскидистого дерева, и села, положив ногу на ногу и подставив лицо падающему сквозь листья солнечному лучику.
Так вот откуда у нее веснушки, подумал Бак и огляделся, пытаясь отыскать взглядом Мака. Как всегда, где-то пропадает. И почему Мак так редко бывает с ней? Хотя какое мне до них дело! Это их проблемы, заключил Бак. Какая ему разница, если брат пренебрегает своей невестой?
«Пойди и поговори с ней», — посоветовало Баку сердце.
«Держись от нее подальше», — возразил разум.
Да что плохого будет, если он подойдет и посидит с ней пару минут? Поговорит о погоде? От него не убудет, да и она обрадуется. Кому приятно слоняться по поместью дни напролет в абсолютном — ну почти абсолютном одиночестве!
«Не играй, парень, с огнем!» — снова предостерег его разум.
«Ну давай, что тебе стоит, поговори с ней», — подстегивало его сердце.
Ерунда какая-то! В Холли нет ничего особенного, она та же девчонка, с которой они играли, когда были детьми. Ну, подросла немного, так что с того? Это еще не причина, чтоб смущаться. Мужчина он или нет?!
И Бак решительным шагом направился к Холли. Легко перемахнул через изгородь и в два шага оказался перед ней.
Почувствовав его приближение, Холли открыла глаза и, улыбаясь, посмотрела на него. Так может смотреть на смертного лишь богиня.
Бак ощутил, что теряет присутствие духа. Он собрался было повернуться и убежать, но тут Холли произнесла голосом, сводящим его с ума:
— Привет!
— Ты не знаешь, какую погоду обещали на завтра? — спросил Бак первое, что пришло ему в голову.
— Ну… — Холли слегка замялась. Появление Бака ее смутило. — Кажется, я слышала, до конца недели продержится солнечная погода.
Даже не поблагодарив ее за ответ. Бак круто развернулся и быстрым шагом направился обратно в сторону конюшни, которая представлялась ему относительно надежным убежищем. Затея поговорить с невестой брата оказалась неудачной. Холли сводила его с ума. Ему хотелось заключить ее в объятия, целовать до потери сознания, а вовсе не говорить о погоде!
— А! Заходи, заходи! — воскликнул Большой Дедди, когда Мак появился в дверях. — Какая радость, должен тебе сказать, наблюдать за тобой и малышкой Холли. Прямо-таки два голубка. Прекрасная девушка, я рад, что вы с ней поладили. А еще больше рад, что ты за ум наконец взялся. Вон, гляди, какой вымахал, а ума не нажил. Ну ничего, вот женишься — образумишься. — Говоря это. Большой Дедди погрозил зачем-то пальцем. Маку на это нечего было возразить, и он предпочел промолчать.
Большой Дедди кивнул. То, что сын не бунтует, уже хорошо, обычно Мак, да и все его сыновья — стая волков, по определению самого Большого Дедди, — не стеснялись открыто выражать свое недовольство. А недовольны они были всегда. Значит, раз Мак слушает, то со всем согласен.
— Так вот. Знакомы вы с Холли давно, обручились уже, так зачем же со свадьбой тянуть? Думаю, пора определиться с датой, — заявил Большой Дедди, глядя на календарь. — Сентябрь! Почему бы не устроить свадьбу в сентябре? — проговорил он задумчиво. — Впереди еще месяц, чтобы успеть сделать нужные приготовления.
Большой Дедди достал из золоченой коробки сигару и раскурил ее.
— Ты прямо с места в карьер, папа, — немного обиженно произнес Мак.
— А что тянуть? Вы влюблены. Помолвлены. — Он протянул Маку календарь. — Назначь дату сам.
Мак тяжело вздохнул и встал. Он скрестил руки на груди и приготовился было излить всю накопившуюся за годы горечь и раздражение от бестактного поведения отца, как вдруг услышал за спиной голос Мисс Клариссы:
— Мак, дорогой. Тебе телеграмма.
— Телеграмма? Кто сейчас, в век компьютеров и факсов, посылает телеграммы? — удивленно воскликнул Большой Дедди.
Мак взял желтый конверт из рук матери и развернул его. По мере того как он читал, его лицо менялось.
— Ну что там? — встревоженно спросил Большой Дедди, заметив, как нахмурился сын.
Не сказав ни слова. Мак скомкал телеграмму и, сунув ее в карман, бросился к двери.
— Мак! Ты куда? — прогремел возмущенный голос Большого Дедди.
— Мне надо отлучиться по делу, — бросил Мак.
— Отлучиться? — в унисон воскликнули Мисс Кларисса и Большой Дедди.
— Да, уехать, отправиться в небольшое путешествие.
— И когда ты намерен вернуться?
— Как только найду то, что ищу. — Мак вылетел из библиотеки, желая избежать дальнейших расспросов.
Большой Дедди поспешил к окну. Он увидел, как Мак, подойдя к Холли, начал что-то объяснять ей. Судя по выражению лица, девушка не слишком-то обрадовалась сообщению.
— Ничего не понимаю! Что происходит? — рассерженно произнес глава семейства, бросив недокуренную сигару в пепельницу.
— Я тоже ничего не понимаю, — пробормотала Мисс Кларисса. — Но прошу тебя, не вмешивайся хотя бы на этот раз. Пусть они сами разберутся в своих делах.
Глава 2
Мак женат? — думала Холли озадаченно.
Но еще больше ее удивило то, что Мак ужасно разнервничался, когда получил телеграмму. Бросился к джипу, и через секунду на дороге взметнулось облачко пыли, скрыв его из виду. Не собрался, не попрощался ни с кем…
Холли стояла ошеломленная новостью. Мак женат! Более того, он просил никому не говорить об этом и в его отсутствие продолжать делать вид, будто бы ничего не произошло.
— Пожалуйста, ни при каких обстоятельствах не говори никому, что я женат, — умоляющим голосом повторял Мак. — Во всяком случае, до тех пор, пока я не вернусь. Обещаешь? Видишь ли, это длинная история, а сейчас у меня нет ни секунды свободного времени. Когда вернусь, я непременно обо всем расскажу. Но до моего возвращения никто ничего не должен знать, иначе родственники непременно вмешаются и все разрушат. Мое будущее зависит от твоего молчания.
Мак умоляюще смотрел на Холли. Она хотела было что-то спросить, но Мак не дал ей такой возможности.
— Только не сейчас. Я должен бежать. Обещай мне, что будешь молчать!
Холли видела: Мак в отчаянии. Разве могла она не поверить ему? Раз просит так настойчиво молчать, значит, это действительно важно. Да и как она могла отказать ему? Она же обязана Маку за то, что он согласился разыграть перед родственниками этот глупый спектакль с помолвкой.
Вначале все выглядело вполне невинно. Холли просто хотела, чтобы родители подумали, что она уже нашла себе жениха, и оставили ее в покое хотя бы на это лето. Тогда она не задумывалась о последствиях, о том, насколько может обидеть их.
Перед ее мысленным взором возникло счастливое лицо Большого Дедди, наблюдающего за ними из окна, и ей стало стыдно. Идея принадлежала ей. Она втянула в эту ложь Мака. И теперь Мак требовал от нее ответной лжи. Причем утверждал, будто от этого зависит его будущее…
— Хорошо, — кивнула Холли. — Обещаю. Когда ты вернешься?
— Не знаю, — бросил на ходу Мак. — Но не раньше, чем через пару недель. Спасибо, Холли. Мне понравилось быть твоим женихом.
Оставшись одна, Холли почувствовала, как отчаяние сжимает ей сердце. Что она будет делать здесь одна в течение двух, а возможно, и более недель? Как она посмотрит в глаза своим родителям, когда они приедут сюда, чтобы воочию убедиться, что их дочь счастлива со своим женихом? Как она одна сможет продолжать разыгрывать этот спектакль? Паника начала охватывать ее. Тревожные мысли грозили лишить спокойствия.
Неожиданно она вспомнила о Баке. Вспомнила его проницательные глаза, то, как он смотрел на нее. Он определенно знал об их обмане с самого начала. Он не мог не догадаться об этом. И теперь, когда Мака не было рядом, ей уже было не спрятаться от Бака. Одному Богу известно, что он намерен предпринять! Вдруг не захочет молчать?
Самое лучшее в данной ситуации — избегать встреч с ним, решила для себя Холли. Но легко сказать! Они живут в одном доме, едят за одним столом!
Холли сама не могла понять, что ей делать: плакать или смеяться? Все началось как шутка, а теперь она одна должна расхлебывать последствия.
От отчаяния девушка была готова расплакаться. Мак уехал, ничего не объяснив; она со своими бедами даже в жилетку никому поплакаться не может. Ну и в глупое же положение она сама себя поставила…
Уж не плачет ли она? — подумал Бак, вглядываясь в Холли. Плечи девушки предательски вздрагивали. А вдруг ему это только кажется? Что бы с ней ни происходило, это не моего ума дело, сказал он себе. В конюшне есть чем заняться, нечего забивать себе голову разными глупостями. Однако перестать размышлять над тем, почему Мак уехал, да притом так поспешно, он не мог. Убитый вид Холли не давал ему покоя. Баку хотелось броситься к ней, обнять, расспросить, в чем дело. Но… ведь она невеста его брата. И — стараясь быть с собой честным — Бак признавал, что неравнодушен к Холли; и если соберется помочь ей, то сделает это вовсе не ради брата.
Почему в мире все так несправедливо? — думал Бак. Этому обормоту Маку досталась такая прекрасная женщина, а он этого не ценит и обращается с ней крайне пренебрежительно.
Будь она моей невестой, я бы носил ее на руках, подумал Бак в отчаянии оттого, что его мечтам не суждено сбыться.
— А, вот ты где! — услышал Бак голос Большого Дедди, вернувший его из мира грез вновь на землю.
— Ты искал меня? — спросил Бак.
— Да.
— В чем дело?
— Хотел спросить тебя о Маке. Не знаешь, что с ним?
— Ни малейшего понятия. А что?
— Он получил какую-то телеграмму и через мгновение умчался. Вот я и хотел спросить тебя, что у него могут быть за дела, да еще такие срочные, чтобы срываться с места, никому ничего не объясняя? Сказал только Холли, что вернется через пару недель.
— Может, Холли известно, почему он уехал?
— Нет, он и ей ничего не объяснил. Бедная девочка расплакалась. Ну, я ему задам жару! Пусть только вернется, я ему уши надеру! Это ж надо — бросить невесту перед самой свадьбой. Личные дела! Да какие у него могут быть личные дела? Холли — вот его самое главное личное дело! Этот оболтус не понимает, что порочит честь семьи! Вот что, сынок, мне нужна твоя помощь, — доверительно сказал Большой Дедди.
— Моя помощь? — удивился Бак.
— Да. Ты должен занять Холли в отсутствие Мака. Чтобы она не чувствовала себя покинутой и одинокой.
— Но почему я? — еще больше удивился Бак.
— Потому что больше некому. Бру и Пенелопа слишком заняты. Пенелопа в положении, и Бру не отходит от нее ни на шаг. Пэтси в Европе и, насколько я понимаю, не торопится возвращаться. Остальные мальчишки еще слишком малы для таких поручений. Мы не должны допустить, чтобы Холли поссорилась с Маком. Она должна почувствовать себя желанной в нашей семье. И это твоя задача, сын.
— Нет, я не… — начал было Бак, но отец резко оборвал его:
— Не хочу ничего слышать. Это дело чести семьи Брубейкер! — заявил он. — Займи ее разговорами, возьми ее на прогулку, сходите, в конце концов, на танцы или еще куда-нибудь. Познакомь ее с местными жителями. Уверен, тебе это не составит труда, ведь вы знаете друг друга с детства и когда-то неплохо друг с другом ладили.
Верно, ладили, вот только мы уже не дети, подумал Бак, а вслух произнес:
— Нет, папа. Я не могу. Развлекать невесту брата! Да Мак мне уши оборвет, если узнает.
— Чушь! Она скоро станет членом нашей семьи, и поддерживать с Холли нормальные отношения — твой долг. Полагаешь, я не вижу, что ты всячески ее избегаешь? Не думай, что мне это нравится.
Да, Бак избегал Холли, но по причине, о которой не рискнул бы сказать отцу, опасаясь, что тот взорвется от негодования.
— У меня много дел на ферме. Я не могу вот так взять все и бросить, — попытался найти оправдание Бак.
— Ерунда! — отрезал Большой Дедди. — У нас полно наемных рабочих. Они справятся и без тебя. Ты, кстати, это прекрасно знаешь. Так что никаких отговорок я не принимаю. Немедленно иди переоденься и утешь бедную девочку. Нехорошо оставлять ее одну. Взгляни, крошка вне себя от горя. У меня сердце разрывается, глядя на нее. Ну же, хватит смотреть на меня так, словно я тебя на каторгу посылаю! Кстати, заодно узнаешь, что у них произошло с Маком.
— Не нравится мне эта идея, — пробормотал Бак.
— Хватит разговоров, это приказ, — твердо произнес Большой Дедди. — Ты вспомни, как Мак спас тебе жизнь, когда ты тонул. Так помоги же ему сейчас. Удели немного внимания Холли, выручи брата, а заодно и поддержи честь семьи Брубейкер.
Бак в задумчивости почесал затылок, взглянул на убитую горем Холли — девушка направлялась к увитой плющом беседке, — и сердце его дрогнуло. Отец сам не понимает, на что толкает его. Но он прав: нехорошо оставлять человека одного, когда он страдает.
— Мы все рассчитываем на твою помощь, Бак, — произнес Большой Дедди.
— Вот, возьми. Выпей, — услышала Холли мужской голос и, подняв голову, увидела Бака.
Он стоял на пороге беседки и протягивал ей стакан с холодным чаем.
Она совсем не слышала, как он подошел, — должно быть, слишком была поглощена своими мыслями.
— Спасибо, — пробормотала Холли, принимая стакан из рук Бака.
Она с удовольствием прижала холодный запотевший стакан к своей пылающей щеке.
— Не возражаешь, если я присяду рядом? — спросил Бак.
Холли не слишком была рада его вторжению. Она хотела побыть одна. Здесь, в беседке, она надеялась спрятаться от окружающих, от возможных расспросов о Маке. Но раз Бак заглянул сюда, было бы невежливо просить его оставить ее в покое. Она немного подвинулась, освобождая место на небольших качелях, что находились в беседке. Может быть, ей удастся, обменявшись дежурными любезностями, побыстрее избавиться от его общества.
Еще и часа не прошло с отъезда Мака, а она уже не знала, куда деть себя от беспокойства.
— У тебя все в порядке? — спросил Бак. Холли опасалась смотреть ему в глаза, боясь, что он все поймет. Если и прежде, подозрение, что Бак догадывается об обмане, не давало ей покоя, то уж сейчас она не находила себе места от беспокойства. Она с трудом контролирует свои эмоции, а потому Баку не составит труда догадаться об истинной причине ее переживаний.
— Да, спасибо. У меня все в порядке. Почему ты спрашиваешь? — произнесла Холли, упершись взглядом в рубашку Бака — на всякий случай, так безопаснее.
— Да просто так, — ответил Бак и отпил из своего стакана холодного чая со льдом. — Отец попросил меня занять тебя, пока Мак не объявится через пару дней…
— Недель, — поправила его Холли.
— Верно, недель, — кивнул Бак. В молчании они слегка покачивались на качелях.
Холли чувствовала тепло, исходящее от Бака. Внезапно ей стало жарко — жар сжигал ее изнутри. Холли пошевелилась, пытаясь избавиться от этого ощущения.
— А куда он уехал? — спросил Бак.
— Куда? — переспросила Холли и начала лихорадочно перебирать возможные варианты ответа. — Ну, уехал туда, где ему надо быть, — попыталась выкрутиться Холли, однако чувствовала, что Бак ждет более обстоятельного ответа.
— Это где же?
— Ну… Понимаешь, это такой интимный вопрос… Ему надо побыть одному некоторое время, чтобы… — Она запнулась, не зная, что сказать дальше. Бак терпеливо ждал, прихлебывая холодный чай со льдом. — Ему надо разобраться в своих чувствах, — проговорила она не слишком уверенно.
— Разобраться в своих чувствах? — недоуменно переспросил Бак. Ответ Холли его озадачил.
— Ну, это личное дело… — протянула она. Ладно, пусть думает о Маке что хочет, но лучше объяснения мне ни найти, решила Холли.
Бак от неожиданности поперхнулся.
— Мак что, еще не уверен в своих чувствах? — спросил он и закашлялся.
Холли похлопала его по спине. И совершенно напрасно: ее словно ударило током, стоило ей прикоснуться к Баку.
— Женитьба — шаг слишком ответственный, вот он и намерен подумать. А для этого необходимо время, уединение, наконец.
— Ты хочешь сказать, что он… — начал Бак недоверчиво. Ужасное подозрение закралось ему в душу.
— Нет-нет, он любит меня, конечно, просто… — продолжала отчаянно выкручиваться Холли.
— А почему он так внезапно уехал? Никому ничего не сказал, — продолжал недоумевать Бак.
— На самом деле он давно собирался…
— Давно? И об этом никто не знал?
— Да. Так бывает. Ведь и у тебя наверняка есть секреты, которыми ты ни с кем не делишься, я ведь права? Вот и Мак… Он решил, что должен побыть один, разобраться в себе.
— Понимаю, — протянул ошеломленный Бак. — А о чем была телеграмма, которую он получил?
— Телеграмма? — переспросила Холли, чтобы выиграть время и что-нибудь придумать. Она была готова растерзать Мака за то, что вынуждена лгать.
— Ну да. Телеграмма, которую он получил перед отъездом.
— А! Телеграмма! Должно быть, он забронировал номер в отеле, и вот ему сообщили, что номер свободен… — Холли сама понимала, что несет чушь, но сейчас главное — говорить что-нибудь, только не молчать!
— Понимаю… Извини, что я допытываюсь, просто Большой Дедди просил узнать подробности. Он так удивлен поведением Мака.
— Да ничего. Бак. Я не обижаюсь, — ответила Холли, с облегчением почувствовав, что первая полоса препятствий уже пройдена.
Она оторвала глаза от своих пальцев, судорожно сжимавших стакан с чаем, и посмотрела Баку в лицо. Это было ошибкой. Глаза Бака словно гипнотизировали ее. Она чувствовала, что утопает во взгляде этих умных, добрых карих глаз. Никогда прежде она еще такого не испытывала.
Интересно, поверил ли он во весь этот бред, что я несла про Мака? — подумала она. Однако, продолжая смотреть в его глаза, она поняла, что он не думает о Маке. И совсем не важно, что она говорит. Ей показалось, она видит в его взгляде восхищение, и от этого в ее душе разливалось неведомое дотоле тепло.
Неожиданно Бак отвел глаза и спросил:
— А почему Мак никогда не говорил об этом?
— Это личное, деликатное дело, — ответила Холли и добавила:
— Я надеюсь, ты тоже никому не расскажешь?
— Конечно, я понимаю, и меня, в общем-то, не слишком интересует, почему он уехал. Все, что я хочу знать, — это сколько времени мы должны будем прикрывать его отсутствие здесь, на ферме и в фирме «Брубейкер Интернэшнл». Ты знаешь, он занимает пост вице-президента.
Холли была удивлена. Они с Маком никогда не обсуждали его карьеру. Он просто исчезал каждый день на восемь часов, в то время как она загорала у бассейна.
— Да, знаю. Он говорил мне об этом.
— У него еще много других обязанностей. Он начальник отдела экспортных поставок фирмы «Брубейкер Интернэшнл».
— Да, верно.
— Старший менеджер «Брубейкер петролеум продактс компани».
— Точно.
— Председатель Совета фирмы.
— Все так, — кивнула Холли.
— Кто-то должен работать вместо него. Меня интересует именно эта сторона проблемы, — уточнил Бак.
Холли слегка оттолкнулась ступней от пола и немного качнула качели, на которых они сидели.
Некоторое время они молчали.
На дереве, что росло неподалеку, появилась настороженная белка. Через несколько секунд она стрелой метнулась вниз по стволу и исчезла из виду.
Холли посмотрела на небо. Легкое облачко закрыло на несколько минут жаркое солнце.
Бак пристально смотрел на Холли. Странно, она и не подозревает, чем зарабатывает себе на жизнь ее жених. Все должности, что назвал Бак, занимал отнюдь не Мак, а Бру, кроме председателя Совета фирмы — эту должность сохранил за собой отец.
Что касается ранчо, то здесь делами заправлял Бак. В обязанности же Мака входил лишь контроль за некоторыми сделками по продаже нефти.
Странно, что Мак не рассказал Холли о своей работе, подумал Бак. Что за отношения между ними? Будь Холли его — Бака — невестой, у него не было бы от нее секретов.
— Ну, как тебе понравилось проводить здесь лето? — спросил Бак. Хотя спросить он хотел совсем о другом. Ему было ясно, что Холли что-то скрывает, и теперь он больше всего на свете хотел выяснить это.
— Спасибо. Просто изумительно. Я никогда так не расслаблялась, — ответила она.
Расслаблялась? — озадаченно подумал Бак. И таким образом она называет самое значительное в своей жизни событие? Что она нашла здесь свою любовь? Мужчину, за которого собралась выйти замуж? Он решил обдумать это свое наблюдение позже.
— Сколько лет прошло с тех пор, как мы бегали здесь с тобой вдвоем? — мечтательно проговорил Бак.
— Лет двадцать, — произнесла Холли задумчиво.
— Да, давненько.
— Мне было семь или восемь, когда мы переехали в Оклахому.
— Тебе было восемь, — уверенно сказал Бак.
— Ты помнишь? — удивилась Холли.
— Нам обоим было по восемь, — сказал Бак. — Кроме того, я помню пирог из глины.
— А, это тот, что мы пытались съесть на берегу реки? — засмеялась Холли.
— Не мы, а вы все. Я отговорил вас.
— Помню. Ты предложил съесть вместо пирога из глины пирог из кузнечиков с лягушками. — Холли поморщилась:
— И твоя сестра Пэтси была готова последовать твоим уговорам.
— Но в последнюю минуту передумала.
— Да, я все это помню, — задумчиво произнесла Холли.
Бак оттолкнулся ногой, и качели вновь пришли в движение. Он и Холли принялись с удовольствием вспоминать прошлое.
— А помнишь, как мы гоняли часами на велосипедах по тенистой аллее? Ты, Мак, я, Бру и Пэтси? — задумчиво произнес Бак.
— Мы играли в грабителей поездов. Пэтси ложилась поперек дороги, и состав из велосипедов останавливался. В это время из кустов выскакивал Мак и грабил поезд! — засмеялась Холли.
— А Пэтси всегда жаловалась Большому Дедди на нас, не помню, правда, за что. Но отец всегда принимал ее сторону.
— Да, это было давно. Очень давно, — немного погрустнев, произнесла Холли.
— Да. И кто мог тогда подумать, что ты влюбишься в Мака? — проговорил Бак.
— Да. Кто бы мог подумать, — эхом ответила ему Холли. Кто бы мог подумать, что все сложится именно так, как сложилось, подумала она, но, разумеется, не рискнула сказать это вслух.
Качели остановились, и время, казалось, замерло вместе с ними.
Холли повернула голову и посмотрела на Бака. Их взгляды встретились. Бак ощутил неистовое желание схватить Холли в объятия и зацеловать до потери сознания… Нет, он не годится для задачи, которую поставил перед ним отец. Завтра же скажет Большому Дедди, что отказывается от поручения.
Ну и что из того, что Мак спас ему жизнь? Он отплатит Маку потом как-нибудь иначе. Самое лучшее решение для него — это, как он и решил прежде, избегать Холли.
Надо сейчас же встать и уйти, подумал Бак.
— Ну, пора. — Бак вскочил с качелей. — Я просто хотел справиться у тебя, как ты себя чувствуешь. Спокойной ночи, — выпалил он на одном дыхании и собрался уходить, как вдруг Холли произнесла:
— Я, пожалуй, тоже пойду. Уже действительно поздно. — Она посмотрела на часы. — Мы можем опоздать к ужину. Пойдем вместе.
— Хорошо, — выдавив на своем лице улыбку, пробормотал Бак. Он протянул руку и помог Холли подняться. — Осторожно, здесь ступенька, — предупредил ее Бак, но сам неожиданно оступился.
Он схватился за руку Холли и с трудом удержал равновесие. Их взгляды встретились. И снова Бака охватило желание обнять Холли… Нет, так не пойдет, надо взять себя в руки, решил он.
Глава 3
Бак бросил книгу на пол, оторвал голову от подушки и посмотрел на часы. Почти полночь. В доме тихо. Вероятно, все уже спят. Бак весь вечер ждал, закрывшись в своей комнате, этого момента, чтобы незамеченным спуститься на кухню и что-нибудь перехватить.
Он хорошо помнил удивленное лицо Холли, когда, едва кивнув ей, промчался мимо по лестнице к себе в комнату и заперся. Теперь Баку ничего не оставалось, как лежать на кровати, уставившись невидящими глазами в руководство по эксплуатации трактора, которое он нашел у себя на ночном столике, и ждать ночи.
Бак резко сел на кровати и, схватив по душку, в бессильной ярости запустил ею в дверь.
Если бы я мог контролировать свои чувства всякий раз, когда вижу Холли, я бы не выглядел таким идиотом в ее глазах, да и в глазах окружающих! — с досадой подумал он. Я бы мог спокойно остаться вместе со всеми за обеденным столом, вместо того чтобы сидеть в одиночестве в своей комнате.
В этот момент желудок снова начал яростно требовать еды, и Бак, посмотрев для верности еще раз на часы, решительно поднялся с кровати. Он натянул джинсы и босиком осторожно, на цыпочках подошел к двери. Едва приоткрыв ее, он убедился, что в коридоре никого нет. Облегченно вздохнув, Бак быстрыми бесшумными шагами заспешил вниз по лестнице, ведущей на кухню.
Медленно двигаясь на ощупь в темноте, Холли неуклонно приближалась к заветной цели — мерцающему в полумраке массивному корпусу холодильника, который содержал в своем объемистом чреве все, что нужно было ей для усмирения своего разыгравшегося аппетита. Она осторожно переступала босыми ногами по полу кухни.
Холли не могла припомнить, где находится выключатель, но это было даже лучше. Она не хотела привлекать к себе внимание. Незачем будить людей. Внутри холодильника светло; а что еще ей нужно? При мысли о еде желудок у нее радостно заурчал.
Холли поспешно прижала руки к животу, словно могла таким образом утихомирить его.
После того как Бак столь бесцеремонно бросил ее в столовой, убежав к себе наверх, Холли, сославшись на головную боль, закрылась в своей комнате. С Баком творилось что-то неладное. Он был то нежен и приятен, то становился резок и замкнут.
— Оооо! — застонала Холли от боли, ударившись голенью о какой-то угол. Обо что именно она ударилась, Холли не разобрала: слишком было темно. Она готова была растерзать Мака. Если бы он не умчался столь внезапно, ей бы не пришлось терпеть мучительные расспросы за обеденным столом. Или пристальный взгляд Бака.
О эти пристальные глаза младшего брата Мака!
Она чувствовала себя так неловко и в то же время так хорошо, когда он смотрел на нее… Ничего подобного она не ощущала с Маком. Да, вероятно, ей стоит опасаться Бака, если он способен так действовать на нее.
Вытянув вперед руки, Холли сделала еще несколько шагов к тому месту, где неясно вырисовывался холодильник, и в этот момент уперлась во что-то теплое. Вскрикнув, она в страхе отпрянула.
— У нас с тобой становится традицией встречаться на ощупь, — услышала Холли знакомый голос. У нее перехватило дыхание.
— Бак? — прошептала Холли и снова вытянула руки, чтобы убедиться, что это не галлюцинация.
— Он самый, во плоти, — заверил ее Бак.
— Действительно, — пробормотала Холли и отдернула руки, словно обжегшись. Она благодарила Бога, что Бак не может видеть ее горящие от смущения щеки. — Что ты делаешь здесь в такой поздний час? — спросила девушка, пытаясь придать своему голосу как можно больше безразличия, чтобы Бак ни в коем случае не догадался, насколько она смущена этой неожиданной встречей в кухне у холодильника.
— То же я могу спросить и тебя, — ответил ей Бак. — Я скрываюсь от отца. А ты?
— Я? Я… я просто не знаю, где выключатель, — неуверенно пробормотала она и, отступив на шаг, больно ударилась бедром обо что-то твердое. — Вот черт! — невольно выругалась Холли.
— Ударилась? Тебе больно? — встревоженно проговорил Бак и приблизился к ней.
Холли наклонилась, чтобы потереть ушибленное место, и уперлась головой в грудь Бака.
— Где у тебя болит? — пробормотал Бак, скользнув рукой по ее бедру. — Здесь?
— Нет! Не надо! — вскрикнула Холли, увертываясь от его прикосновения.
— Ох, извини, — сконфуженно произнес Бак.
— Мне просто больно, — попыталась объяснить Холли. Она начала осторожно массировать ушибленное место. Рука Бака лежала на ее талии.
— Теперь легче? — спросил Бак. Она ощутила его теплое дыхание на своей щеке.
— Угу, — кивнула она. — Немного лучше.
Бак гладил ей спину, заставляя ее сердце учащенно биться. Она прижалась к обнаженной груди Бака, и оба замерли.
Бак медленно провел губами по ее волосам. Холли откинула голову и тут же ощутила на своих губах его дыхание. Так они стояли, казалось, целую вечность. Холли почувствовала легкое головокружение.
Если он не поцелует меня, я упаду в обморок, пронеслось у нее в мозгу.
В этот момент Бак неожиданно отстранился от нее и произнес сдавленным голосом:
— Тебе лучше сесть.
— Да. Вероятно, — согласилась Холли. Она почувствовала разочарование в его голосе. Она тоже была немного разочарована, что было весьма странно, так как всего лишь минуту тому назад поклялась себе избегать этого человека. А теперь вот она мечтала, чтобы он поцеловал ее.
— Сейчас я зажгу свет, — пробормотал Бак. Он щелкнул выключателем. Нехорошо оставаться перед девушкой с голой грудью, решил Бак и, сняв висящий на крючке халат, накинул его на плечи. — Садись, — сказал Бак и подвинул Холли стул. — Ну как твой ушиб? Получше?
— Да. Спасибо.
Теперь, при ярком свете, Холли вдруг почувствовала себя неловко в ночной рубашке. Она села и скрестила руки на груди, чтобы закрыться еще больше.
— Ну так что же все-таки привело тебя на кухню в столь поздний час? — произнес Бак, стараясь не слишком разглядывать девушку, хотя соблазн был велик.
— То же, что и тебя, как я полагаю, — ответила Холли. — Я захотела есть. Ведь я не ужинала.
— Почему?
— Была не готова отвечать на многочисленные расспросы, которые, несомненно, посыпались бы на меня как из рога изобилия от твоих родителей и братьев.
— Понимаю, — пробормотал Бак. — Я собирался сделать себе пару бутербродов. На твою долю делать?
— Буду тебе премного благодарна! — кивнула Холли, прижимая ладони к животу, словно это могло успокоить его недовольство.
— Ты с чем будешь?
— С чем угодно.
— Мне нравятся покладистые женщины, — одобрительно проговорил Бак и принялся за работу.
Холли тяжело вздохнула. Да, нелегко ей приходится. Мак, впрочем не без ее помощи, поставил ее в крайне затруднительное положение. Что ей делать, она не знала. Ждать возвращения Мака или вернуться к родителям в Оклахому? И кто она в глазах окружающих? Брошенная невеста?
Она следила за ловкими движениями Бака. Он резал хлеб, овощи, ветчину, работал увлеченно, словно это доставляло ему огромное удовольствие. Она изучающе смотрела на его лицо.
Годы пошли ему на пользу. Он стал солиднее, что ли. Его красота стала более мужественной. В детстве он был симпатичным мальчиком. Светловолосый, с карими глазами. Но теперь перед ней стоял по-настоящему красивый, сильный, уверенный в себе мужчина.
— Пожалуйста! Кушать подано! — Элегантным движением, которому могли бы позавидовать парижские официанты, он поставил перед Холли серебряный поднос с двумя колоссальными бутербродами.
С благодарностью посмотрев на Бака, Холли приступила к еде, время от времени издавая одобрительные возгласы.
Бак разместился напротив Холли и принялся за свой бутерброд.
— Только не говори ничего повару. Он мне голову оторвет за то, что я вторгся в его владения, — попросил Бак.
— Буду нема как рыба, — заверила его с улыбкой Холли.
Бак смотрел на нее, пытаясь понять, о чем она думает, что чувствует. Сколько секретов таится в душе этой милой, доброй, очаровательной девушки?
— Ну, чем же ты занималась последние двадцать лет? — спросил он.
Холли была благодарна Баку за то, что он не расспрашивает ее о Маке.
— Как ты помнишь, мы переехали в Оклахому, когда я была еще ребенком, и я быстро нашла там новых друзей, чтобы есть пироги из глины и играть в Тарзана. После окончания средней школы папа пожелал, чтобы я поскорее вышла замуж и осчастливила его выводком маленьких наследников.
— Звучит знакомо, — пробормотал Бак.
— Подумай, каково было мне выдерживать это давление — мне, единственному ребенку, единственной дочери в семье, если даже тебе, одному из девяти, тяжело бороться со своими родителями.
Бак понимающе кивнул головой.
— Твой отец и мой отец сделаны из одного теста, только мой ростом повыше и говорит погромче. Но зануда похлеще твоего.
— Да? — пробормотал Бак. Он почти не помнил Джорджа Фергюсона и никак не мог предположить, что на свете может быть тиран похлеще Большого Дедди. — Так почему же ты до сих пор не вышла замуж?
— Потому что лет десять тому назад мой отец и я объявили друг другу войну. Он находил мне женихов, а я отвергала их под тем или иным предлогом. Мне было только семнадцать, когда он начал подыскивать мне пару, с расчетом улучшить свои деловые связи. Я чувствовала себя какой-то заложницей. Но самое главное — у меня были свои планы относительно того, как мне распорядиться своей жизнью.
— И что же это за планы? — спросил Бак.
Холли немного помолчала и посмотрела на Бака взглядом, полным решимости и внутренней силы. Бак понял, что у Холли действительно серьезные цели в жизни.
— Ты уверен, что хочешь это знать? — спросила Холли, и Баку показалось, что ей не особенно хочется говорить на эту тему.
— Конечно, хочу.
— Хорошо. — Она вздохнула. — Когда я еще училась в колледже, мне предложили работу в детском приюте «Дом чудес». О, Бак! Я не могу описать, насколько это было ужасно. Мы, привыкшие жить ни в чем не нуждаясь, просто не можем представить, что есть дети, у которых вообще ничего нет. Ни мамы, ни папы, ни дома. Для меня это был шок. Со временем работа увлекла меня.

Зейн Кэролин - Хитроумный план => читать книгу далее


Надеемся, что книга Хитроумный план автора Зейн Кэролин вам понравится!
Если это произойдет, то можете порекомендовать книгу Хитроумный план своим друзьям, проставив ссылку на страницу с произведением Зейн Кэролин - Хитроумный план.
Ключевые слова страницы: Хитроумный план; Зейн Кэролин, скачать, читать, книга и бесплатно